Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Вячеслав Зайцев: каждая женщина имеет право на платье от меня

Вероника БАРАБАШ
 
Долгое время он был единственным кутюрье в огромной стране, именуемой Советским Союзом. Он сумел создать свою империю моды, но не готов передать ее сыну. Почему?

– Вы были судьей в телепрограмме «Модный приговор» и учили женщин одеваться элегантно. Как считаете, у россиянок хороший вкус?
– В Москве женщины от двадцати пяти до пятидесяти лет в театре, на тусовке выглядят классно. Но в будни у дам, видимо, нет возможности одеваться стильно: в общественном транспорте наряд затрут, помнут. Я несколько раз ездил в метро — там уныло. Редко кто одет в ансамбле, с головы до ног, обязательно что-то мешает. Если пальто хорошее, то шарф или шляпа нелепые. И это печально, потому что в магазинах сегодня огромный выбор. Если бы я не был модельером, то с удовольствием одевался бы в больших торговых центрах. Кстати, иногда покупаю себе там дивные пуловеры по 600–900 руб-лей, а в дорогие магазины даже в Париже не захожу. Они для людей, которые обладают большими деньгами, но не имеют вкуса.
– Ваши сын Егор и внучка Маруся тоже стали художниками-модельерами. Вы рекомендуете им, что следует носить?
– Марусе сложно что-либо советовать, у нее свой вкус, очень лаконичный и концептуальный стиль в сдержанных тонах: мягком сером, серо-зеленом, редко — черном. Раньше я покупал ей много вещей в Париже в обыкновенном магазине, самом мною любимом, для женщин и девочек — Zara. Маруся меня всегда благодарила, а вещи куда-то складывала и носила свое. С Егором вообще катастрофа. Он рокер, «ночной волк», до сих пор гоняет на байке и носит куртки-косухи. Я перестал конфликтовать с ним на эту тему.

Сыновья ревность

– У вас с сыном дружеско-партнерские отношения?
– Сложные отношения. Мы то сближаемся, то расходимся. Егор борется с людьми, которые со мной близко работают. Сын считает, что они мне мешают, а я, наоборот, уверен: они здорово помогают. Позиция Егора оскорбляет меня и унижает его. Он, например, конфликтует с исполнительным директором Николаем Головиным. Хотя у Николя потрясающий деловой дар, он заботится о бизнесе, о продвижении моего имени. Я занимаюсь творчеством, он — коммерцией. А у Егора ревность, что ли, не могу понять. Я устал от таких наших отношений.
– Но Егор – ваш единственный заместитель в Московском доме моды, значит, он тоже участвует в вашем общем бизнесе?
– В каком бизнесе?! Я не вижу его месяцами, хотя мы сидим в одном здании. Он занимается своим модельным агентством с женой Катей Ромашкиной. Она замечательная модель, постановщик, режиссер, педагог, и я счастлив, что Катя после развода сына с первой женой заполнила вакуум и помогает ему. Егор очень талантливый, но преждевременно талантливый для России. Его коллекции — такие арт-объекты, роскошные, интересные, но очень сложные для восприятия нормального человека.
8 февраля Егору исполнилось уже 53 года, он должен серьезно думать о деле, быть моим помощником, но за тридцать лет работы в Доме моды у него не появилось ни одного клиента. Не представляю, как такое может быть! Ведь наличие клиентов — это финансовая поддержка. У меня огромное количество заказчиков, известных и еще больше – неизвестных.
После нашего последнего разговора, в котором я сказал: «Егор, хватит заниматься самодеятельностью в высокой моде, подумай о людях!» — он сделал удачную коллекцию весенне-летней одежды, ее стали покупать.
– Это все рабочие конфликты, а дома по-семейному вы общаетесь?
– В прошлом году Егор приезжал ко мне на Новый год, а в этом году не приехал — занят с новой семьей. Я уже ни на что не претендую. Вот Маруся звонит каждый вечер в 10 часов: «Дедушка, как ты? Я тебя люблю. Береги себя!» Если опаздывает на 10 минут, я уже переживаю. Егор никогда не звонит, не интересуется, как я живу. Это очень печально. Он говорит, что любит меня, но я не знаю, в чем эта любовь проявляется.

