Печать 
Разворот

Я – легкая добыча. Зато я честная

Дмитрий Шепелев
 
Дмитрий Шепелев специально для «Телесемь» взял интервью у судьи шоу «Голос» Пелагеи.

Я застал Пелагею в гримерной проекта «Голос» в перерыве между бесконечными репетициями за вегетарианским обедом. Она открытая и доброжелательная, улыбчивая и эмоциональная. Чистая, как слеза сибирячки. Наивная и мудрая, несмотря на юные 26 лет. При этом она «вещь в себе»: ее не интересует, что о ней думают другие. Она не зависит от мнений со стороны. Телевидение, рейтинги, успех, внимание, суета… Это не особо ее волнует. При этом, когда мы расстались, я уходил с мыслью, что с таким талантом я был бы понаглее и меньше слушал бы маму. И почему я не спросил про ее скелеты в шкафу? Неужели нет?
– Все, что сейчас с тобой и вокруг тебя происходит –съемки шоу «Голос», внимание журналистов и интерес зрителей, репетиции и, конечно, выступления – это тебя тяготит? Ты ведь к этому не привыкла, так?
– Так. Пока не было съемок «Голоса», я готовила концерт. Поэтому особо никуда и не выходила. Я все время в вакууме нахожусь, в собственном закрытом пространстве. А тут недавно вышла в люди и поняла, насколько все изменилось. Заметила, как многие стали меня узнавать. Незнакомые люди подходят и без «здравствуйте», «извините» сразу начинают спрашивать про «Голос». Им же по другую сторону экрана не все решения жюри понятны. Я к этому не привыкла. И вообще, никогда не хотела получить известность. Наоборот. Я за личное пространство и за невмешательство.
– Ты прекрасно знаешь, что многие о таком внимании могут только мечтать.
– Это да. Но посмотри, сегодня на сцене так много людей, которые стали известны только потому, что хотели стать известными. Не за талант, а так просто, эгоистично. Это самолюбование. Это уже совсем не про музыку. Для меня же главное – чтобы человеку было что сказать. В моей команде «Голоса» остались три участника. У каждого богатейший внутренний мир. Богатейший! Пускай они не идеально поют, но я слышу в них чувство. Это для мня самое важное.
– Вы подружились?
– Это мои дети. Я их очень люблю. За них любого порву. Вот так: «Р-р-р!» Вот мы недавно собирались у меня дома, репетировали. Я угощала всех борщом.
– А другие судьи? Билан, например, водит своих подопечных домой на борщ?
– Билан шьет им платья и дарит! Вообще, мы в жюри все немного сумасшедшие. Например, позавчера в половине третьего ночи мне звонил Александр Борисович Градский с идеями для моей команды! Он не спит, думает о своих. И о моих тоже думает. И я не сплю, потому что мы репетируем. Вчера я звонила Димке, мне пришла в голову идея, какую песню дать одной из его участниц. Мы не соперники совсем.
– Наверное, очень непросто будет выбирать, с кем из подопечных прощаться в следующих эпизодах шоу?
– Очень непросто. В последней программе, где нужно было убрать некоторых участников наших команд, мы (члены жюри) буквально отдали по куску себя. Я потом не спала двое суток.
– А кому из своих ты прогнозируешь успех в будущем?
– Всем троим! Я обещала себе не читать комментарии в Интернете. Но некоторые прочла. Написали, что я выгоняю из проекта своих конкуренток. Наоборот! Я, например, предложила своей подопечной исполнить арию из фильма «Пятый элемент», которую сама пела несколько лет назад. Предложила, чтобы доказать, что не одна я могу с этой песней справиться. Я очень независтливый человек. И к критике очень спокойно отношусь.
– Ты молодец.
– Я просто точно знаю, что никто и никогда, как бы этого ни хотелось, не окажется на моем месте. Или наоборот. Поэтому даже когда мне говорят: «Ты великая певица!», я это не слушаю. Потому что есть. Но другие.
– А не жалеешь ты, например, что Севара выбрала Леонида Агутина, а не тебя?
– А может, и хорошо, что она ко мне не пошла. С ней очень сложная история. Для меня эта артистка покруче наставников! Я преклоняюсь перед ней. На мой взгляд, Севара ушла абсолютным победителем. Лёне не позавидуешь. Не могу представить, как бы я поступила на его месте. Потому что все остальные участники – это дети. И сравнивать детей с Севарой неправильно. Надо было сразу отдать ей приз.
– Ты между тем единственная девушка среди наставников «Голоса». Для тебя это комфортно?
– Да не очень. Некоторые зрители сразу переходят на личности. Прическа им не нравится, или платье на мне не то, или плачу зачем-то, или кокетничаю много... По сравнению с другими членами жюри я самая легкая добыча, потому что нет у меня такого авторитета, как у других. Зато все знают, что я честная и настоящая. И это хорошо.
