Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Татьяна Тарасова: папа плакал только раз

Елена ШАТАЛОВА
 
История жизни героя фильма «Легенда № 17» Анатолия Тарасова, тренера ЦСКА – клуба, который недавно отметил 90-летие.

Каким был Анатолий Тарасов в жизни, вспоминают его дочь, тренер по фигурному катанию Татьяна Тарасова, и внук Алексей.
– Папа хотел сына, хоккеиста мечтал вырастить, а родились две дочки. Я и Галя, – рассказывает Татьяна Анатольевна. – Он меня даже из роддома сначала забирать не хотел. А в старости признался маме, что счастлив, слушая, как мы с Галей щебечем на террасе, мол, хорошие девки выросли…
В детстве, когда папа был дома, мы ходили на цыпочках. Никто нас не пугал, сами понимали: он занимается важным делом. Я любила отца и побаивалась. Боялась сделать не так, как положено. Слово отца и мамы под сомнение у нас никогда не ставилось. C приездом папы со сборов всегда была связана радость и часто... работа. Как-то он из-за границы привез четыре чемодана. Мы думали – подарки, а оказались грибы. Двое суток их чистили, резали, варили. В другой раз привез из Болгарии саженцы роз. Галюша была послабее меня, и он сказал мне вырыть для цветов на даче канаву четырехметровой длины.
...Воспитывали нас по-мужски. В четыре года отец научил меня плавать, бросив с лодки в море. А когда способности к спорту разглядел, каждый день по утрам выгонял на зарядку во двор в любую погоду. Лет в семь я сама ездила на тренировки, в шесть утра уже была в метро. Но на Галю, в которой спортивных перспектив не видел, не наседал.
Отец никогда не давил. Лишь однажды, когда в 19 лет я травмировалась так, что стала непригодна для спорта, настоял, чтобы пошла на тренерскую работу. Я хотела в ГИТИС, а он отрезал: «Артистов у нас не будет». Больше он этим вопросом не интересовался. На тренировку ко мне пришел лишь раз. Был прокат номера. Я не надела коньки. Отец так посмотрел на меня! И ушел молча...

57 лет как один день

Алексей, сын Галины: В семье деда побаивались. Взрослые дочери с сигаретами от отца всегда прятались: не дай бог увидит. Жена его Нина Григорьевна, моя бабушка, конечно, не боялась. Сама была кремень. Но он был направлен больше вовне, а она – в семью. С дедом они друг друга стоили. Оба окончили институт физкультуры. Бабушка была необыкновенно отзывчивым человеком. Всю жизнь помогала и близким, и далеким. Но у нее тоже был характер. Не могу себе представить, чтобы кто-то, даже Тарасов, мог бы повысить на нее голос!
Т.: Мама с отцом прожили вместе почти 57 лет. Мое самое большое счастье в жизни – их золотая свадьба. Мама была председателем женсовета в команде отца, дружила с женами игроков. А когда папа умер, стала продолжателем его дела, составляла архив, подписывала каждую фотографию.
А.: Нежности деда по отношению к себе я не замечал. Спросит максимум: «Как дела?» – «Нормально». – «Ну, давай». А недавно его друг тренер Лу Вайро рассказал, как дед, приезжая в Америку, искал мне ботиночки. А дома-то был суров, слова лишнего не скажет, какие подарки.
Дед был скуп на советы. Но мама, она 38 лет проработала учительницей русского языка и литературы, рассказывала, как однажды собралась уходить из школы, когда туда пришла суровая директор. Сказала отцу. А он: «Галя, тебя дети любят? Коллеги уважают? При чем тут директор?» И мама осталась.

