Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Алсу: я обрекла себя на семейную жизнь. И не пожалела!

Всеволод Еремин
 
27 июня ей исполнится 30 лет. Внешне у нее все складывается успешно и благополучно. Но всем ли довольна ли сама певица?

– Вас вопросы о возрасте пока не смущают?
– Слава богу, нет. Не знаю, что скажу через 10 лет, но пока 30 считаю лучшим возрастом. Выглядишь еще молодо и привлекательно, а в голове уже полный порядок. Я добилась всего, о чем мечтала в детстве, и даже больше. Стала певицей, вышла замуж за прекрасного человека, родила чудесных девочек, обрела верных друзей.
– Прямо сказка какая-то. Неужели нет ни одного поступка, о котором жалеете?
– Нет. Я верю в судьбу. Если раньше я сокрушалась из-за какого-то, как мне казалось, упущенного момента, то теперь понимаю: именно это и изменило жизнь к лучшему. Например, мама хотела, чтобы я получила высшее образование, прежде чем начну карьеру певицы. Я ее не послушалась, стала выступать в 15 лет. И кто знает, как бы сложилась моя жизнь на эстраде, если бы я сделала так, как говорила мама?
– Послушайся я в 15 лет маму, я бы после школы в Лондоне пошла бы учиться на архитектора, не стала певицей, а главное – не встретила
бы будущего мужа.

Протест протесту рознь

– То есть иногда неподчинение родительской воле может пойти на пользу? А вдруг и ваши дети последуют этому принципу?
– Глупый протест и верность себе, своему предназначению – разные вещи. Старший брат вспоминает, как я с младенчества постоянно что-то пела и музицировала. А осознанно стать певицей захотела лет в 10, когда посмотрела фильм «Телохранитель» и услышала Уитни Хьюстон. Но еще в 5 лет уговорила родителей купить мне пианино. А они поставили условие, что я пойду в музыкальную школу.
В 13 лет состоялось мое первое публичное выступление – на вечере талантов в летнем лагере в Швейцарии. Я исполняла хит Хьюстон I Will Always Love You, аккомпанируя себе. Сказать, что волновалась, – не сказать ничего. Впрочем, даже сейчас, во время сольного концерта, первые две-три песни пою, чувствуя волнение. Избавиться от него помогают аплодисменты и тепло, которое идет от зрителей.
– С выбором профессии разобрались. Но в остальном-то вы росли послушным ребенком?
– Я была очень ответственной девочкой и очень застенчивой. Наверное, поэтому у меня никогда не было много друзей. Я стеснялась подойти первой познакомиться. Почему-то все время переживала, что со мной не захотят разговаривать. Обычно это бывает в семьях, где родители ругают детей, принижают. У меня же такого не было. Да, меня не расхваливали попусту, но заслуги всегда отмечали. Думаю, что эта стеснительность заложена в генах. Младшему брату родители уделяли значительно больше внимания, нежели мне, но он все равно очень скромный.

