Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Не мечтайте о принце – воспитайте себе мужа

Елена ШАТАЛОВА
 
Историк моды Александр Васильев пригласил «Телесемь» в парижскую квартиру и рассказал, что понял о России, живя во Франции.

– В прошлом году исполнилось 30 лет, как я переехал в Париж. Привела меня сюда любовь. Трагическая. Я приехал к своей девушке Маше Поиндер, но она, как выяснилось, меня не ждала. Я был в ужасе от случившегося. Ведь мы ежедневно переписывались через посольскую почту. И послания были полны любви. Я не понимал, как можно бросить человека, который ради тебя оставил страну. Сейчас, когда границы открыты, трудно понять мое состояние. Это были не только чувства, в брежневскую эпоху из Союза за рубеж уезжали без надежды вернуться, оставляли навсегда друзей, родителей. Расставание с Машей – самая острая драма, которую я пережил в жизни. Сначала я корил себя. Потом ее. А через некоторое время мы опять стали общаться.
…Маша вышла замуж, но супруг ее бросил, как только она забеременела. И Маша сказала мне: «Хочу к тебе». Но я, может, глупо, но ответил: «Давай начнем заново, но сначала избавимся от ребенка, неугодного тебе (она была беременна месяц), и начнем делать новых». Теперь я себя корю… Сына Артура Маша зовет Грушей, так меня дразнили в детстве из-за
формы лица. Но это не мой ребенок.
…Маша Поиндер – художница, занимается авангардным искусством, в 50 выглядит как ребенок, энергичная, вечно путешествует по миру. Все эти годы мы общаемся. Но у нас странные отношения. Мы как кошка с собакой – то дружим, то ссоримся… И ведем бесконечные финансовые разговоры, потому что я в жизни преуспел, но, к сожалению, не могу сказать того же о ней. Маше нужны деньги, и я часто бываю их источником. И при этом она все время упрекает меня в жадности, говорит: «В тебе нет ничего рыцарского!»
Я, конечно, благодарен ей, что она дала толчок к тому, чтобы я уехал за границу. Но и Маша должна быть благодарна мне за то, что стала художницей. Мой отец, народный художник, хвалил ее работы. И я поощрял ее уроки рисования. Важно, когда рядом есть человек, который говорит: у тебя получится. А Маша меня всю жизнь критикует. Хотя считаю: сначала похвали, а потом скажи, что не очень. Так легче воспринять критику. Этому меня мама учила.
…После расставания с Машей я пять лет был женат на француженке Анне. Сейчас она – чиновник в Министерстве внутренних дел Франции. Почему с ней не сложилось? Любви недостаточно было. К тому же у нас абсолютная разница в жизненных приоритетах. Анна не любила старину, искусство и не верила в мой профессионализм, считала: во Франции история моды никому не нужна. Хотела, чтобы я пошел преподавать в школу русский язык. Говорила: «Ты что, не понимаешь? Это 13-я зарплата, оплачиваемый отпуск, государственная пенсия!» Но для этого ли я уехал из Союза? В конце концов я понял, что нельзя в одну телегу впрячь коня и трепетную лань…

О правилах жизни по-французски

– В эту квартиру я переехал в 1991 году. Принадлежит она мэрии Парижа. Мне ее предоставила жена бывшего президента Ширака за заслуги в области французской моды и культуры. Я могу жить в квартире пожизненно, но не имею права продать или передать кому-то. Надо только платить налоги.
Решить вопрос с жильем в Париже – большое дело. Это дорогой город. Богатые люди квартиры покупают, те, кто беднее, – снимают. Низкая зарплата во Франции – 1000–1500 евро. Но аренда однокомнатной квартиры обходится в 800 евро, двухкомнатной – в 1200. Так что во Франции, да и во всей Европе медом не намазано. Хотя в России существует представление, что за границей чуть ли не рай. Многие россиянки мечтают выйти замуж за иностранца. Но без знания языка человек обречен на черную работу.
…Перед приездом в Париж я ходил на курсы с «погружением», в нашей группе говорили только по-французски. И когда переехал, объясниться мог. К тому же у меня был хороший английский, я владел польским. В детстве проводил много времени в Литве в польской семье у родственников мамы. Моя тетка, тогда балерина Большого театра в Варшаве, по-русски не говорила вообще. У нее в доме все было по правилам: обед в отведенные часы, приборы на столе, прислуга... Благодаря домашнему воспитанию и каникулам в Литве я не только выучил польский, но и с правилами этикета был знаком не понаслышке. Это мне помогло за границей. Ведь здесь, во Франции, есть жизненный фасон: как кушать, какие подарки дарить, как себя вести в обществе. А в СССР нормы приличия были насильно уничтожены в 1918 году. У нас до сих пор не принято, как говорят, заморачиваться. Во Франции же строгие правила этикета существуют до сих пор. Так, нельзя никому звонить до 9 утра и после 9 вечера. Беспокоить в выходные, если ты не близкий родственник. Никуда нельзя попасть между часом и тремя, потому что все едят. Нельзя перебивать в разговоре. Прежде чем обращаться, надо поздороваться. В России, когда я приветствую продавщицу, в ответ часто слышу «угу».

