Печать 
Откровенный разговор

Анна Нетребко: работать на износ – нормально

Татьяна КОСОЛАПОВА
 
Оперная дива рассказала «Телесемь», почему редко поет в России и мечтает жить на ферме.

С оперной певицей, тем более такого масштаба, как Анна Нетребко, говорить хочется о чем-то возвышенном, красивом, прекрасном... К сожалению, одной из главных тем этого лета стала трагедия в Крымске. Родина Анны – Кубань. Ее город находится примерно в ста километрах от затопленного Крымска...
– Вы мгновенно откликнулись на горе людей и одной из первых перечислили значительную сумму в фонд помощи пострадавшим…
– В тот момент я была в Италии – записывала диск. В перерыве села посмотреть новости в Интернете – и тут такое! Сразу же стала звонить отцу. Когда услышала в трубке родной голос, успокоилась. И мгновенно решила, что буду помогать землякам. Только не знала, как это лучше сделать. А буквально на следующий день мне позвонил Валерий Гергиев и предложил провести совместную акцию, чтобы собрать деньги для Кубани. В результате мы перечислили 2 млн рублей.
– Вы много времени проводите в разъездах, гастролях по всему миру. Бываете в Вене, Нью-Йорке, Петербурге. Мне всегда было интересно, во время такой «жизни на чемоданах» вы чувствуете себя хоть где-то дома? И где этот дом – в России или там, где чаще бываете?
– Конечно Россия! Это частичка меня, моей истории. В Краснодаре у меня папа, дом, в котором выросла, школа, а в Петербурге – консерватория, Мариинский театр и подруги. По ним скучаю в поездках невероятно.
– То есть за рубежом вы, можно сказать, мучаетесь?
– Ну почему? Я очень люблю и Нью-Йорк, и Вену, но за границей мы отделены от своих истоков, от родных, друзей, вот что я хочу сказать. Хорошо, что и в Америке, и в Австрии у меня показывает «Первый канал». С утра включаю телевизор и смотрю все подряд. А любимое место в Вене, например, наша квартира. Когда бываю дома, выхожу на террасу и любуюсь потрясающим видом города. А в Нью-Йорк просто влюблена. Живу в двух кварталах от Центрального парка и постоянно там гуляю. И Пятую авеню люблю. Там столько магазинов!

Бабуля «ку-ку»

– Любите шопинг?
– Да! Я настоящий шопоголик! Причем люблю покупать вещи не только себе. Недавно приобрела красивое шелковое платье лавандового цвета от Lanvin для своей пианистки Елены Константиновны. Ей уже за восемьдесят. Пришлось изрядно потрудиться, чтобы она приняла подарок. Надела его, и я ахнула: она в нем как королева.
– А чем руководствуетесь при выборе нарядов для себя, для выступления?
– Мне платья приходится менять часто. Особенно если выступление показывали по телевидению, второй раз уже не наденешь. Раньше покупала наряды от Escada, а после того как марку закрыли, переключилась на Оскара де ла Ренту. Он мой хороший друг, всегда делает большую скидку, а его мастера подшивают наряды точно по мне.
– Что потом происходит с платьями? Наверное, у вас невероятных размеров гардеробная.
– Раньше раздавала платья подругам. После родов фигура изменилась, и теперь они мало кому подходят. Я примерно помню, куда и что надевала, рассчитываю, чтобы не повторяться. А в основном наряды висят в специальной комнате, которая больше напоминает склад с театральным реквизитом.
– Как выглядит одежда на каждый день?
– Предпочитаю платья, джинсы давно перестала носить. Еще не люблю дешевую одежду. В моем гардеробе можно найти вещи почти любого дизайнера. Но и в их коллекциях я разборчива. Не люблю скучных тонов, они мне просто не идут.
– А украшения?
– Обожаю необычную бижутерию. Свой стиль я назвала бы так – классический, смешанный с немножко чокнутым. Наверное, в старости я стану бабулей «ку-ку»: буду носить асимметричные костюмы невероятных расцветок и экстравагантные шляпки. Кстати, недавно купила костюм от Comme des Garcons – широкие белые в черную ромашку брюки и куртку. Все вместе выглядит просто атас! Правда, пока надевала только нижнюю часть.
– До бабули «ку-ку» вам еще очень далеко... Сейчас вы потрясающе выглядите. При этом не раз говорили, что не любите косметологов и пользуетесь только увлажняющими кремами.
– У меня были большие проблемы с кожей лет до 35. Она была неровной, периодически появлялись высыпания. Никто не мог понять, в чем дело. Перепробовала все средства, не помогали лучшие косметологи. После переезда в Австрию и рождения сына все наладилось. Для меня до сих пор загадка, что именно сыграло решающую роль, но очевидно, что перемены благоприятно повлияли на весь организм. Я действительно пользуюсь самыми обычными увлажняющими кремами. Только меняю их постоянно, чтобы кожа не привыкала. В сауну не хожу и вообще никаких косметических процедур не делаю.

