Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Елена Яковлева: муж никогда не воспользуется моей протекцией

Елена Щербина
 
Вот бы у супруга с работой наладилось да сын себя нашел. Эти мысли занимают сегодня актрису, в остальном у нее все хорошо.

– Елена, как вам ни позвонишь, вы куда-то едете, летите... Так много работы или на одном месте сидеть скучно?
– Постоянные поездки – это и съемки, и гастроли со спектаклями, и отдых в том числе. Просто за время работы в театре у меня не было такой возможности передвижений, я и в отпуск 20 лет не ходила. Сейчас же, как свободный человек, наконец-то могу планировать время так, как хочу. Жить-то тоже когда-то надо.
– Не утомляетесь от частых переездов?
– Когда наступает такой момент, нужно просто выспаться. Я заранее планирую дни, когда целые сутки тупо сплю. А если еще и на даче, и телефон отключить, то вообще замечательно. Потом снова можно в дорогу. Я в последнее время даже в отпуск лечу не просто куда-то, а как можно дальше – на Камчатку, в Якутию, Вьетнам. Чтобы потом, когда из-за возраста начну уставать от перелетов, утешать себя мыслью, что я там уже была. Единственное, по собакам в разлуке скучаю. У нас их три, в мае из Пятигорского питомника привезли четвертую – черную овчарку. Я хотела, чтобы в доме хоть одна собака гавкала. А то три кобеля, и все тихие.
– Раньше вы с мужем заводили собаку после крупной ссоры...
– Изначально да – новая собака была как определение какого-то кризиса. А теперь это просто вошло в привычку. Сейчас мы с Валерой (муж Елены – актер Валерий Шальных. – Прим. «Телесемь») подумали, что давно не волновались. Представьте, два месяца, пока ждали, когда щенка отдадут, вели себя как образцовые родители – покупали вольеры, узнавали, где лучше покупать еду. В общем, старались, чтобы к появлению младенца в доме все было готово. Но больше всего переживали, как наши собаки отреагируют на появление новенького. У нас же все кобели, да еще разных пород. Но вроде замечательно уживаются.
– И с вашим графиком находите время на тот же выгул собак?
– А как же! У нас несчастье такое зимой приключилось. Валера в гололед сломал ногу – как раз гулял с собачкой, поднял Йорика на руки, поскользнулся и упал со всего роста, потому что руками опереться не мог – в них же собака. 9 дней лежал на гире, такой тяжелый перелом был. И неожиданно все заботы легли на мои плечи. Я думала: «Боже мой, неужели справлюсь?» Со всеми погулять, накормить, в больницу к мужу сходить! Но оказывается, в нормальной женщине в трудный момент что-то такое включается, какая-то мобильность. Уж до какой степени люблю поспать, а тут вдруг вставала в 7.30, глаза навыкате, гуляла с псом, потом бежала за продуктами в магазин, с едой – в больницу к мужу. Такие насыщенные дни были. Слава богу, сейчас Валера уже ходит, так что все заботы я вновь на его плечи переложила. Это вообще такое счастье, когда есть на кого положиться. У нас же в доме никогда не было ни домработницы, ни няньки. Считаю, если у вас не 300–400 квадратных метров жилплощадь, можно и самому все убрать. Правда, сейчас позволяем себе немного лениться. Дошло до того, что я сказала: «Валер, убираться не будем, начнем капитальный ремонт».

