Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Вместе мы - вести

 
Полгода назад Мария Ситтель и Андрей Кондрашов сели за один рабочий стол. Каково им его делить?

ДОСЬЕ

Андрей Кондрашов
родился: 30 июня 1973 года в г. Алма-Ате
образование: факультет журналистики Московского эколого-политологического университета
карьера: в программе «Вести» с 18 лет – был собкором по Центральной Азии, спецкором, политическим обозревателем; с сентября 2008 г. ведет «Вести» в паре с Марией Ситтель
ПРЕДПОЧТЕНИЯ
музыка: Чайковский, блюзы и весь русский рок
писатель: Гоголь, Достоевский. Из современников – Алексей Иванов фильм: «Собачье сердце»

Мария Ситтель
родилась: 9 ноября 1975 года в г. Пензе
образование: факультет «Финансы и кредит» Всероссийского заочного финансово-экономического института
карьера: с 1997 г. – корреспондент новостей в Пензе; с 2001 г. – ведущая вечерних выпусков «Вестей»
ПРЕДПОЧТЕНИЯ
музыка: от Вивальди до Pink Floyd
писатель: Салтыков-Щедрин
фильм: «Любовь и голуби», «Отец солдата», «День сурка», «Каникулы Петрова и Васечкина, обыкновенные и невероятные». «Стиляги» – из недавно увиденного

– В дуэте сложнее, чем поодиночке?
Андрей: Один отвечает только за себя, а в паре другая драматургия. Что-то недоделаешь – подставишь и партнера.
Мария: Вдвоем однозначно интереснее. Пока идет репортаж, можно поговорить о сюжетах…
– Ответственность тоже на двоих делите?
А.: А иначе и быть не может – в эфире, на летучках мы всегда вдвоем!
М.: Конечно, у нас во всем паритет. Но признаюсь, что мне комфортно за мужской спиной: Андрей – человек, готовый взять на себя всю ответственность. Мужчины как дети – могут что-то упустить, увлечься, забыть надеть очки. Не скажу, что это применимо к Андрею, но в случае необходимости проконтролирую.
– Андрей, позволим Марии так думать?
А.: Конечно! Женщина должна считать себя шеей. Главное, чтобы не претендовала на роль головы.
М.: Не подумайте, что я феминистка. Этот мир устроен для мужчин, а миссия женщины – позволить мужчине чувствовать себя в нем комфортно.

Скакалка от стресса

– Что для вас провальный эфир?
М.: У меня таких не было, не знаю.
А.: Балансирование на грани происходит часто, но благодаря профессионализму кучи людей за кадром провалов удается избежать. Поясню: не так давно в эфире Маша читает информацию, а в это время в наушниках мы слышим ураган, который творится в аппаратной, – сюжет через 11 секунд должен пойти в эфир, а он не готов! Маша читает медленнее, а я вижу на табло «11, 10, 9…» и понимаю, что сейчас должен подхватить, развить мысль, все эти необходимые секунды говорить дальше... Обошлось!
– Иммунитет к форс-мажорам появляется?
А.: Самообладание и устойчивость к стрессу приходят обязательно.
М.: Стресс сродни профнепригодности. Бывают сложные эфиры, после которых чувствуешь себя физически истощенной – напряжение на грани взрыва. Тогда спасает спорт. Прихожу домой, беру скакалку, выхожу во двор, когда темно, и прыгаю 7 тысяч раз. Стресс как рукой снимает!
– Все так просто?
М.: Это не просто, это колоссальная работа над собой. Попробуйте подпрыгнуть 7 тысяч раз! А мы себя жалеем и любим миф о том, что у человека нет свободного времени.
А.: Если бы я не знал Машу, то подумал бы, что это безумная барышня-выдумщица, которая хочет так жить, но не живет. Но она, блин, так живет!
– Многим прийти в норму помогает смех…
М.: Однозначно! Даже в эфире иногда трудно сохранять серьезность. Смехотерапия – это то, что я исповедую наравне со скакалкой. А у Андрея такое искрометное чувство юмора, что не рассмеяться бывает невозможно. Иногда идет сюжет и остаются секунды до эфира, порой приходится просить: «Андрей, прекрати!»

Зависть – это лень

– К критике как относитесь?
М.: Если ты привел к градусу кипения – это тоже результат. А вообще я человек с группой крови миротворца.
– С критикой понятно. А зависть?
М.: Однажды я запретила себе завидовать. Зависть разрушает изнутри. Есть люди, на которых я равняюсь. А так – чему завидовать? Чьим-то покупкам и приобретениям? У меня немало хороших вещей. Да и не люблю я ходить по магазинам. Может быть, я так искоренила в себе это чувство, что искренне не могу понять, что такое зависть? Андрей, вот ты завидуешь чему-нибудь?
А.: Я завидую тебе, что ты так думаешь! Зависть – это топливо. А мотор бывает разным – от разрушительной атомной подлодки до полезной мельницы. Если рядом со мной нет сильного конкурента, я расслабляюсь.
М.: Значит, зависть – это лень.
А.: А я завидую созидательно! Что, люди трудолюбивые не могут завидовать? Совершенно уверен в том, что мы с Машей сегодня прочитаем разные словари, завтра скажем друг другу: «Зависть – это…», опять не сойдемся, доспорим. А потом родим истину. Правда, каждый останется при своем.
– Если бы не журналистика, то что?
А.: Ну для Маши это вообще не вопрос! Для нее журналистика – это скорее удивительное стечение обстоятельств. Но не случайное.
М.: Мое желание с детства – стать врачом, но раз я его не воплотила, значит, оно для другой жизни. Мечтаю выучиться на астрофизика. Очень уж меня манят все эти кротовые норы и параллельные вселенные!
А.: А я в астрофизику никогда не уйду, хотя родители были бы рады – они физики-ядерщики. Отец до сих пор считает, что я занимаюсь ерундой.
М.: Мне надо познакомиться с твоим папой!
А.: Нет уж, я уберегу вас обоих!.. Не представляю свое будущее без телевидения, хотя в школе шарахался страшным образом – мечтал быть то актером, то дипломатом. Сейчас хотел бы приносить пользу стране в любых сферах – от переговоров до трудов в пользу какой-либо святой идеи. А лидерству России в мире я посвятил бы всю жизнь.

