Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Сергей Лазарев: я устал быть мечтой школьниц

Елена Щербина
 
Все хотят узнать, как он пережил расставание с Лерой Кудрявцевой, а он бы хотел показать, как изменились он и его музыка.

Cвои отношения с бывшей подругой он продемонстрировал на недавно прошедшем конкурсе «Новая волна» в Юрмале. Лера и Сергей, постоянные ведущие шоу, пересекались как на сцене, так и вне ее, часто обедали в общей компании, а при встрече целовали друг друга в щеку.
– А как мы должны общаться? Делать вид, что незнакомы? У нас с Лерой нет обид или претензий друг к другу. Да и пять лет отношений не выбросишь из жизни. Сейчас мы друзья.
– А вообще друзей у вас много?
– Я к понятию «друг» отношусь слишком серьезно. Поэтому в шоу-бизнесе мало кого могу назвать друзьями, если только приятелями. Мне приятно общаться с Ани Лорак. Когда встречаемся, обязательно ужинаем вместе. Обожаю Кети Топурию. С этими людьми мне комфортно. Но круг общения по жизни у нас разный. Мой – это институтские друзья, проверенные временем. То есть в большинстве я близок с теми, кто появился в моей жизни до того, как стал популярным. К сожалению, времени на встречи с ними почти нет. Стараюсь выкраивать часы хотя бы для обеда или ужина, но получается не всегда. Зато помогают социальные сети. Я подписан на всех своих друзей в «Твиттере», «Инстаграме» и «Фейсбуке», каждый день вижу, что у них происходит. И они в курсе моих мыслей и событий.
– Советуетесь с ними в творческих вопросах?
– Нет. Эти моменты обсуждаю только со своими музыкантами. Объясню, почему. У артиста, который давно на сцене, должно быть внутреннее развитие. Я не могу написать сто песен в стиле «Даже если ты уйдешь». Однообразие слушателю надоест – и на мне можно будет ставить крест. Но если мою песню, которую я считаю неким новшеством, послушает человек со стороны, даже друг, не исключено, что он не поймет новинку и скажет, что старые композиции понятнее. А для меня что-то новое – это круто, это развитие и рост.
– А если тех, кто не оценил новшеств, окажется большинство?
– Нельзя реагировать на людей, которые в тебя не верят. Их нужно гнать как можно дальше. В моей карьере за 12 лет были и взлеты, и падения, и период застоя, когда не знал, в какую сторону идти. Но если раньше я старался прислушиваться ко всем точкам зрения, сомневался, спрашивал совета, сейчас этого не делаю. Слишком разные мнения звучали, порой совершенно противоположные. И я решил слушать только свой внутренний голос, чутье и инстинкт. Пришла уверенность в том, что у меня свой путь, своя история, свои фишки. Я хочу продемонстрировать амбиции и реализовать только свои идеи. Другого шанса у меня не будет.

