Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Сергей Жигунов: посмотрите на меня, ну какой я дедушка?

Лика БРАГИНА
 
50-летие – прекрасное время для новых свершений! Актер, отметивший 2 января юбилей, рассказал «Телесемь» про внучку, слонов и новых «Трех мушкетеров».

– Сергей, 50 лет для мужчины – самый расцвет! Но на юбилей принято подводить итоги и строить планы. Что в этом возрасте для вас вышло на первое место?
– Работа и семья для меня равноценны. Я живу как белка в колесе. У меня очень много работы, и все мысли – о том, как бы успеть сделать намеченное. А когда я не работаю, то очень радуюсь семье. У меня больше ничего в жизни нет, правда. И на то, чтобы анализировать жизненные приоритеты, времени нет. Хотя опыта предостаточно. На съемочной площадке вдруг выяснилось, что я существенно могу помогать артистам. Меня это страшно обрадовало, да и их, по-моему, тоже.
– И понятие кризиса среднего возраста, который рано или поздно случается у всех мужчин, вам тоже незнакомо?
– Может, он и был, да я его не заметил! Я работал как лошадь, мне не до кризисов было. Производственные кризисы случались: в бюджет не вписались, в сроки не попали, снег пошел летом, сценарий вовремя не сдали, артист заболел, деньги с канала не перечислили… Вот это кризисы! Этим я живу. А все остальное – розовые сопли какие-то.
– А есть ли у такого уверенного человека, как вы, какие-то фобии или слабости, в которых не страшно признаться?
– Есть один страх – высоты. Меня один раз загнали на проволоку в цирке, и я понял, что боюсь. Было очень страшно. А сейчас… Я человек взрослый, поэтому маленьких страхов и опасений много, но я не буду вызывать их из небытия, чтобы, не дай бог, они вдруг не материализовались.

Дочка и внучка

– У вас же в прошлом году дочка Маша вышла замуж. Вы сами достаточно рано женились – в 22 года. А как восприняли известие о замужестве дочки в столь же юном возрасте? Брюс Уиллис говорил, что он всех женихов своих дочерей встречает с бейсбольной битой…
– Все люди разные, я не такой категоричный. Маша меня, правда, не особо и спрашивала, постфактум поставила в известность. Но мы давно и хорошо знали ее избранника Ваньку, он нам очень нравился, хороший парень, так что мы с женой Верой не возражали. А только порадовались за детей.
– Вы ведь еще и дедушка: старшая дочь Настя пару лет назад подарила вам внучку Юлю…
– Какой я дедушка? Посмотрите на меня! Когда мне внучкой заниматься? У меня на это нет времени! Мне лечиться-то некогда, мучаюсь с сильнейшим кашлем уже несколько месяцев, застудился в замках на съемках «Мушкетеров». Вера, когда есть время, занимается Юлькой по мере возможности. Иногда Настя приводит малышку к нам в гости (благо они живут недалеко), тогда я ее вижу. Как-то неделю назад мы даже ходили с Юлькой в ресторан. Очень смешная девочка, хулиганка, бегает все время, озорничает.