Родная и чужая внучки

– Про Марусю вы рассказываете с удовольствием, а вторую внучку, трехлетнюю Настю, не вспоминаете. Почему?
– Настя чужая. Они втроем с папой, мамой живут замкнуто. Мы с ней редко видимся. Когда она бывает в Доме моды, пробежит мимо, и все. Ей говорят: «Вот дедушка», а она даже боится подойти. Не знаю, почему пугается. Наверное, у них дома идут какие-то разговоры о дедушке. Настя — прелестный ребенок, сплошное очарование, но я как-то на Марусе зациклился, воспитываю ее с детства, она родная целиком и полностью.
– Вы опекаете внучку?
– Она молодая совсем, 19 лет ребенку. Я подарил ей свою квартиру. Вот никак не могу выбраться, чтобы убрать диван, купить новую мебель. Да и она занята. У нас графики не совпадают. Маруся в чем-то похожа на Егора. Он закрытый человек, и она не любит, чтобы кто-то без нее входил в ее квартиру. Хотя я в ней прописан, но теперь без разрешения внучки попасть туда не могу. Зато, когда прихожу в гости, Маруся готовит вкусный обед, покупает торт.
– Вы довольны, что в семье появился уже третий художник-модельер?
– Конечно, я с нетерпением жду третью коллекцию Маруси. У нее всегда есть фишечка, отличающая ее работы от других. Думаю, внучка вырастет в замечательного специалиста, и не только моды.

Слухи-сплетни

– Год назад везде начали писать, что вы уходите из Дома моды и передаете свое дело Марусе, это правда?
– Как я могу бросить клиентов?! И у меня столько потрясающих идей! Представляете, 50 лет работы — какой огромный опыт. Сейчас я придумываю рисунки для постельного белья и керамики, эскизы медицинской одежды и наконец-то выхожу на огромную аудиторию. Благодаря созданию коллекции массового производства для торговой сети «Вещь!» каждая женщина сможет иметь блузу или юбку от Славы Зайцева. Одежду шьют в Китае, и средняя цена платья в магазинах — 3 тыс. рублей. Так что, пока жив, я буду работать в моде и никому ничего не передам. Понимаю, Егор мне такого не простит. Это кто-то бросил утку, чтобы посмотреть, как будут разгораться страсти. Мне самому любопытно было бы за этим понаблюдать.
– Обычно разгар страстей не очень приятное зрелище, особенно когда речь идет о больших деньгах. Вы же наверняка очень много зарабатываете на своих коллекциях…
– Коллекции, наоборот, забирают все деньги, потому что я за них плачу, и как человек, ответственный за свое искусство и ремесло, в основном оставляю сделанные мною работы у себя. Все склады ими забиты. Я считаю, что мои коллекции — это история российской моды. Их часто выставляют музеи, к ним проявляют огромный интерес. Люди пишут столько хороших отзывов! Но мои вещи слишком нарядны, и чтобы их надеть, нужен особый случай. Если я и получаю какие-то доходы, то вкладываю их в Дом моды.

Еще и духи

– А это правда, что основной доход вы получаете от ваших фирменных духов, которые в России не продаются?
– Да, так происходит уже больше 20 лет. В 1989 году в Москву приехали президент и вице-президент фирмы L’Oreal и попросили устроить для них показ мод. Моя коллекция им понравилась, и они предложили сотрудничество. Я втихаря ездил в Париж (тогда еще был Советский Союз, делать это было непросто), пронюхивал линии запахов и потом предложил аромат, идею флакона и коробки. В 1991 году в Париже на берегу Сены около моста Александра III прошла презентация моего парфюма «Маруся» и коллекции, созданной под него. Это дивные духи. Есть женщины, которые до сих пор ими пользуются постоянно и просят, чтобы я привез их из-за границы. К сожалению, сейчас и в Париже эти духи трудно найти, потому что сокращен их выпуск. А тогда в первый год только в Германии было продано около двух миллионов флаконов. Я получал огромные гонорары и раздаривал деньги друзьям. Мне посоветовали остановиться, позаботиться о будущем и сделать дом-музей. И начал деньги копить, потом семь лет строил дом и в 2000 году наконец-то в него въехал. Моя усадьба полностью построена на деньги от «Маруси».
– В огромном доме, действительно похожем на музей, вы совершенно один. Не хочется, чтобы рядом была любимая?
– Нет. Есть женщина, которая помогает по хозяйству. А одиночество мне привычно. Наоборот, когда приходит много гостей, я теряюсь. Их нужно покормить, попоить кофе, вести с ними разговоры. Вот вчера друзья провели у меня половину дня. Когда уехали, я подумал: «Сколько времени потеряно!»
Я так интересно живу: создаю ткани, рисунки, живописные произведения. Сажусь вечером за компьютер и не замечаю, как время проходит, и уже полвторого ночи, а в полшестого или в шесть утра я должен проснуться, чтобы ехать на работу. Мне надо спешить. Ведь еще хочется успеть реализовать столько идей!

Что должно быть в гардеробе каждой женщины

  • Классический пиджак мужского стиля, прилегающий или приталенный, укороченный или удлиненный, с прямой линией плеча.
  • Прямая узкая юбка.
  • Прямые брюки.
  • Жакет или жилет.
  • Цветные рубашки.
  • Шейные платки.
  • Аксессуары. С их помощью женщина может, сохранив свой стиль, менять гардероб и быть модной.

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото Сергея Джевахашвили



Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 247 гостей онлайн