Печать 
Разворот

Татьяна Тотьмянина и Алексей Ягудин: Лиза – позитивная... и упрямая, как папа!

Яна Багина
 
Он не балует ее подарками, не готовит для нее приятных сюрпризов, у них даже нет общего кошелька, тем не менее уже шесть лет они счастливы вместе.

С олимпийскими чемпионами по фигурному катанию Алексеем Ягудиным и Татьяной Тотьмяниной «Телесемь» встретилась и поговорила в парке у Новодевичьего монастыря.
– Мы любим гулять здесь всей семьей, – сказала Татьяна.
Сюда семья фигуристов пришла из «Театриума на Серпуховке». Там состоялся прогон спектакля «Истории похождений», в котором у Алексея – главная роль. Татьяна же считала своей сверхзадачей поддержать любимого. А Лизу взяли с собой, так как она, по признанию Татьяны, очень хотела посмотреть на папу.
– И часто вы так всей семьей ездите на работу?
Татьяна Тотьмянина: На самом деле, первый раз. Леша – перфекционист, он очень критично относится к тому, что делает. Не любит, когда близкие люди, пока еще не все до конца отлажено, присутствуют на репетициях. Но хотя бы раз я должна посмотреть на него со стороны. Мне понравилось.
– Как отреагировала Лиза, увидев папу на сцене?
Т.Т.: Лиза замерла! Час, пока происходило действо, дочь стояла молча, неподвижно, что ей совершенно несвойственно. Она очень активная девочка. Но здесь ей настолько все понравилось, что она ни на минуту не отвлекалась. А когда спектакль закончился, поднялась на сцену и сказала: «Я тоже здесь хочу!»

Табу на коньки

– Понятно, актриса растет…
Алексей Ягудин: Пусть в качестве хобби у нее будет все, что она пожелает, главное – чтобы это не мешало образованию.
– Вы такое большое значение придаете хорошему образованию. Неужели даже на коньки дочь ставить не собираетесь?
Т.Т.: Да, мы этого не хотели, но упустили момент: Лиза уже катается. Пару месяцев она была у бабушки в Питере, оттуда вернулась с коньками. Инициатива встать на лед была Лизина. Дочка просто пришла на каток и начала кричать: «Хочу как мама и папа!» Ну, тут уж бабушка ничего сделать не могла, пришлось купить ей коньки. Сейчас если мы в Москве катаемся, то берем Лизу с собой на тренировки.
А.Я.: Когда узнал, что Лиза катается, я был не то чтобы в ужасе, но сильно шокирован. Еще до появления дочери на свет мы с Таней твердо знали: наш ребенок в спорт не пойдет. Это в Советском Союзе, где мы выросли, если ты был спортсменом, у тебя появлялся шанс выехать за границу, посмотреть мир. Сейчас уже ничто не мешает путешествовать. А вот образованный человек всегда и везде будет нужен.
Т.Т.: Спорт пусть останется для здоровья и общего развития. Там же, в Питере, бабушка отдала Лизу на занятия гимнастикой. Но все это не на профессиональном уровне, а пока в качестве игры. Ну, и еще ради того, чтобы Лиза начала общаться со сверстницами.
– Плохо идет на контакт?
Т.Т.: Со взрослыми людьми сходится очень хорошо. С детьми, которые ее старше, общается с удовольствием. А вот со сверстниками – нет. В минувшем году мы отказались от услуг няни и отдали Лизу в садик. Когда она оттуда приходила, мы спрашивали: «Как тебе? Как друзья?» «Ляли!» – отвечала Лиза. Мы поняли, что одногруппники ей совсем неинтересны: о чем с ними говорить? Она и не стремилась найти с ними общий язык. Все играют, а Лиза в стороне стоит, наблюдает, о чем-то размышляет или общается с воспитателями.
А.Я.: Просто выбирает себе подходящий круг общения.