Разрешение Вангушечки

– Какая вы решительная! В работе тоже легко принимаете решения? На роль Ванги соглашались без сомнений?
– Ванга – это такой мощный персонаж, и, когда мне предложили ее сыграть, первым порывом было – мгновенно сказать «да». Но потом испугалась. Что делать с ее возрастом – нужно же скукожиться, сморщиться? Что будет с моей кожей? И я сказала, что мне нужно посмотреть, как я буду выглядеть в гриме. Когда убедилась, что в нем можно нормально жить, шевелиться, решилась. Поняла – жалко отдавать кому-то эту роль, ведь в 70 лет мне не предложат ее еще раз сыграть. Лучше раньше, чем никогда. К тому же было интересно попробовать играть с закрытыми глазами – ведь Ванга с детства была слепой. У меня дед по маминой линии во время войны потерял зрение и всю жизнь жил слепой в деревне. Помню, как мы, маленькие, бегали по деревенскому двору и наблюдали, как дедушка дрова колет, курице голову отрубает, чтобы внуков накормить. То есть он научился все это делать незрячим. Мне было интересно, смогу ли и я приспособиться. Обычно когда ты играешь, то смотришь партнеру в глаза, тебе нужно видеть ответную эмоцию. А здесь ничего этого нет. Все время хотелось открыть глаза и спросить: «Ты вообще меня слушаешь?» Очень странные ощущения.
– То есть изначально вы хотели отказаться от роли из-за грима, в то время как другие актрисы – из суеверий. Валентине Талызиной во сне явилась Ванга и посоветовала воздержаться от участия в проекте. Римма Маркова сослалась на запрет духовника. Инна Чурикова в день подписания договора сломала обе руки и расценила это как знак свыше...
– Поверьте, несчастные случаи происходят и на картинах, которые не предполагают никакой мистики. Но, с другой стороны, у меня все на съемках до такой степени гладко было, что я посчитала: это Ванга мне разрешила ее играть. Один раз даже испугалась этой мысли. Дело было так. Я летела на съемки в Болгарию через Москву из Америки, 18 или 20 часов провела в самолете. И, видимо, так неудачно там прилегла, что у меня защемило что-то в спине. Выхожу из самолета – даже идти не могу. Думаю: «Как же буду завтра сидеть на гриме пять часов, а потом еще и работать весь день?» Скрюченная спина, конечно, поможет играть бабушку, но не до такой же степени вживаться в роль. В гостинице выхожу на балкон, стою… Болгария, горы, звездное до безобразия небо, тишина, кукушки какие-то… Любуюсь на эту красоту и на вопрос «Что же я завтра буду делать?» сама себе отвечаю: «Вангушечка мне поможет». Утром встала – и забыла, что у меня спина болела, такое ощущение, что и не было ничего. Вот, казалось бы, по-разному можно объяснить это исцеление – то ли поспала хорошо, спина расправилась, то ли… Но главное – зачем я накануне сама себе про помощь сказала? Да еще имя такое придумала – Вангушечка!
– А что у вас стало с кожей после того грима, которого вы так боялись?
– Ничего плохого. Видимо, она у меня уже привыкла ко всему. Но поскольку я изначально думала, что все будет гораздо хуже, то оставила
себе полмесяца на косметолога. Узнала, что существует такая лазерная чистка, сжигающая верхний слой кожи. Звучит зловеще, но, знаете, нет, наверное, таких процедур, на которые я бы не согласилась. Если сейчас такая продвинутая медицина, хорошая аппаратура, почему бы женщине не воспользоваться этим, чтобы продлить себе молодость. Чтобы утром не совсем противно было смотреть на себя в зеркало. Для этого, правда, нужны еще здоровье и деньги.

Расплата за преданность

– Елена, после ухода из «Современника» вы рассматривали предложения от других театров?
– Если дом и существует, то он один. И «Современник» был для меня таким домом. Влюбленность в театр случается нечасто. Это удача, когда ты приходишь в него и понимаешь, что готова дневать и ночевать там. Тебя попросят полы помыть – не откажешь, в массовке сыграть – пожалуйста. Единственный раз я не вышла в «Современнике» на сцену, когда лежала в реанимации. А так на протяжении всей жизни в 5 часов вечера я смотрела в книжечку: не дай бог, я перепутала что-то. Вот до такой степени была влюблена в театр. Но я же не виновата, что со временем он стал меняться. Ничего страшного в этом нет. Во всяком случае, уйти честнее, чем оставаться и быть недовольной. Все, ушло и ушло.
– У вас после ухода из «Современника» работы меньше не стало – киносъемки, антрепризы, работа на телевидении. А как дела у мужа?
– У мужа ситуация пока иная. Увы, когда ты отказываешься от съемок на протяжении 10 лет, тебя забывают и вычеркивают. С Валерой это и произошло. Он был настолько предан театру, что играл по 25–26 спектаклей в месяц. Сейчас ни один артист на такие жертвы не идет. А Валера от всех предложений отказывался. Из-за того, что ему это физически было непосильно. И то, что происходит сейчас, вполне логично. Но муж принял решение об уходе из театра, хоть и очень для него сложное, сам. Конечно, он сильнее переживал, чем я. И если сейчас кто-то из режиссеров его вспомнит и позовет, то все наладится. А я каждый раз, соглашаясь на роль в фильме, думаю, надо бы сказать: «Возьмите Валеру на небольшую роль». Но, во-первых, не получается у меня так. А во-вторых, он мне этого не простит. «В жизни такого не будет, что я воспользуюсь твоей протекцией», – говорит он. Гордый и независимый.
– К слову, о гордости. Вы ведь тоже после того, как покинули «Современник», не разговаривали с Галиной Волчек. Только уход из жизни Игоря Кваши заставил вас позвонить бывшему руководителю…
– Я не могла не позвонить. Ведь, считай, всю жизнь, с 1984 года, были вместе! И должна я была принести искренние соболезнования коллективу, который остался в первую очередь без одного из основателей театра. И мы очень с Галиной Борисовной душевно поговорили, соединившись на этом несчастном случае. Но далее ничего не изменилось. С коллегами по театру мы до сих пор довольно часто перезваниваемся, встречаемся. А Галину Борисовну с днем рождения с удовольствием поздравлю, пожелаю искренне всего хорошего, но так, чтоб без повода созваниваться, – такого уже нет.

