Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Вдова Филатова: я чувствую, что Леня рядом, вместе со мной

Екатерина Салтыкова
 
26 октября исполнится десять лет со дня его смерти. «У нас была счастливейшая семья», – говорит о нем актриса Нина Шацкая.

О фотографиях и бабочке

– Для себя я решила, что он не умер, а просто куда-то уехал, – рассказывает Нина Сергеевна. – И после этого мне стало гораздо легче.
А первые полгода не хотела жить. Рыдала с утра до вечера, а ночью, ложась спать, утыкалась в шерстяной свитер, который сохранял его запах. Это были страшные полгода… Если бы не поддержка друзей, не знаю, что бы со мной было. Володя Качан (друг и однокурсник Филатова. – Прим. «Телесемь»), видя, в каком я состоянии, поговорил с Иосифом Райхельгаузом, и меня пригласили в театр «Школа современной пьесы», где я работаю по сей день. А недавно я сделала стену с фотографиями, и после этого мне стало совсем хорошо. Вижу Леню, слышу его голос, чувствую, что он со мной... Среди снимков – фото бабочки, которая в день его похорон прилетела и села на мою дверь. Такого не могло быть, потому что в этот день было безумно холодно и бабочки уже давно не летали. К тому же она необычная: крылья у нее сверху серенькие, а снизу – яркие и красивые. Вот и Леня был таким… Как мне рассказывали, в тот же день в «Современнике», где Леня когда-то работал, во время спектакля над сценой тоже летала бабочка. Может быть, это его душа облетала свои любимые места…

О гадании и сне

– Хорошо помню нашу первую встречу с Леней. Пришла в театр (актеры вместе работали в Театре на Таганке. – Прим. «Телесемь») после декретного отпуска и увидела новых артистов. Среди них был и Леня. Он пробегал мимо, и я заметила его взгляд, острый, как бритва, который остановился на мне. Какое-то время мы только здоровались, а потом Леня неожиданно пригласил меня в кафе. Он читал свои стихи, и я почувствовала его энергетику. Между нами словно пробежала искра…
Но тогда сказала, что я замужем и между нами не может быть никаких отношений (первым супругом артистки был актер Валерий Золотухин. – Прим. «Телесемь»). После этого мы год не разговаривали. Уже потом Леня рассказывал, что все это время он приходил в театр, чтобы тайком посмотреть на меня. Он говорил: «Мне было достаточно просто тебя видеть».
В нашей с Леней жизни было много мистики. Например, незадолго до начала отношений я гадала на Крещение. Мы жгли бумагу и с помощью свечи проецировали тень на стену. Сначала появилось человеческое лицо с рогами, а потом собака. Я решила, что это бес и в моей жизни появится соблазнитель. Даже в театре в шутку спрашивала: «Кто же меня соблазнит?» Позже выяснилось, что Леня по знаку зодиака – Козерог, а по восточному гороскопу – Собака. А после собаки появился кулак с поднятым вверх большим пальцем. Я расценила это как очень хороший знак.
Через некоторое время мне приснился сон. Я его не запомнила, но проснулась с ощущением, что должна вспомнить и успеть сделать что-то очень важное. Какая-то сила толкнула меня, и я прибежала в театр, хотя у меня не было репетиции. Я стояла, смотря на сцену, и вдруг почувствовала, что кто-то целует меня в шею. Это был Леня. Он тоже не должен был быть в театре, но его тоже что-то толкнуло прийти... А потом мы что-то долго друг другу говорили...