Любовь после первого слова

– Когда Лиза только родилась, Леша признался, что еще не ощущает себя отцом, нет у него этого «отцовского» инстинкта…
Т.Т.: Это было давно. Тогда Леше было непонятно, что с этим маленьким человечком делать. Но ночью он спокойно вставал на крик Лизы. Не говорил: «Я отец, подгузники менять не буду». Он все делал, во всем помогал, но тем не менее никакого взаимодействия с дочкой и правда не было. Леша у нас вообще такой человек, которого нужно заинтересовать, чтобы происходил контакт, да, Леш?
А.Я.: Мне не то чтобы было с Лизой неинтересно, просто да, не было ощущения отцовства. Материнский инстинкт появляется еще до рождения ребенка. У мужчин же все устроено иначе. Прошел, наверное, год-полтора, прежде чем я начал понимать, как кайфую от каждого момента, проведенного с Лизой.
Т.Т.: А мне кажется, все изменилось, когда Лиза впервые произнесла слово «папа». Как раз года в полтора это и произошло. Связно говорить Лиза начала поздно. Предпочитала общаться жестами и какими-то отдельными слогами-словами. Мы ее прекрасно понимали, и, наверное, поэтому она не видела необходимости использовать слова. А вот в три года ее прорвало. Сейчас остановить невозможно. Недавно провели в пробке шесть часов. Все это время Лиза разговаривала. Сперва час по телефону с бабушкой обо всем, что видела вокруг. Потом с нами. В общем, мне кажется, что именно в тот период, когда Лиза заговорила, где-то в глубине у Леши екнуло: «Все, я папа».
А.Я.: Началось золотое время, когда человек выдает такие вещи! Любимое Лизино слово на сегодня – «почему?». Вот едем в машине. Я кому-то посигналил. Лиза спрашивает: «Папа, а дядя плохо водит машину?» Отвечаю: «Да, дочь». Продолжает: «А почему он плохой водитель?» И так одно «почему?» цепляется за другое. Понятно, что в какие-то моменты приходится ее обманывать: рано еще ребенку знать, как обстоят дела в реальности. Но период сейчас, безусловно, очень интересный. Много смешных моментов происходит. Например, стоит Лиза и кричит. Я спрашиваю: «Ты зачем кричишь?» А в ответ слышу: «Я поспала чуть-чуть, отдохнула. Теперь я веселая и хочу кричать».
– С логикой не поспоришь. Это в кого она у вас такая?
Т.Т.: Упрямством – в папу. Если мы чего-то хотим, то обязательно добьемся. Но все – с улыбкой и такими хитрыми уловками. Вот по утрам Лиза не хочет доедать завтрак самостоятельно, я ей однажды помогла, и она вошла во вкус. Вот я собираюсь уходить, и тут дочка меня обнимает крепко-крепко и говорит: «Мамочка, ты у меня такая красивая и добрая». Я чуть со стула не упала. Пришлось докармливать. Оптимизмом и позитивом Лиза тоже, конечно, в папу. Я больше склонна все анализировать, размышлять, а Леша более оптимистично смотрит на жизнь.
А.Я.: Таня спокойная, так что и активностью Лиза в меня. Но дети с возрастом меняются, кто знает, как дальше будет.