Жизнь по плану

Т.: Позже Галина бросила работу из-за отца – чтобы возить его по стране с созданным им детским клубом «Золотая шайба». Ему тогда после операции на ноге было непросто. Но на костылях, хромой он вставал на коньки и тренировал мальчишек.
«Золотая шайба» стала для отца спасением, когда в 54 года его отстранили от хоккея (Тарасова уволили из сборной СССР в 1972-м, после того как он отказался сыграть вничью с командой Чехии на Олимпиаде в Саппоро. – Прим. «Телесемь»). А ведь в этом случае он не мог исполнить мечту всей своей жизни – сразиться в Суперсерии с канадцами. Отец тяжело это пережил. Он хотел быть на льду с воспитанниками, а не смотреть игру на крошечном экране…
А.: Пацаном за тренировками деда я наблюдал с трибуны «Лужников», увлекаясь не столько матчами, сколько мороженым. Правда, лет в шесть меня несколько месяцев на хоккей поводили, но все закончилось, когда этим стало некому заниматься.
Т.: Папа был максималистом. Я в этом на него похожа. Может, понял, что из Леши лучший не получится, и настаивать не стал? А блатовства семейного он не терпел.
А.: В моем детстве в нашем дворе была команда «Золотой шайбы». В ней играли все пацаны лет от 9 до 13 из соседних домов. Утром, еще до школы мы выходили на зарядку. Проводил ее дед. По своей инициативе. Каждый раз что-то новое изобретал. Он считал, что тренер должен каждый день удивлять учеников. В Музее ЦСКА хранятся его записи – планы тренировок с хронометражем, с детальным описанием. Дед ежедневно вставал в полпятого утра и садился писать – планы, книги о хоккее.

Просто, как шнурки завязать

А.: Он и в обычной жизни действовал по плану. Если, скажем, на даче, где всегда найдется работа, я куда-то шел, говорил: «А давай по дороге ты сделаешь вот это и это, а обратно еще и это». Но мне нравился его рациональный подход ко всему. Думаю, этому деда научил его любимый учитель Михаил Товаровский. Дед мне рассказывал об уроке, который тот ему преподал. Он еще молодым был, когда Товаровский заметил: «Толя, ты тратишь в день на завязывание шнурков минуты две-три, помножь их на дни жизни – поймешь, что теряешь года два! Оптимизируй процесс». И дед изобрел свою систему, когда шнурки не приходилось завязывать. И когда в последние годы жизни он располнел и ему было тяжело наклоняться, проблем со шнурками не возникало.
Кстати, Товаровский начинал еще до войны, когда профессии тренера не существовало вовсе. Не было ни стратегии, ни тактики, спорт­смены просто выходили и играли. Ну был среди них какой-нибудь авторитет, который, может, хоть как-то всех направлял. И Товаровский предсказывал ученикам, среди которых был и дед, что придет время, когда профессия тренера будет востребованной и важной. И оказался прав.

