Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Этот День Победы порохом пропах...

 
Великая Отечественная оставила след в каждой семье. Звезды пролистали альбомы с фотографиями и вспомнили, что рассказывали им о войне дедушки, бабушки, родители...

Елена Ваенга, певица:

– Почти все мои предки воевали. В детстве, когда жила на Севере, мы с родителями обязательно ездили весной в Ленинград, отмечали 9 Мая с бабушками и дедушками. Вместе ходили на Пискаревское кладбище поклониться Вечному огню. И что такое война, я знала с детства.
Мама много рассказывала о прадеде Георгии Карагодине. Он был кадровым военным, танкистом и ушел на войну еще
в 41-м году. Участвовал в боях под Сталинградом, дошел до Кенигсберга в звании подполковника. Ему очень повезло: он был ранен всего раз. Правда, рана оказалась тяжелая: прадеду чудом не ампутировали ногу. К счастью, все обошлось, и он дожил до 80 лет.
Родители мамы на фронт не попали: когда началась война, они еще подростками были. Но бабушка Надежда Карагодина в 15 лет помогала строить противотанковые сооружения, потом работала на заводе боеприпасов, делала гранаты. Дедушка, знаменитый контр-адмирал Василий Семенович Журавель, на фронте не был, но по окончании Великой Отечественной окончил в Баку военно-морское училище, много лет служил на Северном флоте на подводных лодках. С бабушкой они встретились уже после войны.
Родители папы воевали: бабушка Евдокия Хрулева в 20 лет была зачислена на курсы военных медсестер, и в октябре 1941 года ее призвали в армию. Она служила в должности старшины медицинской службы, в течение всей блокады работала в госпитале в Ленинграде. Насмотрелась всякого и, наверное, поэтому не слишком любила вспоминать войну и голод.
После войны она встретила будущего мужа – папиного отца Бориса Хрулева. Дед был артиллеристом, защищал побережье Финского залива. Это был единственный плацдарм на Северо-Западе, который немцы не взяли даже после того, как окружили Ленинград. После снятия блокады дед с артдивизионом двинулся на Запад, войну закончил в городе Кольберг, это в Померании. Он не раз говорил, что чудом остался жив; на его глазах погибли многие его однополчане.

Юлия Ковальчук, певица, телеведущая:

– Мой прадед, дед моей мамы Петр Степанович Щучкин, всю вой­ну был водителем, на своей полуторке подвозил снаряды к орудиям. 9 мая встретил в Праге, а затем эшелоном был отправлен на Дальний Восток, принимал участие еще и в русско-японской войне. Домой, в совхоз «Лебяжья поляна» под Сталинградом, вернулся только в 1946 году.
Как рассказывала мама, он был балагур, весельчак, с байками на все случаи жизни. Про него часто говорили, что Василий Теркин списан с него! Солдаты его обожали, звали уважительно Степанычем, хотя прадеду тогда было чуть за 30.
А после боев за Винницу за ним закрепилась слава кормильца. Они тогда вошли в освобожденный город, голодные после тяжелого боя, а полевая кухня застряла где-то в пути. Тогда прадед вспомнил, что, въезжая в Винницу, видел мельницу, и тут же поехал туда. Там нашел несколько мешков сухарей, которыми и накормил солдат.
Прадед все четыре года находился на передовой, под обстрелами доставляя боеприпасы солдатам. За войну у него «погибли» три машины! Одна машина утонула при переправе, а он чудом сумел выбраться из воды. Вторая подорвалась на минном поле во время боев за Сталинград, но прадед, виртуозно водивший авто с открытой дверью, в последний момент выпрыгнул, получив контузию. А в третью машину попала бомба, когда прадед ненадолго вышел из нее. Но сам он был неуязвим: за всю войну – ни одного ранения. Мы все верим, что жизнь ему сохранила горстка сталинградской земли, которую в кисет положила ему моя прабабушка Елена Никитична, провожая мужа на фронт.