О встречах и расставаниях

– Мы встречались в театре, находя укромные уголки, подолгу стояли рядом, обнявшись и положив головы на плечи друг другу, говорили о любви. Он читал стихи, давал переводы, спрашивал: «Что ты об этом думаешь?» И радовался, что мне все это очень нравилось.
И лишь спустя полгода Леня раздобыл ключи от какой-то квартиры, и мы там встретились.
Крещенское гадание сбылось…
Долго мы скрывали отношения. В то время в браке с моим первым мужем все было уже не очень хорошо. Я знала, что у него кто-то есть. А когда Леня понял, что и у его жены кто-то появился, и она призналась ему в этом, он ушел из дома. Я не хотела уводить его из семьи, поэтому поставила условие: «Поживи пока один. Ты должен понять, что без меня не можешь. А вдруг тебя потянет назад в тот дом? А может быть, встретишь кого-нибудь еще?» Он ответил: «Как тебе не стыдно так обо мне думать!» Но принял условие. А через какое-то время сказал: «Без тебя жить не могу». И в дом пришло счастье… Я стала чувствовать себя женщиной. Была окружена такой заботой, какой не было в первом браке. Но, наверное, он был нужен мне для того, чтобы я смогла оценить настоящее чувство.
Три года мы официально не оформляли брак, потому что Любимов (художественный руководитель Театра на Таганке. – Прим. «Телесемь») обещал Лене квартиру. У меня была трехкомнатная, и, если бы мы поженились, Леня ничего не получил бы. Но он и так не получил. И через два года сказал: «Все, хватит ждать, надо занимать деньги и покупать жилье». Вскоре у нас появилась однокомнатная малогабаритная квартирка, мы справили новоселье и поженились.

О сыне и внуках

– У нас с Леней была счастливая семья. Счастливейшая, как он сам писал. Вместе нам было очень хорошо. Как-то я прочитала Ленино интервью, в котором его спросили, какой, по его мнению, должна быть идеальная женщина. И он ответил: «Во всех ипостасях – моя жена». Мне было так приятно…
Он тоже всегда оставался для меня самым лучшим, самым талантливым, самым красивым. Идеальным. До сих пор удивляюсь: какое у него замечательное лицо! Хотя сам он никогда не считал себя привлекательным. Говорил, что когда первый раз увидел себя на экране, чуть не умер от страха. А когда его стали называть секс-символом, он только смеялся. Признавался: «Какой из меня секс-символ? Я даже на пляже раздеться боюсь». Но поклонниц у него было много. И ему это нравилось, как понравилось бы любому мужчине.
Когда мы стали жить вместе, моему сыну Денису было девять лет. Почти все свободное время Леня посвящал ему. Много разговаривал с ним о жизни. Заставлял Деньку читать, сын знал почти всю русскую литературу. Заставлял и спортом заниматься, «мышцы наращивать», сделал ему турник.
Леня обожал Дениску, называл его своим сыном, а он его – отцом. В свое время Денька даже хотел взять фамилию Филатов, и Ленька бы с удовольствием согласился, но все-таки отговорил Дениса. Сказал: «Ты потом не простишь мне этого. Тем более что твой отец не сделал тебе ничего плохого».
А когда у Дениса родились дети, Леня стал самым лучшим дедушкой. Для старшей Олечки стал крестным отцом. Как он ее обожал! Скучал безумно. Часто говорил: «Нюсенька, давай позовем Олечку!» Как все дети, девочка смешно разговаривала, и Леня просил меня записывать ее слова. Оля была его любимицей. Сейчас ей 19, и она часто вспоминает дедушку. Потом родились Танечка, Маша, Алеша и Мирослав – он был последним, кого Леня держал на руках. Младшую, Николь, к сожалению, он уже не увидел.

О еде и сигаретах

– Леня любил наш дом, новую квартиру, в которую мы переехали спустя десять лет. Здесь хорошая аура – добрая, светлая, теплая.
В бытовых вопросах он был совершенно непритязателен, в том числе в еде. Любил мой борщ, который теперь обожают дети, и пиццу, которую мы называли пиццей-филкой или пиццей по-филатовски. Она получалась толстая, сочная. «Такой пиццы я нигде не ел!» – говорил он.
На диете он никогда не сидел. Даже когда у него обнаружили язву двенадцатиперстной кишки размером с пятикопеечную монету. Я его вылечила с помощью настойки прополиса на спирту и овсяной каши. Через год все прошло.
А вот отучить Леню от курения не получилось. Он говорил: «Я от всего могу отказаться, но курево бросать не буду». Из-за этого я не любила, когда к нам приходили журналисты. Пока он с ними общался, курил одну сигарету за другой, и на столе образовывалась огромная гора окурков. Через час я понимала: «Все, надо их выгонять!»
Первый тревожный звонок прозвучал в 1994 году во время репетиции спектакля «Чайка» (я играла Аркадину, Леня – Тригорина). Он сидел в лодке и, когда должен был встать, поднял ногу руками. Сережа Соловьев, режиссер спектакля, сказал: «Ленечка, ты чего? Понятно, что Тригорин не молодой, но он и не старик». Леня ответил: «А у меня нога онемела». Очевидно, это был микроинсульт. И потом на спектакле он стал подворачивать ногу, тащить ее за собой.
Нарушилась и речь. А ведь она была у него удивительная – быстрая-быстрая, как скороговорка, и очень грамотная.
Когда ему стало совсем плохо, мы решили повенчаться. Это было еще до операции (актеру сделали пересадку донорской почки. – Прим. «Телесемь»).
Последние семь лет мы боролись за жизнь Лени. Именно любовь давала мне силы. Главное – что мы были вместе…

