Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Хотите больше внимания? Нужно забеременеть!

Елена ШАТАЛОВА
 
За последние полтора года телеведущая Ирина Муромцева вышла замуж за продюсера Максима Волкова, родила еще одну дочку и уже приступила к работе.

Ирина: Мы познакомились с Максимом, когда я готовила концерт в Кремле к 100-летию советской анимации и искала, кто мог мне помочь. Наш общий знакомый Алекс Дубас как раз устраивал литературные чтения своей книги, а Максим занимался их подготовкой.
Максим: Это было полтора года назад, в 20-х числах ноября. Ира пришла ко мне в офис часов в 7 вечера. В кабинете дым стоял коромыслом: я тогда все время курил сигары. Теперь это в прошлом. Ира, дети – какое тут курение…
– Ирина мягко намекнула, что нужно это дело бросить?
М.: Нет, я сам. Жена меня не напрягает ни по каким вопросам. Все ненужное само отваливается.
– Мудрая у вас жена! А какой она показалась вам в первый раз?
М.: Симпатичной, образованной, вдумчивой…
– Не хотелось выяснить у друзей, свободна ли эта женщина?
М.: Нет, я не бегаю за юбками. До Иры и женат не был. Мы обсуждали проект. Я и думал о делах.
– Поэтому к 32 годам ходили в холостяках?
М.: Я очень ответственно к этому делу отношусь. У меня никогда не было ситуации, когда я понимал, что от какой-то женщины хочу ребенка. А тут вдруг появилась.
– Вы это быстро поняли?
М.: Ну что вы! На мой взгляд, как возникает симпатия... Когда понимаешь, что у тебя с этим человеком есть что-то схожее, когда слушаешь его и нет противоречий, не возникает мысли, что он несет ерунду.
– Ирина, у вас в отличие от Максима уже был опыт долгих отношений. Раз обжегшись, разве не начинаешь осторожничать?
И.: С Любашиным (дочери телеведущей 12 лет. – Прим. «Телесемь») отцом мы и не жили толком семейной жизнью. А расстались окончательно лет шесть назад. Я давно поняла, что не нужно никого ждать и искать. Если всматриваться в каждого мужчину глазами брошенной, вряд ли дождешься чего-то серьезного. Мне было важно понять, что нужно мне самой, какого человека хочу видеть рядом. Хотя у меня было как в песне «ах, ухажеров мне вполне хватает...». И богатых, и известных, и таких, и сяких. Помню, даже думала: ну что ж такое – один из себя что-то изображает, другой с какими-то тараканами в голове... Когда стала общаться с Максимом, поняла, что и в его шкафу скелетов достаточно. Но важно – как он к ним относится. Максим не застрял, как муха в янтаре, в том, что с ним происходит, а проводит работу над ошибками. И в этом смысле мы с ним оказались похожи.
– Когда вы это поняли, отношения стали переходить в близкие?
М.: Прошло месяца три. Мы сидели в ресторане «Шатер», говорили о работе, о жизни. Потом пошли в кинотеатр напротив. Там впервые и взяли друг друга за руки…
И.: Максим романтик, словно не из этого времени. Он совсем не форсировал события. Меня это приятно удивило. Обычно мужчины ведут себя по-другому. Он был очень осторожен, даже слишком деликатен. Я в какой-то момент даже сказала подругам: «Ну мы уже в кино сто раз с ним сходили, а он просто за руку не может взять. Не пойму, нравлюсь ему или нет». Они в ответ: «Конечно, стал бы он с тобой ходить».
– Первой проявили инициативу?
И.: Да, конечно, мне уже не по себе было от этой неопределенности. Я стала его по-женски провоцировать: подкалывать, ситуации создавать, чтобы на более активные действия сподвигнуть...
– А с предложением выйти за него замуж он тоже не торопился?
И.: Напротив. Максим, наверное, старомоден. Это было понятно и по тому, как он делал предложение, и по тому, что торопился его сделать. У нас все было хорошо. Влюблены, встречаемся, проводим вместе время. Можно было и дальше продолжать. Люди по несколько лет так существуют. Да и у меня никогда не было пунктика «а теперь давай бери меня замуж». Поэтому предложение Максима стало для меня неожиданным.
– Максим позже признался, что поверить не мог, что такая красивая, умная женщина может обратить на него внимание.
Как-то в конце лета поздним вечером мы поехали в Нескучный сад. Когда спросила Максима: «Зачем?», он ответил, что ему нужно в театр к Стасу Намину. Я удивилась: «Там же нет никого. Время — 12 часов». Он: «Мне надо». Спустились к реке, хотя театр совсем в другой стороне. Я ему: «Что-то ты темнишь». А Максим: «Я знаю, ты любишь воду, а здесь такой красивый вид. В общем, вот». И протянул мне какой-то сверток, в нем коробочка. А в этот день как раз была наша дата, мы каждый месяц отмечаем, сколько дней вместе. Подумала: подарок. Но Максим забрал у меня коробочку: «Лучше я». Открыл и протянул мне кольцо: «Хочу, чтобы ты стала моей женой. Наверное, надо встать на колено или на два? Я не знаю, как правильно». Медлить с ответом я не стала.