Едины шпага и душа

– Насколько понимаю, главный подарок на юбилей вы себе сами сделали?
– Да, снял «Трех мушкетеров», осуществив давнюю мечту. Хотя есть еще один мощный проект, который все никак не
выйдет на экраны, – 24-серийный фильм «Однажды в Ростове». Но мушкетеры, конечно, особенная для меня история, режиссерский дебют.
– Как решились стать режиссером?
– Я собирался снимать это кино как продюсер очень давно. И наступил момент, когда я перестал верить режиссерам. Большинство из них только делают вид, что им интересно снимать твой проект. А приходишь на площадку и видишь, как он спит в одном ботинке с холодным носом и ему все равно. Это так видно на экране, вы себе даже представить не можете! Мне стало страшно, что придет какой-то человек, который сделает работу левой ногой, как попало. Я спрашивал несколько раз у старших товарищей по профессии, кому можно доверить снимать. Последний, с кем говорил на эту тему, был Вадим Юсупович Абдрашитов. И он, как человек, преподающий во ВГИКе на протяжении десятков лет, выпустивший практически всех имеющихся на сегодняшний день режиссеров, после долгого молчания сказал: «Снимай сам». Я растерялся, потому что это был уже седьмой человек подряд, который сказал мне эти слова. Говорю: «Да я не умею!» А он: «Ну ты же про артистов все понимаешь? Столько лет продюсером работаешь. Чего ты не умеешь-то?» И как-то так он меня убедил, что я подумал: «А что я действительно кокетничаю?»
– А каково это – бывшему гардемарину снимать «Мушкетеров»?
– Как гардемарин в прошлом, я хорошо разбираюсь в этом жанре. Приключенческое кино надо любить. Француз Мишель Карлье (постановщик фехтования) в самом начале нашей работы стал меня расспрашивать: «Расскажи мне о манере фехтования для каждого персонажа!» И я понял, что никто из наших, даже самых достойных, режиссеров не смог бы ответить на этот очень профессиональный вопрос. Он достаточно специфический, и можно было воспринимать его как провокацию либо полную уверенность в компетентности режиссера в данном вопросе. И я стал рассказывать ему, кто в какой стойке стоит: «Арамис во французской манере, Портос в силовой, Атос в итальянской, а Д‘Артаньян пусть дерется как Венсан Перес у тебя в «Фанфан-Тюльпане»!» Мишель на меня внимательно посмотрел и сказал, что драться как Венсан невозможно, таких артистов просто нет. Я ответил: «У меня есть один». И уже через неделю Мишель взял свои слова обратно. Риналь Мухаметов (исполнитель роли Д’Артаньяна) поразил всех, кто с ним работал.
– Как решились отдать главную роль новичку?
– У нас не было вариантов. Изначально фото Риналя прислала кастинг-директор. Посмотрел я черно-белый снимок, и он мне как-то сразу очень понравился: такой симпатичный пацан с чубчиком, с хорошей улыбкой и соломинкой во рту. Говорю: «Присылайте». И он пришел, смешной такой, трогательно заикался… Сказал, что фехтование – это неинтересно, скучно… Еще что-то такое забавное… В общем, он был прекрасен. И больше мы никого не пробовали. А в финале съемок мы подарили Риналю знамя роты мушкетеров де Тревиля и шпагу, которые снимали у нас в картине. Их, как оказалось, нельзя было везти через границу – отправили грузом. И вот по приезде в Москву он просто измучил нас всех вопросом: «Где моя шпага?» Это человек, который убеждал меня, что фехтование – скучное и неинтересное занятие… И когда груз пришел, он через 20 минут примчался, забрал шпагу и так же стремительно умчался.