За серебро – увольнение

А.: Дед стал не просто тренером – творцом советского хоккея. Он разработал свою концепцию, стратегию игры, систему подготовки, которой теперь пользуются во всем мире.
Он не был самодуром. Эмоциональным на тренировках – да, но без хамства. От одной его фразы «молодой человек», видимо, кровь стыла в жилах. Он знал, чем кого зацепить. В фильме есть цитата, которая хорошо его характеризует: «Человек не знает, на что он способен». Дед и вытаскивал из людей скрытые резервы. И когда мне говорят, что парни у него на тренировках перепрыгивали с места 200-литровую бочку, я не удивляюсь.
Да, он не жалел игроков. Но в спорте не стоит такой задачи – тут надо побеждать. Тем более в хоккее, который для нашей страны всегда был идеологизированной игрой. Как-то воспитанники Татьяны в начале ее тренерской карьеры взяли серебро, она пришла домой, а отец: «У нас за второе место снимают с работы».
Т.: Папа меня никогда не хвалил. Не принято было. Он только после пятой выигранной Олимпиады, с которой я приехала, сказал: «Здравствуй, коллега». Значит, признал за равную. Я много раз была на его тренировках. Счастье было иметь такого наставника. Он из людей, на которых никто не обращал внимания, делал гениев. Папа обожал игроков. Требовал со всех. С талантливых – втройне, потому что их возможности бесконечны.
Жесткость присуща этой профессии. Я сама тренер и знаю, что не все ученики мною довольны. Но моя задача – не обращать на это внимания, а развивать качества спортсмена.
А.: Не со всеми игроками команды у деда были легкие отношения. Некоторые его ученики, олимпийские чемпионы, вспоминают Тарасова с теплотой. Есть и недовольные его методами работы. Но они тоже стали олимпийскими чемпионами... И во многом благодаря Тарасову. Закадычным другом деда был Александр Гомельский, тренер сборной по баскетболу, футболист Валентин Бубукин. Оба жили в нашем доме. С Фирсовым (хоккеист, нападающий. – Прим. «Телесемь») дед дружил семьями. Толя – верный ученик, деда никогда не бросал. Он единственный не поехал в Канаду на Суперсерию, потому что Тарасова сняли.
Т.: Ученики были главным богатством отца. Когда папы не стало, на его счету было 4 тысячи долларов – все, что заработал. Дача всего 46 метров. Всю жизнь родители прожили в двухкомнатной квартире. В свое время там размещались еще я, Галя с мужем, бабушка. Но папа и не думал просить о расширении. Он делом занимался.

Хозяйке на заметку

А.: Дед был хлебосольным. Сам делал заготовки, солил грибы, яблоки, помидоры, даже арбузы! Все у него было масштабно. Недавно нашел его тетрадки с вырезками рецептов из журналов. Отдельная цветам посвящена. Он их очень любил. Особенно тюльпаны. Из Голландии луковицы привозил, хотя запрещено было. До сих пор на даче растут розы, им посаженные. А какой страстный грибник был! Дед и меня с собой в лес брал, хотя не любил, когда за ним следом ходят. Я дальтоник и замечал что-то редко. Но если удавалось найти гриб после деда, он очень расстраивался. Ему казалось, это он недоработал.

По заслугам

Т.: Отец никому не подчинялся. Поэтому начальники ненавидят его до сих пор. Он не позволял вмешиваться в свою работу.
Лишь однажды я видела отца плачущим – в день, когда он узнал, что его лишили звания заслуженного тренера (это произошло после матча за звание чемпиона страны между ЦСКА и «Спартаком», когда за неправильно засчитанный гол он 40 минут не выпускал команду из раздевалки в то время, как на трибуне сидел генеральный секретарь КПСС Леонид Брежнев. – Прим. «Телесемь»).
А.: Недаром говорят: нет пророка в родном отечестве. Это канадцы, вечные наши соперники в хоккее, в 1974-м внесли имя Тарасова в Зал хоккейной славы в Торонто. Дед узнал об этом спустя годы. Атрибуты награды канадский посол привез ему домой. А на 90-летие деда я ездил в США получать приз Уэйна Гретцки, который вручают иностранцам за вклад в развитие хоккея. Зал аплодировал стоя. Я растрогался до слез, когда вратарь американской сборной сказал: «У меня все колени сбиты по упражнениям Тарасова…»

Олег Меньшиков в роли Алексея Тарасова в фильме «Легенда № 17»

Тарасов с игроками ЦСКА Константином Локтевым (слева) и Анатолием Фирсовым

Сборная СССР по хоккею в 11-й раз стала чемпионом мира. 1971 год

Тарасов с воспитанниками «Золотой шайбы»

Семья Тарасовых

Два тренера – отец и дочь

Алексей Тарасов: «Только сейчас я до хоккея дорос. Сыну Федору скоро шесть. У него тренировки пять раз в неделю»


Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Фото ИТАР-ТАСС, Сергея ДЖЕВАХАШВИЛИ, из личного архива Анатолия Тарасова


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 405 гостей онлайн