Вера Сотникова, актриса:

– Отец Веры, Михаил Сотников, родом из Краснодарского края. 16-летним мальчишкой ушел добровольцем на фронт, – рассказывает Маргарита Петровна, мама актрисы. – В составе Кубанского казачьего корпуса 9-й гвардейской дивизии прошел всю войну, был не единожды ранен. О его фронтовых буднях рассказывают его воспоминания, он начал их записывать
в 70-е годы: «Прошел тяжелый, но славный путь рейдовых операций по тылам немецко-фашистских войск. Какие мы тогда были? В особенности я – по пояс в грязи, уставший, промокший до нитки. Не выдерживали кони, а люди шли... Через каждые 20–40 метров очищали колеса от грязи, до чего липкая грязь – отрывала подковы у коней...
С гордостью вспоминаю конную атаку. Внезапность для противника сделала свое дело, фашисты выскакивали из домов «тепленькие» и как удачно напарывались на наши автоматные очереди».
Я воспитала двух дочерей, и он частенько сокрушался, что я не родила сына, мол, некому будет продолжать род. И Вера однажды сказала отцу: «Пап, ты не переживай, я тебе обещаю, буду с твоей фамилией и навсегда останусь Сотниковой». И от своих слов наша дочь не отступила.

Михаил Турецкий, певец:

– В моем случае надо говорить не «Спасибо деду за Победу», а поблагодарить папу. Его не стало недавно, на 97-м году жизни. До определенного возраста мы с ним практически не разговаривали. Мне было 28, когда я пришел к нему и сказал: «Папа, за эти годы ты мне сказал 28 слов. Давай поговорим о войне…» Сам не стал бы о ней рассказывать. В июле 41-го отца призвали на фронт, посадили в поезд и отправили на передовую. В штатском и без оружия! И это при том, что из мест боевых действий, куда они направлялись, уже эвакуировали людей. Фашисты подступали к городу, вооруженные до зубов. Получается, ребята были пушечным мясом… Всю войну отец провел на Ленинградском фронте. Тяжело приходилось солдатам. Двоих папиных друзей расстреляли за кражу пары банок тушенки. Отец выжил, везучим себя считал. А из ста человек, призванных вместе с ним, вернулись только трое… Самым радостным событием в жизни он считал прорыв блокады. Даже рождение сына было на втором месте. Мама, когда отца отправили на фронт (ей 17 было), уехала из Москвы в Горький, работала в госпитале медсестрой.

Ирина Медведева, актриса («6 кадров», СТС):

– В начале войны прадеда вместе с другими мужчинами призвали в военкомат. Переодели в военную форму, выдали одну (!) винтовку на четверых и отправили в бой. Надо ли говорить, что силы наших солдат и фашистов оказались неравными и прадед попал в плен… Немцы решили везти пленных в лагерь по шоссе, ведущему в Бобруйск. Прадед знал, что будет проезжать через родную деревню, и нацарапал записку – на случай, если его увидит кто-то из родных... И действительно, когда немцы с пленными проезжали по деревне, прадед увидел дочь, закричал: «Инна!», завернул записку в ремень и бросил на дорогу. Бабушка, увидев отца, бросилась за ним, а потом потеряла сознание... Когда колонна прошла, девочка долго искала в пыли записку и только чудом ее нашла. В ней значилось: «Война будет долгой и страшной. Уезжайте от шоссе как можно дальше, на родину, в деревню Воротынь».
Прабабушка Софья Даниловна взяла детей и последовала совету мужа. А через несколько дней в покинутый дом попала бомба... Семья отца больше не видела. В конце войны пришло извещение, что он пропал без вести. А прабабушка прожила долгих 87 лет... Если бы тогда она не послушала совета мужа, всех их ждала бы смерть.

Ани Лорак, певица:

– Дедушка по папиной линии Иван Григорьевич служил пехотинцем. В 1944-м под Кенигсбергом их отряд должен был взять огонь на себя, то есть фактически стать смертниками… Деда контузило, он попал в плен, потом в концлагерь. Там он выучил немецкий, которому потом и меня учил. Освободили его в 45-м. Дедушка по маминой линии Василий Тимофеевич служил в авиации. Был лучшим в своем деле, за что получил орден Красной Звезды, медаль «За отвагу ». Что бы ни предлагали, всегда отвечал: «Я сделаю!» Сам себе бросал вызов. Но главное его воспоминание о войне – встреча с бабушкой во время освобождения Польши. Блондинка, модница, она сама себе шила платья, губы красила красной помадой, была, по словам деда, настоящей панночкой. Он ее полюбил с первого взгляда! И сразу предложил руку и сердце. Бабушка растерялась, но согласилась. Когда позже они переехали на Украину, она продолжала следить за собой. Даже когда ходила за водой, красила губы и надевала шляпки.