Царица и ангел

– Расскажите о другом смысле жизни – детях.
А.: Моей дочери Ане 6 лет. Она – стрессосниматель посильнее, чем для кого-то бутылка водки!
– Маша, а для вас дочь – стрессосниматель посильнее скакалки?
М.: Да, конечно. Я в Даше вижу полное отражение своей любви. Она с утра: «Мамочка, поспи, моя голубушка!» Укроет меня пледом, потом одеялом, поправит подушку. А прощается по телефону: «Мамочка, я тебя люблю, так люблю, пока-пока», – и чуть ли не расцеловывает трубку, а потом еще несколько секунд молчит. И это молчание дорогого стоит. Говорит: «Клади трубочку», – а я говорю: «Клади ты первая!» Просто наслаждение.
– Дочь – ваша копия?
М.: И да и нет. Она – Лев, царица, авторитарная, хозяйка положения. Но я-то Скорпион! Подпитываю ее царские амбиции сложной внутренней работой. Я сама такая. Люблю повариться в собственном соку: сначала себя открою, посолю, поперчу, начинает жечь – сгораю и обновляюсь. Без этого не могу созидать. И ее заставляю думать, отвечать за каждое слово. Я строгая мать и одновременно нежная и любящая, иначе дочь не отвечала бы тем же.
– А еще в чем Даша на вас похожа?
– Она очень любит декламировать стихи. В детстве я это тоже обожала, причем надевала мамины каблуки, наматывала на голову тюль и ходила «принцессой». А за «Мороз и солнце, день чудесный» Даше недавно поставили «шесть». Я спросила: «А как же ты прочитала?» И она начала… Я слушала – у меня текли слезы и хотелось смеяться. Я бы не набралась смелости прочитать это перед большой аудиторией. Живые люди – это же другая энергетика. В прямом эфире могу все, а аудитории пугаюсь.
– На ТВ дочь пустите?
М.: Решим. Сейчас прислушиваюсь ко всем ее желаниям – ролики, коньки, электрогитара, беговые лыжи, еще надо поставить ее на горные. Просит микроскоп – купим, я и сама в него посмотрю – это детская мечта.
А.: А у меня в детстве была совсем другая мечта. Когда мне было 5–6 лет, я загадывал желание, чтобы мама не болела. Я все загадывал и загадывал – а оно все не осуществлялось. Маме делали одну операцию за другой. Сейчас, слава Богу, у нее все гораздо лучше, но я всегда ставлю в храме свечи за ее здоровье... А мечты дочери для меня – святое. Ее проблема – как нарисовать елочку или вырезать кружочек – так важна для меня! Я смотрю Анютке в глаза и понимаю, что у нее на этот час нет ничего главнее на свете, а ты и мама – единственные люди, которые способны решить эту проблему!
М.: Анечка у Андрея потрясающая! Это ребенок индиго. Какие смелые и недетские суждения! И почерк Леонардо: она пишет в зеркальном отражении, левой рукой. У Ани потомственный художественный талант.
А.: Да, моя жена Ира – художник, и ее дед был художником. А вот мою работу дочь считает обыкновенной. Аня уверена, что всех пап показывают по телевизору, а если кого-то не показывают, значит, просто не его неделя. Я никогда не говорил ей, что телевидение – это нечто редкое и исключительное.
– Когда-нибудь для нее это станет новостью. А в вашей жизни какая новость стала лучшей?
М.: Лично для меня – известие о беременности.
А.: Каждый раз хорошую новость, будь то победы наших спортсменов или рождение ребенка, считал лучшей. Я позитивный человек, во мне гораздо больший след оставляет хорошая новость, нежели плохая. Хороших новостей было много, а будет еще больше!

Блиц-опрос

– Сова или жаворонок?
А.: Сова, а ночью орел.
М.: Совожавр.
– Кнут или пряник?
А.: Кнут, к сожалению, эффективнее. И к себе, и к другим.
М.: Лассо и мамин пирог.
– Борщ или шоколад?
А.: Борщ. С пельменями.
М.: Если борщ, то мой, если шоколад, то швейцарский.
– Утреннее настроение…
А.: Несмотря на то что сова, я утром сосредоточен.
М.: Всеобъемлющее счастье! Главное – встать пораньше, чтобы ничего не пропустить!
– Формула счастья?
А.: Беспроцентный кредит от Бога.
М.: Хочешь быть счастливым – будь им!
Ирина ВЛАСЮК
Фото канала «Россия», Руслана РОЩУПКИНА, из личного архива
БУДНИ, Россия, ВЕСТИ


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 277 гостей онлайн