Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Анжелина Джоли: ощущаю себя женщиной. Такой же, как и раньше

 
Из-за опасений заболеть раком актриса решилась на сложную и неприятную операцию...

– Моя мама боролась с раком почти десять лет и умерла, когда ей было всего 56. Здорово, что ей все же удалось увидеть и подержать на руках первых внуков. Но мои младшие дети, увы, никогда не смогут с ней познакомиться и почувствовать ее любовь, понять, какой же доброй она была.
Мы часто в семье вспоминаем бабулю. Я пытаюсь объяснить детям, что за болезнь забрала ее у нас. Они меня тоже спрашивают, не заболею ли и я, как бабушка. Я обычно заверяла их, что не о чем беспокоиться. Хотя на самом деле правда была такова: я – носитель «неправильного» гена BRCA1. А значит, риск того, что у меня будет рак груди или яичников, невероятно велик.
Врачи подсчитали, что возможность возникновения у меня рака груди равна 87%, яичников – 50%. Хотя, конечно, процент риска индивидуален в случае с каждой женщиной.
Только у части пациентов рак вызван унаследованными генетическими изменениями. Носители дефектного гена BRCA1 в среднем подвержены риску на 65%.
Как только я поняла, что меня может ждать в будущем, незамедлительно решила действовать на опережение, дабы свести процент риска к минимуму – настолько, насколько это было возможно в моем случае.
Лечение я начала 2 февраля с процедуры, известной как nipple-delay, она исключает боли в грудных протоках позади сосков и способствует притоку крови. Будет достаточно больно, после нее остается много синяков. Но зато эта процедура увеличивает шансы спасти сосок.
Через две недели у меня была самая важная операция. Грудь удаляется, на ее место ставятся временные филлеры – заполнители. Операция продолжалась восемь часов. Когда ты приходишь в себя, первое, что видишь, – как у тебя из груди торчат дренажные трубки и расширители. Ощущение, будто снимаешься в научно-фантастическом фильме. Но уже через несколько дней вы возвращаетесь к нормальной жизни.
Девять недель спустя – финальная операция: восстановление, «реконструкция» груди с помощью имплантата. В последние годы медицина шагнула далеко вперед в этом направлении, вариантов имплантации множество, и результат может быть совершенно потрясающим.
27 апреля я закончила трехмесячный курс необходимых медицинских процедур. Все это время мне удавалось держать это в тайне. Более того, продолжать работать.
Я отважилась на двойную мастэктомию – операцию по удалению молочных желез. Начала с груди, так как эта операция гораздо сложнее, нежели на яичниках, да и вероятность рака молочных желез была выше.
Почему я пишу об этом сейчас? Потому что надеюсь: женщины смогут извлечь урок из моего опыта. На данный момент одно только слово «рак» повергает людей в ужас, вселяет страх в их сердца, парализует сознание, делает людей беспомощными. Но сегодня можно вычислить предрасположенность женщины к раку груди и яичников по анализу крови. И если окажется, что вы находитесь в зоне риска, то сразу же начинайте принимать меры.
Я пишу об этом, поскольку хочу рассказать женщинам, что решение удалять грудь далось мне очень нелегко. Но одно знаю точно: я безмерно рада, что решилась на это. Риск заболеть раком груди снизился с 87 до 5%! И теперь я с уверенностью могу сказать своим детям: они не потеряют меня из-за этой болезни.
Здорово, что отныне нет ничего, из-за чего они могли бы переживать. Единственное, что дети могут заметить, – маленькие шрамы на груди. В остальном я та же мама, какой была всегда. Они знают, что я люблю их и сделаю все, чтобы быть с ними как можно дольше.
Мне повезло, что рядом есть такой любящий и заботливый партнер, как Брэд Питт. Я обращаюсь ко всем мужчинам, у кого жены или возлюбленные оказались в том же положении, что и я. Вы должны знать, что играете огромную роль в преодолении этой болезни. Брэд был со мной в медицинском центре, где мне делали операцию. Нам даже удалось несколько раз вместе посмеяться над чем-то. Мы понимали, что это очень важный момент для нашей семьи и что он сделает нас ближе. Так и произошло.
Что касается меня лично, то ощущаю себя женщиной ничуть не меньше, чем раньше. Я чувствую в себе силы благодаря тому, что сделала такой решительный шаг. Разве это умаляет мои достоинства как женщины?
Я хочу, чтобы каждая женщина, которая прочтет эти строки, знала: у нее есть множество возможностей. Если в вашей семье кто-то болел раком груди или яичников, не ленитесь, ищите информацию и обязательно обратитесь к врачам. Они помогут вам сделать правильный выбор.
Есть много замечательных докторов, которые работают над альтернативными способами лечения рака, нехирургическими. Мой план лечения я со временем размещу на сайте медицинского центра «Розовый лотос». Надеюсь, он вам пригодится.
По данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно от рака молочной железы умирают 458 тыс. человек, в основном в странах со средним и низким уровнем жизни. По-моему, это очевидно, что возможность сдать генетический тест и получить необходимое лечение – в приоритете, независимо от того, чем занимается женщина и где она живет. Стоимость теста на BRCA1 и BRCA2 только в США – более 3 тыс. долларов. Это, увы, остается главным препятствием для большинства женщин.
Я решилась рассказать историю, а не держать ее при себе, потому что есть много женщин, которые даже не догадываются, что могут оказаться в моем положении. Я надеюсь, что они пройдут необходимые тесты. А если выяснится, что их риск заболевания также высок, то теперь они будут знать, что выход есть. Наша жизнь связана с многочисленными проблемами. Но они не должны пугать нас. Мы можем взять их под контроль.