Поощрения и наказания

– Кто в воспитании дочери играет роль злого полицейского, а кто – доброго?
А.Я.: У нас такого разделения нет. Кто-то просто чуть строже.
Т.Т.: Кто-то – это я. То есть мама заставляет заниматься, мыть руки, самостоятельно кушать. А по лужам походить, на коленках поползать – это с папой. Мама же потом будет за все проделки ругать. При этом папа – авторитет. Он – мужчина, и Лиза испытывает к нему уважение и слушается его.
А.Я.: Для меня мама все равно остается мамой. Как было в моем детстве, так и в нашей с Таней семье. Если что-то не так, зовут меня. Папа любит, но папа может быть жестче, и Лиза это знает.
– Наказываете дочь?
А.Я.: Чем больше наказываешь, тем больше в ребенке зреет внутренняя обида, возникает дискомфорт. Поэтому я пытаюсь нормальными словами объяснять, что такое хорошо, что такое плохо. Вот наша собака Варя, когда появилась Лиза, стала очень ревновать нас к ней. А тут еще дочка ее и за уши дергала, и за хвост. Объяснил Лизе, что так поступать нехорошо. Она перестала собаку мучить. И сейчас Варя хотя еще и продолжает ревновать, но потихоньку уже начинает воспринимать Лизу как свою.
– Когда мы с вами беседовали три года назад, вы не так были едины в своих точках зрения, каких-то бытовых моментах. Научились лучше понимать, делать скидку друг другу?
А.Я.: Я стараюсь никому и никогда не делать скидок и держать свою линию. Просто если раньше все было в такой жесткой форме, мы могли поругаться, то сейчас мы успокоились. Поняли: не нужно сгоряча на все реагировать. И еще ссоры происходят из-за усталости. Вспылишь – и обидишь человека. Пройдет минута, ты успокоишься, а сказанного не вернуть.
Т.Т.: Бывают моменты, когда хочется хлопнуть дверью и пойти дальше, забыв, где ты был вчера. Но мы поняли: так делать нельзя.

…А денежки врозь

– В финансовых вопросах тоже пришли к компромиссу?
А.Я.: А у нас никогда и не было разногласий по этому поводу. Да, у нас нет и никогда не было общего котла. Но я прекрасно понимаю, что мужчина должен обеспечивать семью. При этом Таня тоже работает и тратит заработанное так, как считает нужным. А просто сваливать все в одну корзину… Никогда не знаешь, что произойдет.
Т.Т.: Несмотря на то что я, как и наши мамы, считаю, что женщина должна: приготовить, поднести, унести, постирать, – сидеть на шее мужчины не хочу.
– Таня, помню, вы хотели открыть свой бизнес – шоу-рум…
Т.Т.: Ой, и шоу-рум хотели открыть, и гостиницу в Питере. Потом сели и составили бизнес-план. А еще выяснили, что подобные бизнес-проекты в России приносят не больше 10% годовых. С таким же успехом можно деньги и в банк положить.
А.Я.: Да и я уже позанимался в жизни бизнесом. Несколько раз возникали не очень приятные моменты. А у Тани какое-то чутье на подставы. Если я раньше к ней в этом вопросе не прислушивался, то теперь все время советуюсь с ней. И, надо сказать, Таня мне бюджет сберегла прилично.
– Вы вместе уже шесть лет…
Т.Т.: Но это смотря как считать. Если не считать расставаний, то да, шесть лет.
– Это достаточно долгий срок. И ребенок у вас уже растет. Место для романтики в отношениях осталось?
Т.Т.: Для Леши романтика – вообще какое-то смешное определение.
А.Я.: Да, я какие-то вещи вообще не понимаю. Например, я не люблю, когда мне что-то дарят. Сразу чувствую себя неловко. Зачем мне это, у меня все есть. Поскольку сам я подарки не люблю, мне трудно понять человека, который подарки получать любит. И на начальном этапе взаимоотношений возникали у нас и обиды, и недопонимание. Сейчас мы пришли к компромиссу. Если приближается какой-то праздник, Таня высылает мне фотографию того, что ей бы хотелось иметь, и таким образом избавляет меня от мук поиска и выбора. А то однажды Таня хотела что-то одно, а я купил ей собаку. Были слезы. Но теперь у нас все ясно и понятно. А романтики, подразумевающей цветы и сюрпризы, – ее у нас нет.
Т.Т.: Это не значит, что с рождением Лизы мы стали забывать друг о друге. Два раза в год мы стараемся ездить отдыхать только вдвоем. А романтика как таковая… Все равно с годами все это уходит. Остаются простые человеческие отношения, в которых иногда захватывает дух. Ты смотришь вдруг на человека и думаешь: «Столько времени прошло, столько всего произошло, а все равно я тебя обожаю!» И просто хочется прижаться к нему крепко-крепко и не отпускать. Вот это главное.

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото: Иван Куринной