– Я прочел много твоих интервью. Должен тебе сказать, что ты — мой герой. Ты занята любимым делом, ничего не просишь, счастлива тем, что имеешь, знаешь, чего хочешь, открыта к новому, о завтрашнем дне не переживаешь. Ты очень свободный человек. Все-таки хочется понять степень твоей свободы. Ты вообще зависишь от кого-нибудь?
– Я никак не завишу от сильных мира, от телевидения, от шоу-бизнеса. Никак. Завишу только от близких. В первую очередь от мамы. Я безмерно ей благодарна. По мне с детства было понятно, что я со способностями. И благодаря маме у меня никогда не возникало вопросов «А что мне делать?», «А для чего я живу?». Она всю жизнь меня направляла, ограждала от зла и к тому же всегда была довольно строга со мной. Кстати, она не хотела, чтобы я пела. В прошлом она сама певица, и судьба у нее в этом смысле сложилась довольно тяжело.
– А она указывает тебе, что делать?
– Да нет. Для начала она очень рано отпустила меня в самостоятельную жизнь. Мне было 18 лет, когда мы разъехались. Или вот, например, мы сейчас делаем ремонт у меня в квартире. И о цвете обоев не спорим, потому что мне в этой квартире жить, а не ей.
– А как ты избегаешь конфликтов с мамой?
– Мы спорим, конечно. Бывают разные точки зрения. Чаще всего, когда делаем новую программу. Но она прислушивается ко мне, я доверяю ее аргументам, иногда уступаю. Вообще, мы с ней идеально дополняем друг друга. Она режиссер. Она видит пристальнее моего, видит целиком. У нее есть чутье, которое ее не подводит. А я исполнитель, я люблю замысел доводить до реализации, люблю останавливаться на деталях, нюансах. У нас с ней разные таланты, и получается идеальный тандем. Самым большим опасением детства для меня было то, что маме со мной будет неинтересно.
– О тебе рассказывали в фильме «Вундеркинды». Ты без экзаменов поступаешь в спецшколу при Новосибирской консерватории. Галина Вишневская называла тебя будущим мировой оперной сцены. Казалось бы, все предопределено и понятно. Признайся, тебе бывает страшно за свое будущее? Чего ты боишься?
– Больше всего я боюсь потерять голос. Я даже смерти не так боюсь.
– Какая твоя формула успеха? Тебя приглашали петь с Бобби Макферрином (в российской постановке вокальной оперы-импровизации Бобби Макферрина «Боббл»), приглашали выступить со звездой оперы Хосе Каррерасом. Ты сама ищешь таких встреч?
– Сама никогда не ищу. И мама никогда не ищет. Что придет, то придет. И так было всю жизнь. Вот ответь, как я из Новосибирска попала в Москву? Или каким образом обо мне услышал Андрей Кончаловский? Как пригласили выступить с Кубанским хором в Кремле? Или почему нам звонили из администрации президента с приглашением выступить перед Ельциным, Коллем и Шираком? Не знаю, как это получилось. Формула простая: делай то, что должен, и будь что будет. Мы никогда и никого ни о чем не просили.
– Один музыкальный продюсер поделился со мной. Я никогда, говорит, не женился бы на певице. На уме одна только сцена. У нее на меня сил после концерта не останется. Поэтому я с певицами иметь дела не хочу. Хватает ли тебе сил на жизнь вне сцены?
– Помимо того что я артистка, я еще принадлежу к определенному типу женщин. Мама их иногда ласково называет «курицами». Вот я «курица». Это значит, что я домашняя: щи, борщи, дети, друзья, дом. У меня с раннего детства сложилось представление о семье, которую я хотела бы построить. И важное в ней – взаимное уважение и юмор. Конечно, когда я прихожу со съемок, меня уже ни на кого не хватает. Но что поделаешь, в этом кроется моя суть – отдавать энергию. Зрителям, друзьям или мужчине. И поэтому я очень уважаю того, кто имеет смелость видеть рядом с собой сильную женщину.
– Так расскажи, какой он. Он за тебя или за тобой?
– За меня! Конечно, за меня. Иначе мне неинтересно.
– Скоро Новый год. Ты в этом году была хорошей девочкой?
– Я многое пережила в этом году, многое поняла про себя. Год был продуктивный. И если так пойдет и дальше, то к 30 я буду очень даже ничего. Ничего себе ирисочка!
– У меня есть традиция. На Новый год я пью шампанское и повторяю про себя самое заветное желание. И верю, что оно исполнится. Такая вот установка. Что ты загадаешь в полночь в Новый год?
– Загадаю здоровье. Только здоровье. Ты не забывай: я же по натуре очень мнительная, как жираф из мультфильма «Мадагаскар»: «О, боже мой! Наверное, это волчанка?! Срочно везите меня на МРТ!» Поэтому только здоровье.

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото Романа Кузнецова