Печать 
Герои недели

Наталья Гундарева: наша девочка с веснушками...

 
28 августа ей исполнилось бы 60. «Телесемь» разыскала школьную подругу актрисы – Лилию Рубанову.

ДОСЬЕ

родилась: 28 августа 1948 года в г. Москве
образование: Театральное училище им. Б.В. Щукина
театральная карьера: с 1971 по 2005 г. – актриса Театра им. Вл. Маяковского
кинокарьера: сыграла больше 60 киноролей
семья: первый муж – театральный режиссер Леонид Хейфец. Второй муж – актер Виктор Корешков. Третий муж – актер Михаил Филиппов
умерла: 15 мая 2005 года. Похоронена на Троекуровском кладбище
– С Наташей мы в школе сидели за одной партой, – рассказывает Лилия Викторовна. – Училась она хорошо по всем предметам. Но особенно нравились ей география, литература. Любила русскую классику.
– После уроков общались?
– Конечно. Ходили в магазины, в парк имени Прямикова. Правда, вечером гулять там опасались. Таганка – район неспокойный. Иногда шли ко мне делать уроки. У Наташи условия были похуже. В одной комнате в коммуналке, перегороженной занавеской, она жила с мамой, маминой сестрой и двумя ее дочерьми.
– В классе она была лидером?
– Ее любили за веселый и заводной характер. Но ситуация в нашем классе была непростой. Существовали как бы две группировки. В одну входили состоятельные ребята из высотки на Котельнической набережной, а во вторую – ученики из простых семей. Наташа относилась ко вторым, но ладила со всеми. Сглаживала острые углы, если кто-то начинал выпендриваться. Детям из высотки она, как мне кажется, не завидовала. Наташа не по возрасту мудро ко всему относилась.
– В детстве, юности Гундарева была полненькой?
– Да, но к своим формам относилась спокойно. Говорила: «Ну, что Бог дал!» Спортом занималась только на уроках физкультуры. А они у нас были профилированными, мы с ней ходили на баскетбол. Она возьмет мяч и прет с ним как танк, сметая всех. И забивает! Все возмущаются: «Так нечестно, по правилам надо играть!» А она так сурово: «Какие еще правила?»
– Веснушек она не стеснялась?
– Ой, они ей так нравились! А для одной постановки во Дворце пионеров на Ленинских горах (там она занималась в театральной студии) ей веснушки нарисовали с пятак.
– Достать красивую вещь в 60-е годы было трудно. А нарядиться вам, наверное, хотелось...
– Конечно, хотелось. К тому же в нашем классе в порядке эксперимента отменили школьную форму. Правда, ходить надо было в одежде темных тонов и не фривольной. Капроновые чулки не разрешали носить, в крайнем случае – фильдеперсовые. Директриса утром стояла у входа и проверяла, кто как одет. Наташа не старалась выделиться нарядами. Про нее говорили: «Ей все идет». Платья она шила себе сама. А еще придумывала туалеты для кукол. Вырезала их из бумаги, разрисовывала. Эти куклы до сих пор у меня хранятся.
– Когда Наташа заявила, что хочет стать актрисой?
– По-моему, уже после выпускного. Ее мама была чертежницей, и Наташа хотела поступать в инженерно-строительный институт. Но актер Виктор Павлов, с которым она познакомилась в студии, посоветовал ей пойти в театральный.
– Когда Наташа училась в Щукинском, вы встречались реже?
– Да. Но иногда гуляли вместе. Наташа говорила, что учиться ей нравится. Училище она окончила с отличием, и ее позвали в четыре театра. Она выбрала имени Маяковского.
– На спектакли вас приглашала?
– Поначалу нет. Стеснялась. Но я все равно покупала билеты. Однажды вышла к ней на сцену с цветами, а она подвела меня к Сергею Шакурову, сказала: «Вот девочка, с которой мы сидели за одной партой и вместе получали колы и двойки». Пошутила – колов и двоек не было. Но потом я перестала ходить в театр. Поняла, что вижу, где Наташа играет, а где она настоящая. Мне не хотелось, чтобы ее образ раздваивался.
– В сердечные дела посвящала?
– Бурных ее романов в школе не помню. Хотя ухажеры были и из нашего класса, и из других. И после училища, как пришла в театр, тут же нашлись желающие за ней приударить. Рассказывала об отношениях с первым мужем, режиссером Леонидом Хейфецем. Расстались они, по-моему, из-за того, что у нее не сложились отношения с его мамой. А с Михаилом Филипповым Наташе повезло. Такая любовь!
– Она сильно переживала из-за того, что у нее не было детей?
– Конечно, переживала. Материнский инстинкт у нее был развит. Помню, как заботилась она о сестрах, которые жили за занавеской. И потом им помогала.
– В последние годы вы общались?
– Очень редко. Позвонила ей однажды на Новый год. Поздравила ее, она – меня. Наташа сказала: «У меня куча гостей». Это был наш последний разговор…
Екатерина САЛТЫКОВА
Фото Russian Look
А вот как вспоминает Наталью Гундареву ее муж, актер Михаил Филиппов.
– Меня с детства пленяло слово «свояси». Чаще всего оно встречалось мне в конце русских сказок: «Вздохнул мужичок, почесал в затылке и поплелся восвояси». Теплом и уютом веяло от этих «своясей». Хотя, конечно, по малолетству я и не догадывался о том, что это за «свояси» такие. И только много лет спустя мне дано было счастье понять и вкусить блаженный смысл этого слова. Я встретил Тебя, Ты взяла меня за руку, повела меня по этой жизни и стала на долгие счастливые годы Моими Своясями.
В Тебе, взрослой женщине, удивительным образом жил ребенок, маленькая девочка из песочницы, которая с подкупающей доверчивостью рассказывает первому встречному: «А у нас сегодня на обед были котлеты с макаронами и компот».
Кому-то не нравилось, что мы вместе. Мы узнавали это по иголкам с солью, рассыпанным под дверью дома, по царапинам на машине. Злоба и всепроникающие недобрые взгляды сопровождали нашу жизнь. Ну да Бог с ними…
Я люблю своего сына, но притом всю жизнь мечтал о девочке, которой я мог бы заплетать косы. И вот в Тебе я обрел такую девочку, ребенка, счастливо живущего во взрослой женщине. А когда с нами случилась беда, я расчесывал Твои волосы и вспоминал мечты о дочке.
Я перебираю сейчас записочки, которые мы писали друг другу, стишки, которыми я веселил Тебя…
Давай понравимся друг дружке,
Одним ключом запрем сердца
И будем на двоих веснушки
Делить до самого конца.
Из книги «Наташа. Мои свояси. Жизнь в записочках, рисуночках и стишках», издательство «АСТ-Пресс», 2007 г.