Печать 
Откровенный разговор

Я не сразу поняла, что стала мамой

Дарья Радова
 
Телеведущая Яна Чурикова рассказала «Телесемь», почему не торопилась замуж и что заставило ее отобрать куклы у дочери.

– Яна, начну с комплимента. Кажется, вы опять похудели! Поделитесь диетой?
– Девочки, если хотите похудеть, у меня есть проверенное средство. Берете мужа, убеждаете его в том, что ему нужно сбросить вес, а дальше у вас начинается праздник. Ведь вы не можете при любимом человеке съесть гамбургер и вынуждены, как и он, питаться травой и святым духом. Так, слово за слово, мой Денис (Денис Лазарев – супруг телеведущей. – Прим. «Телесемь») сбросил 20 килограммов за два месяца. Я за эти месяцы деградировала как повар, потому что домой приезжает все готовое – сумка-холодильник с запасом питания на две недели. Суммарная калорийность на день этого питания – 1200 ккал. Для здорового мужика типа моего ничто! Поэтому Денис быстро «сдулся», и мне приходилось доедать за ним эту зеленую биомассу, потому что у него на лице было написано: больше не могу! А деньги ж уплачены, не пропадать добру! Так что я, можно сказать, похудела от жадности.
– Но вы и после рождения дочки сильно сбросили вес. Тогда это тяжелее далось?
– Нет. Метаболизм поменялся, но в моем случае это привело не к набиранию килограммов, а к похудению. Мне пришлось поменять разве что методику тренировок. Я занимаюсь плаванием, но обязательно с тренером: сам себя так не заведешь, чтобы носиться от одного бортика к другому. Кроме плавания оставила такие виды активности, как пилатес и йога.

Снять корону и спрятать в ящик

– Характера вам не занимать. Вы начинали корреспондентом, сейчас – ведущая «Первого канала». Неплохая высота!
– Ха, думаете, все мои коллеги так вот сидят и кричат: «Я царь горы!» Это должность, которая требует от тебя каждодневной работы над собой, поддержания себя в тонусе. А потом, у каждого свои вершины. Но что касается пути, который ты должен пройти в профессии, чтобы получить результат, то да, он должен быть. Я сейчас читаю лекции в институтах и сталкиваюсь с самомнением людей, которые считают себя гениальными. С какого перепуга? Я бы назвала это поколенческим типом: «Я лучший, все мне должны, давайте срочно прайм-тайм на федеральном канале!»
– Самомнение не всегда на пользу?
– Если с самого начала будут говорить, какой ты обалденный, закончишь где-нибудь со шприцем в вене. Мне приходилось доказывать, что я что-то могу. У меня не было блата, а тогда считалось, что для того, чтобы попасть на телевидение, он нужен. Мои родители – обычные экономисты. Но я не могла пойти по их стопам, потому что у меня с математикой никакой дружбы не было. Я гуманитарий. Пошла в область, где меня некому было поддержать.
– В вашей жизни были периоды, когда вы оставались без проектов. Было страшно, что телефон с предложением о работе мне, Яне Чуриковой, больше не зазвонит?
– Оставшись без работы между «Фабриками», я поняла, что не буду сидеть и ждать звонка. Наплевав на звездный типа пафос, пошла на программу «Большой брат» простым редактором к Ингеборге Дапкунайте. И наблюдала ее вытянувшееся лицо: «Ой, Яна! Ты что, простой редактор?» «А что, это не работа?» – ответила я. Это называется, девочки, снимаем корону, прячем ее в ящик, запираем на ключ, а ключ выбрасываем. Я благодарна судьбе за то, что так получилось тогда, и за то, что так периодически случается сейчас. Когда я не занята на проектах, понимаю: это время для чего-то другого.
– Яна, а в жизненных целях вы видите различия между полами? Мол, женщина должна тогда-то выйти замуж, во столько-то – родить…
– Поставить галочки? Часто случается: кто-то работает, кто-то берет на себя домашние заботы. Но бывает, оба родителя убиваются на работе. И тут уж не до гендерных различий – думаешь, как ребенка воспитать. Как-то я осознала, что ребенок лучше воспринимает няню, чем меня. Возникла пауза, при которой я смогла побыть с ребенком ровно столько, сколько понадобилось для того, чтобы Тая идентифицировала смысл слова «мама».
Но я призываю женщин-карьеристок не убивать все время на работу. Родили – не забывайте о ребенке!
– Вы стали мамой в 30. Получается, карьера была первостепеннее?
– Родить в 17 для меня было нонсенсом. Нужно давать себе большое время на разбег. Молодой человек до 30 не способен создать семью с прицелом на дальность. Те, кто на третьем курсе вместе жили, давно развелись. Семья – то, к чему надо прийти методом проб и ошибок, а также попыток вместе жить.
– Родить в 17 для меня было нонсенсом.  Молодой человек  до 30 не способен создать семью  с прицелом на дальность.
– Изменилось ли ваше отношение к карьере и к жизни после рождения ребенка?
– Я не сразу поняла, что со мной случилось материнство. Мне не стыдно об этом говорить. Я честна. Не люблю ханжества. Сначала быть мамой – чистая механика. Ребенок воспринимается как некое существо, которое от тебя чего-то требует. Иногда спит, но в большинстве случаев плачет или ест. А осознание того, что ты мама, начинается потом... Когда малышка впервые засмеялась (а первые месяцы это было довольно нелюдимое существо), вот тут меня аж перевернуло. Так что у меня была задержка материнского развития.
После родов я быстро вышла на работу. И стало понятно: оказывается, я не могу ездить на острова нырять, как раньше, не могу делать много других вещей… В моем случае стремление родить было, наверное, инстинктивным. Я не была особо готова к материнству. С другой стороны, мама, рожая меня в 20, тоже вряд ли была к нему готова. Однако что-то же у нее получилось. Хотя она так не считает. Ей со мной сложно: я же с ней спорю. Она говорит: «Ой, какая ты была хорошая маленькая. А вот сейчас…»
– Вашей маме было с вами сложно. Стало быть, у вас свои методы воспитания?
– Воспитывать детей непросто. Это на самом деле главная работа в жизни – как ты воспитаешь детей. По ним тебя будут оценивать. У нас есть кому ребенка баловать – спросите любого родителя о роли бабушек и дедушек в воспитании внуков. А мама и папа – своего рода «плохие полицейские».
Я тут недавно у Таи забрала все куклы. Непопулярный метод, но как иначе стимулировать к развитию, когда все и так отлично? Буду отдавать согласно тому, увижу ли прогресс.
– А почему отобрали?
– Баловать нельзя. Ты лишаешь ребенка стимулов. У него же все есть. Это как пел Борис Гребенщиков: «Их дети сходят с ума оттого, что им нечего больше хотеть». Нам-то было чего хотеть. И я хочу, чтобы у наших детей тоже, хотя бы иногда, искусственно, создавалось это ощущение.

