Печать 
Откровенный разговор

Жанна Эппле: развод – не повод раскисать!

Александра МАЙОРОВА
 
Актриса, несколько лет назад пережившая болезненный развод, уверена: все, что ни делается, – к лучшему.

– Вы были одной из ведущих программы «Клуб бывших жен». Анонс телепроекта звучал так: «Развод сделал их еще сильнее, сексуальнее и умнее». Вы действительно полагаете, что расставание с супругом может столь позитивно повлиять на женщину?
– Развод — это очень важное событие в жизни женщины. И ей необходимо великое мужество, чтобы после него восстановиться, начать другую жизнь и стать к тому же более сексуальной. Получается это, увы, не у всех.
– С экрана вы давали брошенным женщинам конкретные советы: посещать психотерапевта, заняться ударным шопингом... Все это реально помогает справиться с душевной болью?
– Поверьте, помогает! Раскисать нельзя. Надо в буквальном смысле вытаскивать себя за волосы. Тогда все средства хороши, но лучшие лекари — время и работа. А еще период после развода хорош для саморазвития. Развод сигнализирует: что-то в жизни исчерпалось и ты сама себя исчерпала. А если ты себе неинтересна, что уж говорить об интересе партнера! Для меня развод стал мощнейшим толчком для самореализации. Я пошла учиться на факультет психологии, стала ходить в тренажерный зал, начала больше читать.
– А что мешало это делать, когда рядом был муж?
– Тогда почему-то ничего вообще не хотелось. Когда чувствуешь, что отношения заканчиваются, находишься в жуткой депрессии. А развод случился — ты встряхиваешься, понимаешь, что надо жить дальше.

Исчерпанные отношения

– Когда развелись, у вас на руках остались двое детей. Довольно маленьких. Ответственность не давила?
– Дети в момент развода очень дисциплинируют. Это величайший труд: вести себя так, чтобы дети не видели, как тебе тяжело. Я не позволяла себе при них распускаться и ругать их отца.
– Принято считать, что мальчикам больше, чем девочкам, необходим отец. Расставаясь с мужем, вы понимали, что можете ущемить интересы сыновей?
– Не скажу, что отец моих детей много уделял им внимания в период нашей совместной жизни. Он ни разу не погулял с сыновьями, не поиграл в футбол. Не чувствовалось, что они ему нужны. Как показало время, они ему и сейчас не нужны.
– То есть хорошим воскресным папой бывший муж не стал?
– Первое время он был хорошим воскресным папой, но, как я понимаю, лишь из желания меня вернуть. А потом очень быстро женился. На сайте знакомств начал переписываться с дамой c Украины, экстрасенсом. Она через два месяца уже была с ним расписана и у него прописана. После этого он с детьми не общался.
– Но у вас есть желание сохранять хотя бы подобие добрых отношений с отцом ваших детей?
– Как можно сохранить то, чего нет? Дети не видели отца уже несколько лет. И не скучают по нему. Когда человека не видишь, перестаешь его чувствовать, а значит, и скучать.

Не мальчишки – мужички!