Упреки и комплименты

– Проект «Универсальный артист» – это один из способов показать себя?
– Это шоу я воспринимаю как возможность сломать стереотипы относительно себя. Я сильно повзрослел, моя музыка изменилась, и подход к ней тоже. Я пою только живьем, у меня свой бэнд. Но так сложилось, что ко мне прицепился некий штамп: «Сергей Лазарев – молодой поп-исполнитель, мечта всех школьниц». И уже долгое время я не могу от него избавиться. А на мои концерты давно уже ходят не только подростки, но и семейные пары 30–35 лет. Звучание песен изменилось, живые аранжировки стали более роковыми. В шоу «Универсальный артист» я пришел доказать, что могу быть лучшим, могу быть другим.
– Но жюри вас не всегда жалует. Хип-хоп-исполнение не оценили, к шансону тоже были вопросы. Не обидно?
– Жюри, безусловно, имеет право на свое мнение. Но критика должна быть по делу. К сожалению, в шоу присутствует некая субъективность. Возьмем тот же хип-хоп. Никто из жюри не сказал, что я плохо сделал. В претензию привели то, что я мог бы выбрать что-то сложнее и что я по-новому не зазвучал в жанре. Это ведь полнейшая глупость! Для меня то выступление было одной из самых сильных трансформаций – начиная с образа, внешнего вида и заканчивая поведением на сцене. Я успокоился только за кулисами, когда мне сказали, что это просто война жанров и не мог хипхопер поставить «да» попсовику. То же самое и со Стасом Михайловым, который на программе про шансон единственный поставил мне «нет», хотя другие члены жюри – Любовь Успенская, Трофим, Игорь Саруханов – отметили мое актерское мастерство, перевоплощение в шансонье. Даже признались, что у них мурашки по коже бегали от моей версии песни «Владимирский централ». Михайлов же сказал: чтобы петь эту песню, нужно вести такой образ жизни. Простите, но тот же Михаил Круг сам никогда не сидел.
– Значит, вы считаете, что вам все жанры удались?
– На мой взгляд, я везде выступил достойно. Где-то чуть лучше, где-то чуть хуже. Но самым неоднозначным получился джаз. Был отличный номер, образ, но жюри не услышало в моем исполнении самого жанра. Но у человека не может все одинаково хорошо получаться. У меня не такой подвижный голос, который нужен для джаза, и научиться его петь за две недели невозможно, да еще и соперничать с королевой жанра Ларисой Долиной, да еще и в жюри сидит Игорь Бутман... Зато на роке была возможность продемонстрировать все, на что я способен. Вместе с моим коллективом мы исполнили песню группы «Звери» «Районы, кварталы». Все, кто сидел в жюри, – Николай Носков, Шура из «Би-2», Александр Иванов из группы «Рондо», Олег Скрипка – поставили «да» и сказали, что мне наконец-таки удалось доказать: я вовсе не посредственный музыкант.

Яркие брюки – борьба с депрессухой

– Сергей, вы сказали, что повзрослели. Но по вашему внешнему виду этого не скажешь: розовые штаны, желтые пиджаки…
– Я не считаю, что мужчина в 30–40 лет не может носить яркий костюм. Это советские стереотипы. Посмотрите вокруг: в нашей стране все ходят в сером, синем и черном. Ужас, депрессуха полная. Не нужно бояться ярких цветов, ведь мужественность проявляется не в черном цвете брюк или рубашки, а в поступках. Я могу спокойно позволить себе надеть яркую вещь, это модно, и не вижу ничего зазорного в том, чтобы выйти на сцену в розовых штанах. Я делаю шоу, а оно подразумевает разноплановость. За время шоу я шесть раз переодеваюсь. Хочу быть неожиданным, удивлять. Вот мой костюм фисташкового цвета от дизайнера Бессариона на открытии «Новой волны» вызвал столько разговоров! Одни писали, что я похож на кузнечика, другие сравнивали меня с жабой, а третьи говорили, что это гениально. Но меня успокаивает то, что я сотрудничаю с лучшими дизайнерами мира. Я – за креатив.
– В обычной жизни вы так же смело одеваетесь?
– Да нет, вот к вам на встречу пришел в джинсовке. Но сцена требует некой утрированности. Я не терплю, когда люди выходят на нее в том, в чем приехали. Для меня сцена – это что-то особенное, артист должен вызывать эмоцию.
– Ощущение, что вы все силы тратите на сцене, а за ее пределами ведете тихую размеренную жизнь…
– Да. Не люблю тусовки. Вечером хочется приехать домой, включить телевизор фоном, поужинать и лечь спать.