Сын ставит высокие планки

– Около года назад ваш сын Денис брал академический отпуск в университете, чтобы определиться, кем хочет стать. Чем закончились поиски?
– Этот ужасный период до сих пор не закончился. Я вообще догадывалась, что мальчики взрослеют позже, чем девочки. И подтверждение тому большие амбиции, юношеский максимализм. Поучившись на режиссерском факультете в Институте телевидения и радиовещания, Денис решил, что занимается не тем, чем хочет. Что не учат у нас снимать так, как в той же Америке. Денис планку себе о-го-го какую ставит – чуть ли не Тарантино стать. С одной стороны, понимаю, что у него правильные ориентиры, хороший вкус, но с другой – надо же этой планки достигнуть. А пока ведь одни амбиции. Сейчас мы остановились на том, что он будет работать на картине ассистентом, мальчиком на побегушках. До этого я его звала в те фильмы, где снималась. Материнский инстинкт срабатывал, хотелось, чтобы был перед глазами. А теперь его позвали на съемки уже без меня. Это хорошо. Пусть сам узнает эту систему изнутри, и если его затянет, то мы договорились, что все-таки поедет в Америку и попробует поступить в какой-нибудь колледж голливудский. Чтобы быть ближе к планкам, о которых мечтает.
– Не страшно сына так далеко отпускать?
– Страшно, а что делать. Когда Денису исполнилось 19 лет, мы подарили ему квартиру. Нужно было. А то он не знал ничего, как ребенок из детского дома. Не знал, как утюг включается, что, оказывается, нужно платить за газ, свет и воду, мыть за собой посуду. Первое время, когда только переехал, бесконечно звонил: как включается это, где найти то? Я говорю: «Ищи, твоя квартира». И справился ведь. Так что, возможно, и Америка ему на пользу пойдет. Что загуляет – не боюсь, тьфу, тьфу, тьфу, чтоб не сглазить, но он у нас не пьет, не курит, вегетарианец. Непонятно в кого. И сердечко у него доброе, душа большая. Я, наверное, счастливая мама. Он не жадный, не злой. «Мама, дай денег» – не его история. Хотя иногда за него и неловко: не любит никаких брендов, презирает их. Несовременно как-то. И меня мучает, что он вегетарианец. Растущему организму нужно все-таки мясо. Но он ни в какую, хотя следит за здоровьем, качается. В голове бы еще мозги чуть-чуть поднакачать, и все будет нормально.
– Невеста у сына есть?
– Какие-то девочки есть. Но со мной еще никого не знакомил. Но я болезнью ревнивой свекрови переболела, как родила его. Можете представить – первый раз выхожу гулять с ребеночком, грудничком, встречаю по дороге коляску розового цвета, заглядываю: «Ой, нет, нам эта не подходит, не хорошенькая». Потом сын подрос, стал ходить, общаться с девочками в песочнице, и я ревновала ужасно! Мучилась, думала, что со мной будет дальше, если сейчас ни одна девочка мне не нравится. Когда ему исполнилось 5 лет, стала успокаиваться мыслью, что наша невеста еще не родилась. А потом – прошло все. Видно, так переболела этим, что сейчас спокойно к его возможной спутнице отношусь. Даже если мне какая-то его подруга не понравится, разве я скажу об этом сыну? Неужели я так глупа, что изуродую жизнь своему ребенку? А впрочем, поживем – увидим…
Спорим, вы не знали, что… Елена и Валерий решили пожениться для того, чтобы их перестали селить в разных номерах гостиницы. По советской традиции актеров на гастролях селили раздельно – мальчиков с мальчиками, а девочек с девочками. А мужа с женой могли поселить, только если они расписаны. Пришлось идти в загс.

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото: Ваня Березкин

Редакция выражает благодарность театру «Содружество актеров Таганки» за помощь в проведении съемки.



Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 265 гостей онлайн