– Трудно вам с сыновьями?
– Я бы не сказала. Они у меня очень самостоятельные. Уделять им много внимания я не могу. В связи с тем, что муж после развода практически выгнал нас из квартиры, я должна была решать жилищный вопрос. В течение года мы снимали жилье, потом я решилась на ипотеку. И на грядущие лет десять мне есть чем заняться. Деньги зарабатываются непросто: я почти все время на гастролях.
– Мальчики что, вообще одни живут, когда вы не в Москве?
– Ну что вы! Когда я в отъезде, к ним ежедневно приходит няня. Она готовит еду и помогает младшему делать уроки. А по улице они праздно не болтаются, у них на это нет времени. Старший учится в институте, ходит на футбол и плавание. Младший тоже в футбол играет, английским занимается. А еще в кастингах участвует: он для себя уже решил, что будет актером. Даже в рекламе снимался. Если же у Потапа и Фимы появятся свободные минуты, они их проводят не на улице, а в Интернете.
– В одном из интервью вы сказали, что с рождением сына женщина обретает идеального мужчину. Получается, у вас сейчас аж два таких мужчины.
– Я очень люблю сыновей, но совсем их не идеализирую. У меня к ним довольно много претензий. Но есть у них безусловный плюс — они мужички. И это очень хорошо на фоне огромного количества инфантильных мужчин. Мальчишки почти все умеют делать. К моему приезду у них всегда прибран дом, накормлены черепаха и кошка. В их отношениях присутствует здоровая дедовщина, ведь старший, можно сказать, вырастил младшего. Муж ушел, когда Фиме было три с половиной года. И младший брат слушает старшего беспрекословно. И оба они меня опекают. Я ведь в доме единственная женщина.
– Да, при этом молодая и красивая. Как сыновья отнесутся к тому, что вы вдруг решитесь привести в дом мужчину?
– Почему вдруг? После развода семь лет рядом со мной был мужчина. Он приезжал к нам на выходные из другого города.
– Дети спокойно его воспринимали?
– Абсолютно. Младший вообще не помнит времени, когда этого мужчины не было в моей жизни. Он же родного отца совсем не помнит!
– Семь лет — немалый срок. Почему замуж не вышли?
– У меня с этим делом как-то не складывается. Официально была замужем лишь раз. В 19 лет. Ушла к мужу с чемоданчиком — с ним же вскоре вернулась.
А с Ильей Фрэзом, отцом моих детей, мы не были расписаны. Хотя вначале очень хотели пожениться, но не сложилось. Пошли в загс, а он оказался закрыт на все лето на капремонт. Я процесс замужества не форсировала – считала себя бесплодной. Сказала Илье, если вот рожу, тогда и выйду за него замуж. Первенца я родила через семь лет, но предложения пойти в загс больше не получила. Впрочем, это не слишком меня огорчало: я не очень любила Илью.
– Но женщины, ставшие мамами, обычно спешат в загс, желая обрести чувство защищенности. Да и интересы ребенка ведь надо блюсти.
– Официальный брак с Фрэзом не добавил бы мне защищенности. Тогда многие выходили замуж ради московской прописки, а я была коренной москвичкой. Потом, я почему-то была уверена в порядочности Ильи по отношению ко мне, и уж тем более к детям. Получилось же все с точностью наоборот…
Кстати, в материальном плане нам с детьми претендовать было не на что. Все имущество мужа было оформлено на его мать, и даже при официальном разводе я и дети ничего бы не получили.

Брак не ради штампа

– После всего, что произошло, не потеряли веру в мужчин?
– Не успела. Через два месяца после расставания с Фрэзом я в самолете познакомилась с человеком, с которым была счастлива несколько лет. Для меня это были лучшие женские годы. А сейчас мое сердце открыто для новых отношений.
– И в институте брака вы не разуверились? Может, официальным оформлением отношений вообще не стоит заморачиваться?
– Пожалуй, все-таки стоит. Принимая решение жениться, мужчина берет на себя официальные обязательства по отношению к женщине. Если рядом совершенно самостоятельная дама, которая не требует никаких финансовых, материальных вложений, это очень расхолаживает спутника. И когда уходит страсть, обязанностей тоже не остается.
– Сейчас жалеете, что не настояли на том, чтобы у мужа были обязанности по отношению к семье?
– Распределять роли в семье надо сразу. Я же этого не сделала, потому что в ту пору Илья был женат и переживал достаточно «кровавый» развод. Его жена выставила ему огромное количество материальных претензий, чтобы дать ему свободу. Я в это время сама себя содержала, понимая, как ему тяжело. А потом так и повелось…
– Развод, забота о детях, неподъемная ипотека... Как вам все же удается сохранять душевный покой и внешнюю привлекательность?
– Главное — сохранить доброе сердце. Тогда с внешностью проблем не будет. Ведь лицо — наша записная книжка. Когда Фрэз выкинул нас с детьми на улицу, а хороший знакомый предал (я вложила все имевшиеся деньги в квартиру, он же меня «кинул»), вот тогда я как-то сломалась! Но все-таки выпуталась.
– Каким образом?
– В прошедшем году я похоронила троих друзей: Мишу Кравченко (владелец фабрики «8 Марта»), Марину Голуб, танцора Антона Ковалева. И у меня в голове будто щелкнуло: жизнь конечна. Вдруг перестал чрезмерно напрягать ипотечный кредит. Я поняла: если не буду по этому поводу с утра до ночи трястись, все равно что-то придет. Тут снимешься, там что-то прорекламируешь, здесь еще какое-то предложение поступит.
А как только изменила свой взгляд на жизнь, в ней стали происходить позитивные перемены. Перестал мучить панкреатит, который пышным цветом расцветал на фоне всех пережитых стрессов. А главное, я осознала: да, у меня нестабильная личная жизнь, на данный момент в этом смысле я одна, но мне не страшно! У меня есть моя профессия, есть мои мальчики — вот что важно. И в последнее время я пребываю в хорошем настроении. Вот и сейчас приеду с гастролей, мальчишки приготовят для меня какое-нибудь кино, мы с ними заляжем на мою большую кровать вместе с кошкой и всякими вкусностями и будем смотреть фильм. Мы проведем чудный вечер — это ли не счастье?

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото Сергея Миланского