Отцовский инстинкт

– Признайтесь, квартира похожа на холостяцкое гнездо?
– Я чистоплотный человек. Дома у меня уютно, холодильник не пустой. Единственный, кто создает в моей квартире грязь, – это собака, от нее постоянно шерсть на полу. Но я терплю, что удивительно. Предыдущая собака – тойтерьер Бизя вынужден был переехать к маме. Тогда за мной самим еще был нужен уход. А сейчас, когда брал собаку из приюта, уже понимал, что это ответственность. Дейзи – классическая дворняжка. Говорят, у нее есть примеси гончих собак: стойка охотничья, но морда – типичная дворняга. Щенком она грызла все что можно, в том числе мою любимую дорогую обувь, и весь ковер исписала. Сам от себя не ожидал, что буду спокойно убирать за ней какашки и с легким сердцем выкидывать любимые туфли. Сейчас Дейзи выросла и такая стала умница! Послушная. И очень красивая. Она у меня на телефоне на заставке стоит. Спасибо друзьям и соседям, что выгуливают собаку во время моих отъездов. А когда возвращаюсь, Дейзи просто зацеловывает меня.
– Всегда приятно, когда дома кто-то ждет...
– Вы знаете, взяв собаку, я понял: во мне просыпается отцовский инстинкт. Хочется кого-то потискать, все чаще посещают мысли о детишках. Пока тренируюсь на Дейзи, но чувствую, что этот пробуждающийся инстинкт нужно срочно удовлетворить. Я даже хочу следующей весной или летом взять творческую паузу. Мне исполнится 31… Этот год был насыщенным: сольник в «Олимпийском», выпуск нового альбома, сейчас тур с моим шоу, театр. Нужен перерыв. Не знаю, правда, на сколько – на год или меньше.
– А родители с внуками поторапливают?
– Мама, конечно, внуков хочет, но, с другой стороны, она понимает: я единственный кормилец в семье. А ребенок – это ответственность и время. Кто зарабатывать будет? Мама не работает, бабушка, естественно, тоже. Поэтому мама намекает, но аккуратно, полагая, что я сам знаю, когда что нужно сделать. У нас с ней очень доверительные отношения. Это самый близкий мне человек.
– Сергей, и на что все же вы тратите деньги?
– Основную часть заработанного вкладываю в собственное производство. У меня нет спонсора и продюсера. Все оплачиваю сам – музыку, шоу, костюмы. Моя проблема: трачу порой больше, чем зарабатываю. Для меня важен результат, а не доход. В повседневной жизни не жалею денег на еду, люблю хорошие рестораны, машина у меня дорогая. На одежде не запариваюсь, а вот на обуви не экономлю. Все остальное идет в семью. На 55-летие маме подарил машину. В прошлом году семьей ездили в Париж, в этом году – в Рим. Люблю делать эмоциональные подарки. У меня обычная семья, как и многие другие семьи в стране, кроме Турции и Египта, ничего не видела. А мне хотелось маме показать, как вообще люди живут.
– В России отдыхать не получается, потому что поклонницы прохода не дают?
– Да нет, просто нужно привыкнуть к тому, что в тебя тыкают пальцем или кричат вслед. Я спокойно хожу в кино, этим летом успел дважды покататься на роликах возле «Лужников». Те, кто узнавал, просто не могли меня догнать. А другие не верили в то, что катается именно Лазарев. Но на полноценный отдых, конечно, уезжаю за границу, в основном в Америку. Люблю также Италию и Францию. Там могу спокойно гулять, сидеть в кафешках, ходить на концерты мировых звезд – Мадонны, Бейонсе, Рианны, Робби Уильямса.
– Сергей, мне кажется, вы так сильно любите работу, что не продержитесь без нее и месяца…
– Да, есть еще вершины, которые не достигнуты. И нет чувства, что все сделано. Сейчас, как мне кажется, у меня новый взлет. Совсем недавно с музыкой меня почти перестали ассоциировать, воспринимали лишь в свете романа с Лерой или с телепроектами, не связанными с моей основной профессией. Теперь я вновь сконцентрирован на музыке. Но понимаю: нужно дозировать себя для зрителя, ведь наскучить ему просто. А я хочу удивлять, быть неожиданным и каждый раз новым.
Спорим, вы не знали, что… с 1997 по 2003 год на заставке детской юмористической  программы «Ералаш» звучала  песня «Мальчишки и девчонки, а также их родители…»  в исполнении юного  Сережи Лазарева.

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript




Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 278 гостей онлайн