Блондинка блондинке рознь

– Мне кажется, французы и россияне очень разные. Французы рачительны, часто до скупости. Это их качество объясняется и тяжелым экономическим кризисом, который страна переживает, и традицией. Для них 1 евро – деньги. Что такое для россиян 40 рублей? Ничего.
У французов другое представление о дружбе. У россиян она крепче. Потому что вырабатывается годами совместного обучения, соседствования. Во Франции ничего долгого нет. Потому что школа разделена на четыре этапа и связи не успевают завязаться. Здесь другое отношение к прошлому. Многие россияне ностальгируют – кто по брежневской эпохе, кто по перестроечной… Здесь живут настоящим. Тут никто не выпячивает богатство в отличие от россиян, которые гордятся шубой, машиной, бриллиантами. Показушность осуждается. Французы не носят свои прославленные марки. Главные покупатели знаменитых домов моды – Россия, Казахстан, Украина, Арабские Эмираты, Япония, Китай, Индия и Бразилия.
И пергидролем здесь не красятся, в отличие от россиянок, которые любят быть ненатуральными блондинками. В мире тенденция к естественности. Обесцвеченные волосы у француженок ассоциируются с самой древней профессией. В Париже таких блондинок можно увидеть на улице Сен-Дени, где торгуют телом. У этих женщин и пергидроль, и оголенность, и стразы, и каблуки. Как-то я водил туда российских студенток своей выездной школы, и они были шокированы: «Почему эти женщины одеты как мы?» Отвечаю: «Не они как вы, вы – как они!»
Мне кажется, я знаю, почему россиянки так любят себя украшать. В России удручающая статистика: на 55 женщин приходится 45 мужчин. И слабый пол, желая счастья, готов на любые ухищрения. Но россиянки должны знать, что в таком антураже – каблуки днем, стразы, пергидроль – они выглядят искусственно. Обувь на шпильке надевают вечером и если есть повод, а не в магазин за продуктами.
Есть, на мой взгляд, у российских женщин еще одна проблема. Они при всей эмансипированности не эмансипированные вовсе. Россиянка, как и во времена Некрасова, готова подвинуть шкаф, забить гвоздь, отвезти ребенка в сад, вскопать грядку, притащить сумки из магазина, быть школьной учительницей и мечтать о муже… за которым будет жить как за каменной стеной. Но зачем ей такой? Она сама каменная. Муж у нее будет не стена, а недвижимость. Увы, вести себя по-другому наши женщины научатся не скоро. Потому что по традиции не могут жить без мужчин. Вот француженки думают по-другому. Париж – город одиноких, но самодостаточных и уверенных в себе женщин. У них нет цели, которую я каждый день слышу на «Модном приговоре», – выйти замуж за принца на белом коне. Но где ж столько принцев взять? Я бы советовал россиянкам снизить планку. Обратить внимание на соседа, коллегу по работе, вырастить его до своего уровня, расширяя его кругозор, путешествуя, давая читать книги. Нужно делать человека лучше, а не ждать готовый продукт.

Инвестиции – в старину

– В моей парижской квартире масса антиквариата. Но это малая часть того, что есть. Мое имение в Литве и в Оверни, квартиры в Вильнюсе, в Москве и на Куршской косе, хранилища во Франции и в России наполнены старинными вещами и костюмами. Я собираю их всю жизнь, с детства приносил домой со свалок выброшенные кем-то вещи с историей. Подаренные отцом на 16-летие 5 тысяч рублей потратил на антиквариат. Старина – хорошая инвестиция. Если вещь прослужила 100 лет, есть шанс, что простоит столько же.
Все, что у меня есть, я не украл, а заработал в поте лица. Переехав за границу, ни дня не сидел без дела: шляпки выпускал, рисунки продавал, в рекламе снимался, делал выставки, объездил как декоратор с гастролями и спектаклями весь мир, преподавал историю моды в Гонгонге, США, Бельгии, Англии, Мексике, Австралии, знаю семь языков, написал 29 книг. Мой график расписан на год вперед. Но и у меня были времена, когда я жил от зарплаты до зарплаты, соглашался работать за маленькие деньги: откажешься – в следующий раз не предложат. Сейчас я рад, что деньги мне приносит любимое дело. И я знаю, что нужно не мечтать о том, что на тебя свалится удача, а работать и еще… культивировать в себе счастье. Каждый день я просыпаюсь с мыслью, что сегодня лучший день в моей жизни.

– Спальня, как и вся парижская квартира, обставлена в стиле романтизм. И переносит в атмосферу тургеневской эпохи. Тут немного русских вещей, но благодаря интенсивному цвету стен, модному в XIX веке, симметрии в развеске и мебели из красного дерева создается впечатление, что вы в России. Над кроватью висит мой портрет работы отца. Это 1978 год.  Мне 20 лет.

– Бюст моего знаменитого предка адмирала Чичагова. Он командовал Балтийским флотом, одержавшим победу в войне со шведами. Такая скульптура в мраморе работы скульптора Шубина хранится в Русском музее в Петербурге, копия из бронзы – в Морском музее. В 90-е годы по моей просьбе мне там сделали гипсовую копию и дали справку, что это бюст Чичагова. Когда вез его в Париж, таможенник в аэропорту говорит: «А, узнаю – Герой Советского Союза!»

– На стенах кухни – портреты актрис, балерин, со многими из них я был знаком. Среди них Илзе Лиепа, Тамара Григорьева, Суламифь Мессерер, Алиса Вронская, Ирина Баронова, Халинка Дорсувна.

– Считаю, что и уборную, и ванную можно украсить картинами.

– Букет из капусты отлично подошел по цвету к прихожей.

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Фото Thomas Padilla/AP, специально для «Телесемь» из Парижа



Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 278 гостей онлайн