Непокоренныйый запад

– После участия в «Евровидении» в 2000 году вы пытались пробиться на Западе. Но ваши песни хитами там так и не стали.
– Не буду вам возражать и рассказывать сказки, что мои песни покорили Европу. Ну да, крутили их немножко в Англии, Германии. Но мегапо­пулярными за границей они не стали. По прошествии времени понимаю, почему. Пожалуй, из россиян только группа t.a.t.u. добилась некоего успеха на Западе. Но у нее все было на грани скандала. Те же, кто не собирался эпатировать публику, наступали на одни и те же грабли – полностью доверялись европейским менеджерам. А те вели нас по проторенной дорожке, по которой к успеху шли Бритни Спирс, Backstreet Boys. Делали похожие аранжировочки, образы… И меня загоняли в те же рамки. Мне кажется, что не надо было тогда изменять самой себе. Ведь искренность всегда побеждает. Вот мои композиции, ставшие хитами в России, мне и самой нравились. Такие баллады со светлой грустью.
– И ведь именно благодаря вашим песням вы познакомились с будущим мужем?
– На одном из первых свиданий Ян сел в ресторане за рояль и сыграл попурри из всех моих песен. Я была потрясена… Общая любовь к музыке, его интерес к моим песням, безусловно, сыграли свою роль в нашем стремительном сближении. А познакомила нас подруга Ариана. Позвонила, сказала, что со мной хочет встретиться один молодой человек. Через несколько свиданий я поняла: Ян – именно тот, кто мне необходим. И появился он вовремя. Я тогда лет шесть активно занималась карьерой. А возвращалась в квартиру – там пустота. Я подсознательно была готова к созданию семьи, рождению детей. И мне нужен был рядом уверенный мужчина, личность. Ян же почему-то думал, что меня надо чем-то поражать и заваливать подарками. Наверное, он считал меня избалованной, капризной девушкой. А это совсем не так. Удивить же меня не составляло труда, в амурных делах я была неискушенной. С Яном мы могли просто сидеть по шесть часов в кафе и разговаривать.
– Тем не менее распространено мнение: Алсу так мало выступает, потому что муж ей запрещает.
– Это глупость! Ян не только не запрещает мне петь, а напротив, поддерживает все мои начинания. В прошлом году у меня был сольный концерт в Москве, первый за 10 лет.
Ян организовал его от и до. Ночами работал над аранжировками, отбирал каждого музыканта, занимался рекламой, оформлением зала. Когда начались ежедневные репетиции, он, забыв о своих делах, буквально жил в концертном зале, все контролировал. И я безмерно ему за это благодарна. Меня мало на экране и на концертных площадках вовсе не из-за домостроевских замашек мужа, а из-за того, что у меня сегодня другие приоритеты. Они изменились с рождением дочек. Я поняла: нельзя на 100% быть и хорошей мамой, и гастролирующей певицей. Того рвения, как в начале карьеры, у меня уже нет. Я не стремлюсь делать коммерческие песни только ради того, чтобы их часто крутили по радио. Но в прошлом году записала альбом с колыбельными, исполняю композиции на татарском и башкирском языках. Почти готов новый альбом с русскими песнями. Я делаю то, что мне близко. И если не могу пойти на какую-то ТВ-программу, так как нужно заниматься с детьми, я туда не иду. Единственное, от чего не отказываюсь, – от поездок в детдома и больницы, от участия в благотворительных акциях.

Материнство без паники

– Вы сказали, что к моменту встречи с Яном были готовы к рождению детей. Но умозрительная готовность – одно, а реальность – другое…
– Хотите опять спросить, не пожалела ли я хоть на минуту, что так рано «обрекла» себя на семейную жизнь? Нет, не пожалела! У меня даже во время беременности не было перепадов настроения, приступов плаксивости. Я провела ее в радостном ожидании и в окружении такой заботы со стороны мужа, о какой можно только мечтать. А момент, когда впервые взяла на руки дочку! Все мамы меня поймут. Ты смотришь на кроху и осознаешь, что любишь это существо больше жизни и не можешь представить, как жила без него раньше.
– А как же паника, которая сразу охватывает почти всех мам при рождении первенца? Страх: как купать, как пеленать?
– Я не нервничала. Я же нянчилась с младшим братом, с детьми старшего брата. Был, правда, один пунктик. На каждом метре у нас в доме стоял флакон с антисептиком. Прикоснуться не обработанными им руками не то что к ребенку, даже к пеленке или распашонке – упаси бог! Со временем паранойя прошла. Со второй дочкой мы уже с ума не сходили: конечно, тоже все стерилизовали, но уже в облегченном варианте, не до одурения. А что касается страхов, вдруг сделаю что-то не так, – это про Яна. Когда я просила его: «Подержи Сафину», он терялся: «Как? Я не сумею». Зато мог часами стоять у кроватки и смотреть, смотреть. И на лице у него было такое умиление, такое счастье…
– Сафине сейчас шесть лет, Микелле – пять. Возраст, который психологи называют первым переходным. Испытываете его прелести на себе?
– Ну конечно! Как же без капризов и попыток настоять на своем? То платье такое надевать не хотим, то уроки делать не желаем. Но я стараюсь разговаривать с дочками на равных, как со взрослыми. Пытаюсь быть строгой, потому что от Яна этого не дождешься. Он много работает и в часы, когда удается общаться с обожаемыми детьми, готов позволить им все.
– Нынешние дети лишены многих радостей, которые были в нашем детстве. Помню, в 90-е папа привез мне из загранкомандировки Барби. Счастью не было предела! Потом туфельки куклы сгрызла собака. Как же я рыдала...