Нам не хватало мужчины

– Ирина, как дочь Люба отнеслась к переменам в вашей жизни?
И.: С осторожностью. Ее папа немного болезненно воспринял эту новость. И Любе это передалось... Раньше же я ей посвящала все свободное время. Но мы много с ней говорили. И со временем все утряслось. Мне кажется, нам обеим давно не хватало мужчины в доме. Семьянина, заботливого, внимательного, любящего, которому хотелось не только деньги зарабатывать, но и детьми интересоваться: плавать с ними наперегонки в море, играть в мяч – словом, заниматься вещами, которые вроде и не по возрасту. С Максимом мы все это получили. Еще до рождения Саши втроем отправились отдохнуть в Египет. У нас с Любой была давняя мечта научиться плавать с аквалангом. Но все не складывалось. А тут выяснилось, что Максим это умеет. Люба и загорелась пойти в дайвинг-школу, хотя на полпути чуть ли не передумала. Мы вдвоем уговаривали ее, убеждали, что нельзя дело бросать на середине. В итоге она все сдала, и теперь у нас в семье еще один дайвер.
– Максим, у вас в каком-то смысле ребенок появился раньше, чем родилась Саша. Как вы выстраивали отношения с Любой?
М.: Да, у меня нет большого опыта общения с детьми, я в семье один рос, но мне кажется, с определенного возраста ребенка нужно воспринимать как самостоятельного человека, который имеет свое мнение. Но это не означает, что ты должен со всем соглашаться. Любаня во многом человек сформировавшийся. К тому же она сейчас в непростом возрасте, в котором есть конфликты внутри, переживания, антагонизм. Если понимать, что это не дурь какая-то, а естественные процессы, легко не обращать на что-то внимания.
– По отношению к себе чувствовали с ее стороны неприятие?
М.: Нет. У нее же мама мудрая женщина, сами сказали. Все ведь от воспитания зависит. Но понадобилось время. Мы изучали друг друга.
– Неужели Люба ни разу не отправлялась в другую комнату, когда вы приходили в гости, еще не будучи мужем ее мамы?
М.: Проблема возникает, как правило, по обоюдно острому желанию. И даже если что-то происходит — всякое же бывает настроение, можно просто не обратить внимания, и проблема не случится.
– Бывают ситуации, когда нужно проявить жесткость, а вы боитесь перегнуть палку?
М.: Раньше Любаня старалась держать себя со мной на расстоянии. А с мамой вела себя как обычно. Как-то у девочек случился спор. Некоторые моменты мне не понравились. Я достаточно жестко объяснил Любе, что надо вести себя так и так. Ира потом сказала, что дочка сильно напряглась по этому поводу, стала переживать. И я понял, что Любе не обязательно тыкать пальцем, не надо давить.
У Любаши серьезный характер, но с ней не тяжело. И даже если у нее случаются проблемы в школе, мама пожурила, но проходит время, и она опять мягкая. Она интересный ребенок. Например, совсем не смотрит телевизор. Хотя в этом возрасте дети на нем помешаны. Не ботаник, любит тяжелую музыку, активный интернет-пользователь, но при этом не подсажена на компьютерные игры. И, главное, читает! Знаете сколько литературы я вынес с последней книжной ярмарки! Еле дотащил.
И.: Любаша не приучена к телевизору, смотрит его крайне редко, в основном когда бывает у папы. Там он включен фоном. Единственный мой запрет — игровые приставки, мне кажется, это убийство времени. А любовь к книжкам я не воспитывала. Просто с детства книга вечером была нашим ритуалом.