Михаил Шуфутинский, певец:

– Отец не любил рассказывать о войне. Поэтому мы с Владимиром (брат певца. – Прим. «Телесемь») запомнили не так уж много историй. Папу звали Захаром. Он был призван в 1939 году и встретил войну в звании рядового на Юге – так тогда называли Киевский военный округ. Отряд отца часто бывал в разведке. Папа отлично справлялся с разведывательными операциями, так как знал многие тонкости этого процесса и владел немецким языком. За эти заслуги командир дивизии вручил ему орден Красной Звезды. Но так как в это время шли ожесточенные бои, а ордена нужно было выписывать и оформлять, то командир снял орден со своей груди и повесил отцу. Но обещал, когда ситуация стабилизируется, все провести по правилам. Но через пару недель отец был контужен, и сослуживцы решили, что он умер. В то время у погибших было принято забирать документы и снимать все награды... Когда отец очнулся, он оказался совсем один. К счастью, было лето. Чтобы выжить, ему пришлось есть кормовую свеклу. Спустя время он нашел своих. Также отец принимал участие в Сталинградской битве. Как-то он трижды переплыл Волгу, передавая с одного берега на другой донесения. А после окончания вой­ны мы с братом ни разу не видели, чтобы отец плавал: у него на рефлекторном уровне сводило ноги… У отца несколько военных наград: медали «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За взятие Кенигсберга» и много других.

Наталья Бочкарева, актриса:

– Бочкарев Федор Александрович, мой дед (на фото в нижнем ряду второй справа), на момент начала Великой Отечественной жил в Нижнем Новгороде. В 41-м ему было 34 года. Но у него уже было шестеро детей. Поэтому на фронт его не взяли: не положено. Хотя он очень рвался на передовую. Но и находясь в тылу, он внес огромный вклад в победу. Дед пошел работать на Горьковский автозавод, который переоборудовали под производство танков и снарядов. Трудился в специальном цехе № 466. Это было особое секретное помещение, где воплощали в жизнь все новые разработки ученых. Вся работа значилась под грифом «Секретно. Военная тайна». Говорить, как тогда приходилось трудиться, думаю, не стоит. Это какие-то немыслимые факты. А паек выдавали минимальный, есть было практически нечего. И это при том, что немцы постоянно бомбили город. Снаряды попадали и в завод. Опасаясь за жизнь детей, бабушка вместе с ними поселилась в лесу. Выращивала там картошку, другие овощи, кормила ими детей. И регулярно с двумя 50-килограммовыми мешками наперевес шла в город, несла мужу и другим рабочим еду. Дед проработал на заводе всю вой-ну. А по ее окончании оставшиеся в живых восстанавливали город. На улице, ими выстроенной, которую назвали Народной, в свое время родилась и я. Дед был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Но тяжелая работа не прошла для него даром, и он рано умер.

Руслан Алехно, певец:

– Дед Василий Петрович в войну был в немецком плену. Он вспоминал, какие это были страшные годы. Каторжный труд по 12 часов в сутки. Часто в бараках не хватало мест, и спать приходилось под открытым небом. Чтобы не замерзнуть, пленные прижимались друг к другу, а их одеялом был снег, который хоть как-то грел. Отдыхали по очереди, следя за тем, чтобы другой не замерз. Но каждое утро обнаруживали десятки окоченевших тел. Дед, несмотря на все ужасы, выжил. С бабушкой они воспитали пятерых детей, один из которых – мой отец.

Инна ГОРБУНОВА, Всеволод ЕРЕМИН, Наталья МИХЕЕВА, Дарья РАДОВА, Елена ЩЕРБИНА, Екатерина САЛТЫКОВА, Дарья ПИРОГОВА

Фото Сергея Джевахашвили, Сергея Миланского, Дмитрия Дроздова, Руслана Рощупкина, Lori/Legion-Media, Thinkstock/ Fotobank, PersonaStars



Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 369 гостей онлайн