Женские слезы

– А для Михаила Боярского не хотели придумать роль?
– А зачем фильму эти ассоциации? Хотя Миша мой товарищ, и я предложил ему сыграть отца Д’Артаньяна. Он ответил, что роль небольшая, потому не очень ему интересна. На самом деле это совсем другое кино, другая стилистика, эстетика. Миша очень хороший, глубокий драматический артист, на мой взгляд, недоигравший романтических ролей из-за своей славы Д’Артаньяна, что страшно обидно. Он снимался у меня в «Королеве Марго», но в моих «Трех мушкетерах» играть ему было не нужно. Поэтому отца Д’Артаньяна сыграл постановщик трюков Мишель, очень красивый, фактурный мужчина. Говорил он в фильме по-французски и попросил, чтобы я его озвучил.
В конечном итоге, как мне кажется, нам удалось рассказать правдивую историю о людях, которая к дракам и погоням не имеет никакого отношения. Это все фон. А есть яркие характеры, сложные взаимоотношения, непростая судьба парня из провинции, который в 18 лет приехал в Париж. Я старался максимально обострить личные отношения Атоса с Миледи, Бэкингема с королевой, Констанции с Д’Артаньяном. И получилась очень жесткая, эмоциональная трагикомедия, на мой взгляд. Например, как мои монтажницы смеются и радуются в начале, точно так же они плачут в конце, когда начинается череда смертей: смерть Констанции, казнь Миледи.
– Ваша дочка тоже среди них? Насколько знаю, она монтажером у вас на студии работает.
– Да, работает, и ей очень нравится. Дочка сама выбирает, что ей интересно, моего влияния тут не было. Маша получила очень хорошее образование. Сначала она поступила на философский факультет МГУ, потом перевелась во ВГИК, на искусствоведческий, после ВГИКа окончила курсы монтажа и этим летом поступила в Нью-Йоркскую киноакадемию. После ее окончания пришла ко мне на студию монтажницей, работает сейчас над «Тремя мушкетерами». Она еще совсем молоденькая девочка, пусть пробует все, что ей интересно, в конечном итоге так и найдет себя. Хотя, еще будучи школьницей, Маша много писала, так что я не исключаю, что она будет продолжать двигаться в кинематографе в каком-то еще направлении, если не остановится на режиссуре монтажа.
– Вы рады, что дочка рядом и вы можете ей помогать, подсказывать что-то?
– Конечно, я доволен, что Маша в хороших руках, ее окружают настоящие специалисты и у нее есть возможность для профессионального роста. Маше повезло, что она сразу попала на «Трех мушкетеров», ведь такие проекты бывают раз в десять лет. Вот буквально только что она летала в Париж, отвозила материалы Николя Трембасьевичу, который будет монтировать все сцены драк (это тот человек, который монтировал «Перевозчика», «Такси», один из лучших специалистов в Европе).

Армейские будни

– Артисты – люди вспыльчивые и эмоциональные. Став еще и режиссером, как вы справляетесь с эмоциями – стараетесь их сдерживать или можете дать волю гневу?
– На съемках «Трех мушкетеров» я две недели пытался сотрудникам все спокойно объяснять: куда надо идти, почему нужно делать так, а не эдак, как все связано и как может аукнуться в дальнейшем. А потом я понял, что это история, которая никуда не ведет, и перешел на суровые армейские будни. Вокруг меня была выжженная земля в радиусе 15 метров. А почему я, собственно, должен сдерживаться, если мне нужен результат определенного качества в определенные сроки? Почему я должен делать вид, что мне все нравится, когда одного человека одели не в тот костюм, а другой идет не в ту сторону, на лошади не то седло, а артисты не знают текст?.. Почему я должен делать вид, что я интеллигент в восьмом поколении и все прекрасно? В общем, дойдя до точки кипения, я сразу вспомнил все армейские афоризмы, которые слышал, когда служил. И они прекрасно повлияли на производственную ситуацию: все построились в колонны и пошли в нужном направлении.
– Кричали громко?
– Боже, если бы вы слышали, как я орал! Хотя не получал от этого удовольствия. Но я вернулся с этих съемок, и во мне что-то переменилось, я перестал заигрывать с окружающими, стал искреннее, откровеннее, честнее и жестче. И тут в студии тоже начал всех разгонять: значит, так, вот это туда, это сюда, убрали, унесли, не нравится – уходи! И еще я вдруг понял, что люди на меня не обижаются! То ли я прав был всегда, не понимаю… Когда я однажды назвал всю группу «слонами сине…опыми», все затихли, наступила пауза, я уже успокоился… И в тишине ко мне поворачивается звукорежиссер и спрашивает: «Сереж, а почему сине…опые?» А я и сам не знаю, говорю: «А почему слоны, вас не интересует?» И они от меня отстали. Наверное, этот фильм нельзя было по-другому снять, как такими репрессивными методами. Хотя я никогда себя не оправдываю.
– Можете признать, что были не правы? Извиниться?
– Любой человек совершает поступки, о которых жалеет. И я тоже. И если я чувствую, что был не прав, я обязательно извиняюсь. Даже если просто лишнее говорю по громкой связи. Так что и перед группой в конце съемок я извинился за несдержанность.

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото Ольги Лавренковой



Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Похожие статьи

Похожие статьи не найдены

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 321 гостей онлайн