Печать 
Разворот

«Один в один!»: Алексей Чумаков знает, как стать другим человеком

Всеволод ЕРЕМИН
 
Лидер проекта рассказал «Телесемь», как привыкал к туфлям на шпильках и силиконовому бюсту и почему не собирается в дальнейшем выступать с пародиями.

Идя к певцу, мы готовились встретить его в образе очередного персонажа. Но перед нами предстал Алексей Чумаков в образе… самого себя.
– На подготовку к перевоплощению я трачу в среднем десять минут в день. Остальное время я – это я. Я не хожу по квартире, распевая голосом Монтсеррат Кабалье, не готовлю завтрак, пританцовывая как Валерий Леонтьев. Если все время находиться в образе, то можно его «замылить». Когда чувствую, что при каком-то жесте мне неудобно, дискомфортно, значит, я сделал его правильно. Значит, не «замылил».

«Поверьте, кабацкая школа – сильная вещь»

– Люди не верят, когда я говорю, что впервые попробовал пародировать на проекте «Один в один!». Но это так. Да, петь я начал рано – в 11 лет уже выступал в программе «Утренняя звезда». Но никогда никому не подражал. Каждую песню всегда исполнял по-своему.
А секрет удачных выступлений прост. Очень помогает грим. Да и с копированием голоса у меня проблем не возникает. Я же по профессии педагог по вокалу. Поэтому не просто хорошо слышу, как поет артист, – я знаю, как он это делает. Кроме того, я 11 лет отработал в ресторанах. Поверьте, кабацкая школа – сильная вещь. Она помогла мне избавиться от стеснения перед разношерстной аудиторией и свободно исполнять песни самых разных жанров.

«Апофеоз мучений – накладная грудь! Тело после нее ноет сутки»

– Пожалуй, самое сложное в этом проекте – перевоплотиться в женщину. И дело здесь вовсе не в высоком голосе и движениях. Я встал на шпильки! Это же просто кошмар. Причем вместо 46-го размера туфель пришлось втискиваться в 43-й. А ведь надо еще прыгать по сцене, постоянно двигаться. Боль адская. К тому же, поскольку я крупный мужчина, приходилось все время втягивать живот.
Но апофеоз неудобств – накладная силиконовая трехкилограммовая грудь. Это со стороны может показаться, что вес незначительный. А вы попробуйте привязать к шее трехлитровую банку воды и походите с ней восемь часов. Тело после этого ноет сутки. Но искусство и «красота» требуют жертв!

«Слышал, что Александр Серов собрался подавать в суд. Думаю, у него нет шансов выиграть»

– Чтобы пародия не была обидной, нужно уважать человека, которого изображаешь. И тогда, что бы ни произошло, это не будет пошло, вульгарно.
Когда я изображал Бориса Моисеева, с меня упали парик и штаны. Клянусь, это было не специально. Казалось бы, на меня должен был обрушиться шквал критики от поклонников Бориса, а он сам – не на шутку разозлиться. Однако ни одного негативного слова я в свой адрес не услышал. Более того, Моисеев поблагодарил меня за это перевоплощение.
Однако я слышал, что на меня обиделся Александр Серов. Мне он претензий не высказывал, но, по слухам, даже в суд собрался подавать. Думаю, у него нет шансов на выигрыш дела. Его прав мы не нарушили, причинять страдания не хотели. И на что он рассердился, не понимаю: на том выступлении штаны и парик остались при мне.

«Если я сбрею бородку, меня многие и не узнают»

– «Один в один!» – не развлекуха, а серьезная актерская работа.
Некоторых персонажей в принципе изобразить невозможно, нет у них отличительных особенностей. Я иногда думаю: можно ли меня спародировать? Мне кажется, сложно. Не потому, что я такой крутой. Просто в моем образе ухватиться не за что: нет особых манер, движений, одежды, ни яркой индивидуальности. Мне кажется, если я сбрею бородку, меня многие и не узнают. Поэтому категорически отказался избавляться от нее, когда пришел на проект. Дошло чуть ли не до скандала.
Но все-таки, даже перевоплощаясь, я имею право на собственный образ. Я очень принципиальный. И азартный. Стремление к соперничеству у меня в крови, как, думаю, и у большинства уважающих себя мужчин. И шоу не исключение. Конечно, есть ребята, с которыми я хорошо общаюсь. Но конкуренция присутствует. Причем ее много, а вот благородства, к сожалению, мало. Есть и шушуканья за спиной, и сговоры. Но пусть закулисье останется за кадром, а зритель видит лишь красивую картинку.

«С хамами из Интернета разбираюсь лично»

– Самый суровый критик моих выступлений – я сам. И вы не представляете, насколько суровый. Юля (певица Юлия Ковальчук, девушка Алексея. – Прим. «Телесемь»), зная мой характер, не хочет лишний раз высказываться о пародиях. Папа в принципе любит все, что я делаю. Друзья тоже объективно оценить мое творчество не могут – им нравится. Коллеги не скажут: не в их интересах указывать на мои ошибки. Поэтому я стараюсь сам трезво оценивать свои достижения. Ну и, конечно, слежу за комментариями в Интернете. Не верьте тем артистам, которые говорят, что не делают этого. Следят, да еще как!
Мне не нравятся высказывания из разряда: «Это гениально!» Стараюсь не обращать на них внимания, чтобы башню не сорвало. Но реакции вроде «Чувак, после проекта я заинтересовался тобой и твоим творчеством» очень приятны. Значит, не зря участвую в шоу.
Однако и мерзости в Сети про меня хватает. Недавно один урод написал гадость про мою маму. Это меня ужасно разозлило, она же умерла несколько лет назад. Он просто не имел права так писать! Я нашел этого злопыхателя и послал ему сообщение, что в следующий раз объясню лично, что за слова надо отвечать. Аноним быстро испарился.

«Алла Борисовна и Макс Галкин иногда звонят после программы»

– Нельзя сказать, что моя жизнь за время проекта кардинально изменилась. Да, чаще стали узнавать на улице. Несмотря на то что я уже десять лет пашу как конь, именно этот проект добавил поклонников.
На одну из передач поддержать меня приехал Киркоров. Даже Алла Борисовна и Макс Галкин иногда звонят после программы, высказывают мнение. Чаще всего положительное. Конечно, приятно слышать похвалу от профессионального пародиста. Но все же менять амплуа я не намерен даже после такого успеха. Просто не имею права на этом зарабатывать, ведь в подражательстве я дилетант, пусть и успешный. Это все равно что вы порежете палец, а я окажу вам медицинскую помощь: могу перебинтовать, а вот взимать за это плату – нет. Я же не врач. Деньги я могу брать лишь за свое пение. За то, в чем считаю себя профессионалом. Так что на предложения выступить на корпоративе в образе другого артиста отвечаю категорическим отказом, какие бы барыши это ни сулило.

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото Дмитрия Исхакова, Сергея Миланского, Руслана Рощупкина