Ядовитая рыба фугу

– Может быть, вы сидите на специальной диете какой-нибудь?
– Да что вы! Нет никакой специальной диеты. Мы с мужем вообще очень любим и ценим еду. Кажется, перепробовали уже все кухни мира. Мне нравится все, от гамбургеров до самых изысканных блюд. Однажды в Японии ела ядовитую рыбу фугу в ресторане, который специализируется исключительно на ее приготовлении. На столе было шесть блюд: сашими, вареная фугу, жареная… Если честно, мне не очень понравилось. Но это – настоящая экзотика. Если неправильно приготовить фугу, умрешь через 24 часа после того, как ее отведаешь, а повар будет вынужден сделать себе харакири. У нас все обошлось.
– А сами что любите готовить?
– Обычно готовлю простую русскую еду: блинчики с мясом, борщ, котлеты. В общем, накрываю русский стол. Иностранцы приходят в восторг от нашей кухни.
– Сыночка Тьяго вкусностями балуете?
– Тиша ест все, особенно любит макароны по-флотски. От мексиканских чипсов его прямо трясет, готов пачками их есть. А вот сладкое не любит, только вафли.
– Тьяго четыре года. Он проявляет интерес к музыке?
– Музыку сын любит. Иногда я беру его в театр, ему очень интересен оркестр. Малыш часто спускается в оркестровую яму и общается с музыкантами. Они показывают ему инструменты, дают поиграть, и в эти моменты он просто счастлив. Пение нравится ему меньше. Когда начинаю дома петь, он ворчит. Вообще, Тиша – ребенок нового поколения. Он весь в себе, любит играть в одиночестве. Ему интересны буквы и цифры, уже сейчас легко может считать до 1000, знает два алфавита – русский и английский. В компьютере разбирается лучше меня, легко орудует мышкой. Зато никогда не играл с мягкими игрушками. Любит паровозики, самолеты, машинки. Одним словом, мальчик!

Главный критик – муж

– С мужем вы коллеги. Дома спорите о том, что лучше исполнять или как прошло выступление?
– Дома мы о работе разговариваем редко, да и вообще советы друг другу даем очень осторожно. Мы оба прекрасно понимаем, что делаем. Тем не менее главный критик для меня – именно муж. И еще концертмейстер в Мариинке (Елена Матусовская. – Прим. «Телесемь»). Они знают меня наизусть, мои возможности и особенности. Поэтому всегда говорят, что было не так, где могла бы сделать больше, а также хвалят за неожиданные победы. А вот моему папе все нравится!
– А что обычно рекомендует супруг?
– Он в основном обращает внимание на технические моменты. Вот, например, недавно я вернулась из Италии, где записывала большие арии Верди. Партии очень сложные, требующие большого звука. С итальянским оркестром работала впервые, не знала, как он меня воспримет. Эрвин приходил на репетиции, смотрел, а потом подсказывал: надо больше поставить на дыхание, ровнее петь регистры, приближать верхние и нижнее ноты по звучанию. В такие моменты я к нему, конечно, прислушивалась.
– У вас плотный график работы и мало времени для отдыха. Бывает так, что хочется взять и отменить выступление из-за усталости?
– Иногда перед спектаклем чувствуешь: сил нет, устала. Но это все не считается. Собираюсь с духом и выхожу на сцену. И каждый раз просыпается второе дыхание. В английском языке есть слово, которое хорошо описывает такое состояние: overusing. Его можно перевести как «использование возможностей сверх меры». Так вот, overusing – это часть нашей профессии.
– Какие премьеры с вашим участием ждать российскому зрителю?
– Сложный вопрос. В России трудно собрать постановку. Увы, уже был неудачный опыт, когда хотелось сделать здесь стоящий спектакль. Приезжаешь – а ничего не готово. Время от времени мы думаем о совместных проектах с Большим театром и Мариинкой, но конкретных планов нет. В России всегда так, все происходит стихийно.

Как стать звездой

– Вы много говорите о работе. На отдых-то время есть?
– Знаете, люблю ничего не делать, просто быть с семьей. Времени на отдых очень мало, но когда выдается свободный день, мы гуляем в парке, ходим в рестораны, проводим вместе 24 часа, и нам не скучно. В семье я отдыхаю.
– А в караоке поете?
– Ненавижу! Я и так много пою, поэтому в редкие минуты досуга душа петь не просит.
– Можете назвать себя счастливой?
– Да! Я счастливый человек! Конечно, и у меня случаются драмы, появляются проблемы, но главное – не терять позитивного настроя. Несмотря ни на что, я всегда стремлюсь к хорошему. Это заложено во мне изначально.
– Какой совет дали бы девушкам из провинции, мечтающим о мировой славе?
– Одного лишь желания стать знаменитостью мало. Кропотливая работа тоже не поможет. Нужен талант. Обязательно! Если есть искорка, то необходимо прикладывать все возможные усилия и слушать интуицию. На самом деле мечты о мировой славе часто бывают надуманными. Лично мне сейчас, наоборот, хочется на ферму, быть ближе к природе, заниматься лошадьми. Делать на сцене что-то новое каждый раз становится все сложнее. Поэтому артисты вынуждены повторяться, а иногда и копировать друг друга. Мне становится неинтересно, хочется отойти от этого, и когда-нибудь такое произойдет.

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото Dario Acosta, ИТАР–ТАСС, PhotoXpress, из личного архива