– Да, незавидная у вас доля: папа разрешает, а вы запрещаете…
– И не говорите. А если серьезно, то, во-первых, я знаю, для чего это делаю. Во-вторых, я же не узурпатор какой-то, в угол на горох не ставлю. Но отругать могу – за непослушание или провинность. Не хочу, чтобы девочки думали только о нарядах и прическах, хочу, чтобы у них были правильные жизненные приоритеты. Я, например, не терплю расхлябанности, беспорядка, даже в мелочах. Люблю, чтобы каждый носочек, каждая футболочка знали свое место… Даже за мужем хожу по пятам и собираю брошенные вещи, сдвинутые стулья. Поначалу ворчала: «Не можешь нормально поставить? Почему это надо кинуть?» Но когда поняла, что его не изменить, стала все делать молча. И без всякого раздражения внутри, а с такой веселой иронией: «Ну может же человек иметь хоть какой-то недостаток!» 
– Разница в возрасте у дочек небольшая. А по характеру они похожи?
– Вот уж нет! Сафина очень спокойная, ответственная, как я в детстве. А Микелла – энерджайзер. Постоянно прыгает, бегает, напевает что-то. И нисколько не стесняется выступать на публике. Но обе девочки очень трудолюбивы. Некоторые мне даже говорят, что я лишаю их детства. Ведь дочки уже ходят в частную школу, учат английский. Занимаются танцами, музыкой, шахматами, плаванием. Я хочу, чтобы они выросли образованными и самодостаточными людьми, получили серьезные профессии, например врача или юриста.
– А певицей никого из них не видите?
– Сначала пусть получат хорошее образование, а потом уже можно попробовать.
– Так же и ваша мама хотела, не находите?
– Нахожу. Но проецировать свою судьбу на судьбу дочек неправильно. А вдруг их музыкальная карьера не сложится, вдруг не встретится такой человек, как Ян? Все-таки иметь профессию, в которой ты всегда будешь востребован, очень важно.
– Сейчас многие отправляют детей учиться за границу.
– Пока этого в планах нет. В ближайшее время мы будем жить здесь. Я прививаю дочкам любовь к родине. Они уже на слух выучили мои песни на татарском языке. Ходят по дому – распевают. Недавно были на Красной площади. Во время прогулки девочки спрашивали: «А здесь живет президент? А в этом кафе он кушает?»
– Дочки уже приготовили вам подарки ко дню рождения?
– Думаю, да. Хотя держат это в секрете. Обычно они учат для меня стихотворения, песни. Иногда пишут письма, открытки. Это так трогательно, даже когда в первых посланиях был миллион ошибок.
– Юбилей будете широко праздновать?
– Нет, душа у меня к пышным празднествам не лежит. Скорее всего, уедем куда-нибудь с мужем, дочками и родителями и вдали от всех отметим.

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото: Дмитрий Исхаков
Фото: Reuters/Vostock-Photo. Стиль: Анна Чумаченко; макияж: Ксения Левковская; прическа: Альбина Троценко


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 311 гостей онлайн