О передаче и стихах

– Телепередача «Чтобы помнили», которую делал Леня, была настоящим подвигом. Среди всеобщего беспамятства он возрождал память об артистах, чьи имена когда-то гремели, а потом о них забывали. В то время он уже начинал болеть. А передача отнимала много здоровья. Судьбу каждого актера он пропускал через себя. У Ницше есть изречение: «Когда долго всматриваешься в бездну, бездна начинает всматриваться в тебя». Он это знал и чувствовал на себе...
Я умоляла Леню: «Прекращай! Этот артист замечательный, но его уже нет с нами лет 20. А ты поднимаешь себе давление. Каждая передача отнимает у тебя здоровье». Он отвечал: «Нюсенька, я не прекращу. Кто, если не мы? Это же те артисты, на которых я смотрел и которых полюбил еще школьником». Он продолжал делать передачу даже тогда, когда ему было совсем плохо. Некоторые выпуски снимали в больнице, потому что он чувствовал, что делает нужное дело. Ему приходило очень много писем, звонили родные актеров, благодарили за то, что память о них жива.
На похоронах Лени Сережа Соловьев сказал: «Леня сделан из золота». Действительно, таких людей, как он, я больше не встречала. Как много он мог! Великолепный артист, мог сыграть абсолютно все. Талантливый режиссер, его дебютный фильм «Сукины дети» на Московском международном кинофестивале держал первую строчку почти половину фестиваля. А его стихи, переводы, пародии… Какие они замечательные, как он их исполнял! Про «Сказку про Федота-стрельца…» я вообще не говорю, это шедевр. Уверена, что когда-нибудь Ленины произведения будут изучать в школе. А какой он был человек! Щедрый в дружбе и любви…

О памяти и любви

– Сейчас я часто пересматриваю фильмы с Леней. Мне нравятся все. Но мой любимый – старый фильм-спектакль «Ярость». Он сам написал к нему сценарий по произведениям Юлия Файбышенко. Картина в трех частях, третья была написана специально для меня, и мы играем там вместе.
Хочу, чтобы память о Лене жила. Я выпустила книгу о нас «Биография любви», хочу сделать еще одну – друзья о Лене и Леня о друзьях. У Лени были замечательные друзья: Володя Качан, Миша Задорнов, Боря Галкин, Леня Ярмольник, Саша Адабашьян, Саша Розенбаум. Есть мысль собрать в одну книгу материалы о любимом театре, которому отдан большой кусок жизни.
Недавно я узнала, что на доме, в котором мы жили раньше, появилась памятная доска. Еще есть идея в Московском театральном колледже, который с 2010 года носит имя Леонида Филатова (он был его ректором), открыть его музей.
Я живу в нашей с Леней квартире и ничего в ней не меняю, все остается так же, как при нем. Дом держит Ленину энергетику. Мне здесь настолько комфорт­но, что из дома даже не хочется выходить. Я смотрю на фотографии и мысленно с ним разговариваю, да и не мысленно тоже. И он мне вроде как что-то отвечает и подсказывает. Я чувствую, что он здесь, вместе со мной…

«Я стояла, смотря на сцену, и вдруг почувствовала, что кто-то целует меня в шею. Это был Леня...»

«Когда у Дениса родились дети, Леня стал самым лучшим дедушкой»

«Между нами словно пробежала искра… Но тогда я сказала, что замужем и между нами не может быть никаких отношений». С Филатовым и Валерием Золотухиным

Дома Нина Сергеевна недавно оформила стену фотографиями мужа: «Я вижу Леню, чувствую, что он со мной»

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Фото: Александр Стернин, Сергей Джевахашвили, личный архив Нины Шацкой, Russian Look


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 524 гостей онлайн