Хобби на двоих

– Яна, не представляю, как с вашей занятостью еще и на супруга удается найти время. Наверное, у вас есть общее хобби?
– У нас общие интересы заканчиваются там, где начинается граница – над водой и под водой. Он у меня рыбак. А я ненавижу рыбалку всей душой, поэтому и отпускаю его одного. Рыбу я люблю созерцать. А вот чистить не хочу! Мы поругивались на эту тему, потом порешили на том, что у каждого должно быть личное пространство. Денис же не любит нырять, не пошло у него с подводным миром.
– В чем же тогда находите точки соприкосновения?
– Мы отлично проводим время дома. Любим готовить вместе. Денис – отличный повар. Мне лучше всего удаются сырники, а Денису – блины. Более вкусных блинов я не пробовала никогда в жизни. Еще запеканки у меня поднимаются хорошо. Другое дело, как баба, я не могу поджарить мясо.
– Наверное, спасает и то, что вы с Денисом работаете в смежных областях (у мужа Яны бизнес в сфере пиара. – Прим. «Телесемь»)…
– Да, всегда есть что обсудить. Но, слава богу, Денис не из шоу-бизнеса.
– Вы недавно стали ведущей проекта «Универсальный артист». Как ощущаете себя в рамках шоу?
– Идея его хороша тем, что подвигает людей к перевоплощениям, в том числе и меня, как ведущую, мобилизует. В программе мне важно продемонстрировать не только умение разговаривать сколько угодно и о чем угодно, но и иметь знания о музыкальных направлениях.
– Яна, а вы какую музыку слушаете?
– Я разножанровый человек. В машине у меня играют разные исполнители.
– Хотела спросить о том, как вы привыкли отдыхать. Но подумала: при вашей занятости, наверное, больная тема…
– Да, я не отдыхала, вот как прям нравится, уже лет пять! А обожаю дайвинг-сафари. Берешь и уезжаешь на две недели на какие-нибудь острова в Индонезии: нетронутая человеком природа, рифы, рыбы… Но, видимо, в свое время судьба давала возможность взять и свалить и ни на кого не обращать внимания, потому что не было ни семьи, ни людей настолько близких, чтобы ради них что-то отменить.
– Читала, экстремальные виды спорта помогают принимать решения. Это правда?
– Когда прыгала с парашютом, сильно адреналинило. Есть в этом что-то такое, когда на высоте 4 тысячи метров понимаешь, что нужно сделать шаг и начать... падать. Тогда осознаешь, что самое важное в твоей жизни. Но мне такой опыт был нужен еще и для того, чтобы, например, перестать волноваться в эфире. Помогало. Кроме того, надо выводить себя из зоны комфорта. Посмотрите на наших артистов. Многие из них создают вокруг себя институт, который обеспечивает ему парник, в котором он – номер один. А как только мишура уходит, я и начинаю оценивать людей. Потому что некоторые из них вне мишуры – нули. Некоторые и вправду самые лучшие. А вот кто – моя маленькая журналистская тайна.

Блицопрос

– Если время года, то…
– Я их все люблю!
– Если путешествовать, то…
– Можно и по России, кстати.
– Если отдых, то…
– Дайвинг.
– Если нелюбимый школьный предмет, то…
– Алгебра.

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото: Роман Кузнецов