Семья

Брэд Питт, гражданский муж:

– Я видел, как нелегко далось это решение Энджи. Для меня она – герой. Все, что я хочу для нее, – это чтобы она прожила долгую жизнь без болезней со мной и нашими детьми.

Джейн Питт, мать Брэда:

– Мы очень сильно любим Энджи. Ее поступок так много значит для нашей семьи, особенно для внуков.

Джеймс Хейвен, брат Джоли:

– Она в нашу маму. Во главу угла ставит интересы детей.

Джон Войт, отец Анжелины:

– Мне не хватает слов, чтобы выразить восхищение и любовь к дочери. Я видел ее за пару дней до признания, однако узнал обо всем из прессы. В который раз убеждаюсь: Энджи – необычный человек.

Они победили рак

Наши звезды, успешно поборовшие болезнь, рассказали «Телесемь», как это у них получилось.

Иосиф Кобзон: матерился, но ел

– Один мудрый доктор мне сказал: «Бойтесь не болезни, а постельного привыкания. Это ближайший путь к смерти». Вот тяжело, не хочется, сил нет, настроения нет, депрессия — все что хотите, но надо заставить себя встать с кровати и что-то делать. 15 дней я провел в коме. Когда очнулся, нужно было меня покормить, потому что антибиотики вымыли всю слизистую. А невозможно было даже смотреть на еду, не то что есть: сразу плохо. Но Нелли заставляла, я матерился, сопротивлялся, но она не сдавалась.
Нелли мне во всем помогала. Когда я был без сознания, врачи разводили руками и говорили, что ничем помочь не могут, жена же их возвращала в реанимацию и говорила: «Я вас не выпущу отсюда, вы обязаны его спасти, он еще нужен». И они ночами дежурили и спасли.
Знаете, пережив такое страшное испытание, я по-другому взглянул на свою жизнь. Меня стали тяготить праздные встречи и праздное времяпрепровождение. Я стал не любить рестораны, в которых бесцельно проводишь время. Ты понимаешь, что ты в возрасте и каждый час, каждый день дорог. Сидишь три, четыре часа. Я понимаю, что нужно прийти поздравить, но времени очень жалко. Я бы поработал лучше, что-то полезное сделал, позвонил по необходимым телефонам.

Дарья Донцова: не дайте мысли себя съесть

– Если вам поставили диагноз «онкология», это не значит, что следующая остановка – «крематорий». Все лечится! Конечно, первая мысль, которая возникает: ну как же так, солнышко светит, а я умру?! Главное — не дать этой мысли укорениться, иначе она тебя съест. Надо сказать: «Это не так страшно, я с этим справлюсь». И построить жизнь так, чтобы у смерти не было возможности вклиниться между вашими делами. Я не люблю слов «посмотри на меня», но в данном случае говорю именно так. Пятнадцать лет назад я лечилась в обычной городской бесплатной больнице. За один год мне сделали лучевую и химиотерапию, три операции, удалили молочные железы и яичники. Еще пять лет я принимала гормоны. После химиотерапии у меня выпали все волосы. Лечиться было неприятно, тяжело, иногда больно, но я выздоровела, значит, и вы сможете! Онкология — это указание на то, что ты жила как-то не так, нужно меняться. Как? Каждый придумывает собственный путь. Все, что случается с нами плохое, идет во благо.

Лайма Вайкуле: клацала зубами от страха

В 1991 году у Лаймы Вайкуле обнаружили рак груди. Жизнь певицы повисла на волоске, врачи говорили, что «за» Лайму было 20%, а «против» — 80%.
– Когда ты так заболеваешь, хочется закрыться в скорлупе и остаться наедине со своим несчастьем, — признавалась певица в одной из программ, посвященной теме рака. — Появляется желание никому не говорить. Однако преодолеть этот страх невозможно самостоятельно. Первая стадия болезни — ложишься спать и клацаешь зубами от страха. Вторая степень — это ненависть ко всем, кто здоров. Я помню, как сидели мои музыканты вокруг меня, они говорили: «Надо бы малышу ботиночки купить». А я их ненавидела: «Какие ботиночки? Это так не важно!» Но сейчас я могу сказать, что эта тяжелая болезнь сделала меня лучше. До этого я была очень прямолинейная. Помню, как осуждала своих друзей, которые ели селедку, картошку, смотрела на них и думала: «Боже, какой ужас, вот они сидят, выпивают, едят всякую дрянь, завтра будут спать, а я в 9 утра буду бегать. Зачем они вообще живут?» Теперь я так не подумаю.

Мнение специалиста

Сергей Агапкин, врач, ведущий программы «О самом главном» («Россия 1»):

– Поступок Анжелины Джоли я одобряю. Это характеризует ее как ответственного человека с четкой позицией. Актриса, уверен, заставила задуматься огромное количество женщин о том, что и они могут оказаться в ее ситуации.
Из своего опыта общения с российскими онкологами могу сказать, что большинство из них позитивно относится к превентивной мастэктомии. Есть несколько разновидностей рака молочной железы, которые с огромной долей вероятности, почти 90%, передаются на генетическом уровне от матери к дочери. И удаление молочных желез — один из очень сильных сдерживающих факторов развития болезни.
Жаль, не каждая женщина в нашей стране может себе позволить искать с помощью тестов дефектные гены. Процедура дорогая и оттого у нас не очень популярная. Однако у каждого есть семейная история заболеваний. Онкологи первым делом спрашивают, чем болели ваши родственники, и из этого делают выводы о ваших рисках. После этого можно уже обследовать конкретные органы. Но наши соотечественники даже таким путем не идут. К сожалению, люди к своему здоровью по большому счету относятся наплевательски. А зря.

Всеволод ЕРЕМИН, Елена ЩЕРБИНА
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото Legion-Media, Сергея Джевахашвили




Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 278 гостей онлайн