Мама пополам

– Ирина, Люба узнала сразу две новости: то, что вы выходите замуж, затем – что ждете ребенка… Как она их восприняла?
И.: По-моему, и то и другое с искренней радостью. Не было ощущения, что из вежливости поздравляет, а у самой в душе неизвестно что творится. Но ближе к моменту появления на свет Саши переживала. Неизвестность страшила: а вдруг она будет ночами плакать, а ты станешь все время ей посвящать, мы изменим наши привычки... Я Любашу успокаивала, поэтому, когда появилась Саша, она сама попросила ее подержать на руках, предлагала помощь...
– Максим, помните, как Ирина сказала вам, что вы станете папой?
М.: Это случилось в Италии на отдыхе. У меня всякое в жизни было. И, кажется, нет такого, что могло бы меня удивить. Но даже если бы сказали, что инопланетяне высадились на Землю, думаю, на меня это произвело меньшее впечатление. Когда мужчине не 20 лет, когда все не случайно, когда ждешь, стать отцом – это такое потрясение!
И.: Максим даже хотел сохранить тот тест на определение беременности. На память.
– Сохранили?
М.: Ира сказала, что не стоит.
И.: Пока я ходила беременной, начались такие непривычные мне сюси-пуси. Максим, коллеги на работе вдруг стали вокруг меня носиться, оберегать... Думаю: на тебе, обычно я всем попу вытираю, а тут… Мне, конечно, была приятна такая забота. Ведь у меня именно эти ощущения были забыты напрочь. Я давно привыкла чувствовать себя добытчицей. Так что если женщине не хватает внимания, нужно срочно инициировать беременность.
– Максим, вы рискнули пойти на роды…
М.: Да, и я смутно все помню. Вы не представляете, что это такое!
– Нет, у меня всего двое детей…
М.: Вы же женщина! Но как такое мужчине в сознательном возрасте пережить? Когда мы предварительно обсуждали, хочет ли Ира, чтобы я присутствовал на родах, она отказалась. Я не настаивал. А потом в роддоме все было как во сне: сначала мне предложили надеть халат, потом бахилы, затем специальный костюм, наконец, снять обувь, надеть тапки. Тут открылась дверь, и я понял: здесь рожают…
– Первый дочку на руки взяли?
М.: Я пуповину отрезал…
И.: Смотрю на фотографии, которые Максим делал тогда на айфон, и понимаю, что он был в состоянии измененного сознания.
М.: Я не собирался снимать, но доктор сказал: «Что стоишь? Фотографируй! Спасибо скажешь!» Потом спросил меня, когда хочу, чтобы ребенок родился – 6-го или 7-го числа. Я ответил: главное – чтобы у Иры было все в порядке. Саша родилась 6 марта в 23.46. До сих пор не могу поверить, что я отец, хотя мы даже спим втроем.
– Врачи считают, малышу ночью место в кроватке...
И.: Нам тоже говорят. Но у меня и Любаша так спала. Удобно: высыпаешься.
М.: Пока Ира не вышла на работу, мы не пытались Сашу ни на кого спихнуть. Ведь так важно, что ребенок первые дни проводит с родителями: идет закладка близости, доверия. Саша ночью каждые два часа просыпается. Я только вижу: Ира встала, значит, все хорошо.
– А вы не встаете памперс менять?
М.: Нет. Но не потому, что не хочу. Ира просто все делает сама.
– А она говорила, что до рождения ребенка вы были готовы чуть ли не грудью кормить ляльку…
М.: Я бы встал. Но она даже не намекает. Правда, у меня организм странный. Если не сплю, перестаю понимать, что происходит. Жена, наверное, это понимает и меня бережет. Я стараюсь помогать. Но у дочки пока два требования: поесть и поменять позу. Со вторым я справляюсь, с первым до последнего времени никак. Ира кормит грудью. Теперь через бутылочку приучаем.
– Ирина, Саше исполнилось два с половиной месяца, когда вы вышли на работу. С Любой полтора года сидели дома. Не захотели делать большой перерыв?
– Тогда была возможность. Я бы и сейчас сидела дольше. Не получается. Думаю, надо находить баланс между карьерой, детьми и семьей. Надеюсь, у меня это получится.

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото Романа Кузнецова



Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 179 гостей онлайн