Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Тайная жизнь Мимино

Екатерина САЛТЫКОВА
 
Оказывается, любимая комедия могла быть совершенно другой!

По пути на экран картина «Мимино» лишилась нескольких интересных эпизодов.
В сценарии был такой сюжет: Мимино и Рубик заходят в лифт гостиницы, а там два японца, похожие друг на друга как две капли воды. Посмотрев на вошедших, японцы говорят (с русскими субтитрами): «Как эти русские похожи друг на друга!» Эпизод долго не могли снять, потому что не получалось найти нужные типажи (пригласили казахов, но потом решили, что на японцев они смахивают мало). А вскоре в гостинице «Россия», где предполагалось снимать эти кадры, случился пожар, и от этой сцены отказались вовсе.

Медведь с ульем, пастух без подков

Не получилось снять как задумывали пролог и финал фильма.
– Пролог задумывался такой: Мимино летит на вертолете, рядом сидит егерь и, глядя вниз, записывает в тетрадку: олени – 2, кабаны – 4 и т. д., – рассказывает второй режиссер Юрий Кушнерев. – Перелетая через хребет, экипаж и пассажиры увидели, что по ущелью бежит медведь с ульем в лапах. А за ним гонится мужик в кальсонах и с дубиной. А финал был «закольцован» с прологом. Там, обидевшись на стюардессу, Мимино в небе выходил из самолета. Падал на гору и съезжал по ней к своей деревне. Там пастух, который перед отъездом просил его привезти подковы. Мимино ему из всех стран мира присылал телеграммы: «В Мельбурне подков нет», «В Нью-Йорке подков нет», «В Париже подков нет». И вот пастух спрашивал: «Привез подковы?» Мимино отвечал: «Нигде подков нет». Пастух говорил: «А, ничего тебе поручить нельзя!» И Мимино шел к своей деревне. А пастух его окликал: «Что у тебя сзади?» Мимино понимал, что у него порвались штаны. И говорил: «Посмотри налево – горы! Посмотри направо – горы! Посмотри наверх – солнце! Такая красота кругом, а ты куда смотришь?» В это время они слышали шум, заглядывали за край пропасти, а внизу бежал мужик в кальсонах с ульем, а за ним гнался медведь.
– Тогда снять эту сцену (и для пролога, и для финала) было очень сложно, это сейчас с компьютерами мы бы легко ее сделали, – говорит режиссер Георгий Данелия. – Но, с другой стороны, такой финал выпадал бы из стилистики фильма.

И красный крокодил

Некоторые сцены изъяли по цензурным соображениям. Так, в фильме предполагались две сцены, связанные с Израилем. В первой (она в итоге осталась) Мимино звонит из-за границы в Телави, чтобы ему помогли сообщить Рубику, что он купил ему зеленого надувного крокодила. Героя по ошибке соединяют с Тель-Авивом, трубку берет грузинский эмигрант Исаак и, взгрустнув по родине, просит Мимино спеть с ним народную песню. У эпизода было продолжение: Исаак звонил в Телави. Кепочник, которого он просил к телефону, на фразу: «Иди, тебя какой-то Исаак из Тель-Авива!» в испуге начинал махать руками: «Скажи, что меня нет! У меня перерыв!»
Цензоры сказали: «Не то сейчас международное положение, чтобы с Израилем песни петь. Или убираете оба эпизода, или фильм не выйдет». А ведь его собирались показывать на Московском международном кинофестивале. Режиссер Георгий Данелия пытался отстоять хотя бы первую сцену и предложил вырезать ее из фестивальной версии, но включить в прокатную. Чиновники сдались. В итоге фильм на фестивале получил «Золотой приз».
Было и другое идеологическое замечание. Цензорам не понравился эпитет «красный» применительно к надувному крокодилу (Рубик жалуется Мимино, что ребенок просил зеленого, а такого он не может найти). И хотя крокодил, которого герой держит в руках, явно красный, его было решено называть оранжевым. А сцену пришлось переозвучить.

Кино, вино и боржоми

Даже спустя годы после выхода фильма его приключения не закончились. В начале 80-х из СССР уехал Савелий Крамаров, и на родине из кинолент стали вырезать сцены с его участием. В «Мимино» Крамаров снялся в крошечном, но запоминающемся эпизоде: Рубик встречает его героя у здания суда и просит выступить дополнительным свидетелем в защиту Мимино: «У тебя хорошие глаза! Сразу видно, что ты хороший человек!» Но тут «хорошего человека» уводят конвоиры, и он кричит: «Извини, генацвале! Лет через пять помогу!» Сцену хотели убрать.
– Я цензорам написал, что они совершают идеологическую ошибку, – вспоминает режиссер. – Ведь Крамарова в фильме увозят в «воронке» в исправительную колонию. Подействовало – оставили.
В середине 80-х, в разгар антиалкогольной кампании, картина чуть не лишилась сцены банкета в ресторане гостиницы, где Мимино и Рубик танцуют лезгинку. А в 2006-м в опалу попал другой напиток – боржоми. Когда в России был запрещен его импорт, в СМИ шутя заговорили о том, что теперь из фильмов будут вырезать сцены про эту воду. А в картине Данелия Мимино и Рубик говорят о том, в каком городе лучше вода, и звучит фраза: «А боржоми?.. Сначала подумай, потом говори!» Но, к счастью, никто не стал резать фильм, в котором, как показала зрительская любовь, все на своем месте.

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото киноконцерна «Мосфильм»



Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 262 гостей онлайн