Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Владимир Познер: обо мне сочиняют анекдоты. Это успех!

 
Это не розыгрыш: 1 апреля ведущий авторской программы «Познер» («Первый канал») отпразднует 75-летие!

ДОСЬЕ

родился: 1 апреля 1934 года в г. Париже
образование: высшее. В 1958 г. окончил биолого-почвенный факультет МГУ по специальности «Физиология человека»
карьера: литературный секретарь Самуила Маршака (1960–1961), сотрудник АПН (1961–1970), Гостелерадио СССР (1970–1989), с декабря 1985 г. – ведущий телемостов с США, президент Академии российского телевидения (1994–2008). Автор трех книг
ПРЕДПОЧТЕНИЯ
музыка: классика, джаз, американская народная музыка, французские шансонье
спорт: легкая атлетика, теннис
еда: французская кухня
режиссер: Федерико Феллини
время года: весна
спорим, вы не знали, что… Познер расплакался, когда впервые увидел картину Леонардо да Винчи «Мона Лиза» в Лувре.

– Не сочтите за лесть, не верится, что у вас юбилей, вам не дашь столько лет!
– Да какой же это юбилей?! Юбилей – круглая дата, а пятерка на конце – промежуточная остановка.
– С каким настроением стоите «на остановке»?
– С удивлением! Совершенно не ощущаю себя на этот возраст. До сих пор два раза в неделю хожу играть в большой теннис, веду еженедельную программу на телевидении, несколько раз в месяц совершаю перелеты по всему миру.
– Вам не хочется спокойной старости? На вилле у моря, любоваться закатом с бокалом вина…
– Красивая картинка, но она должна быть лишь одним камушком в мозаике жизни. Я не смог бы долго усидеть на одном месте. Вообще-то я достаточно легкий на подъем человек. И не собираюсь пока подводить итоги.
– Английские ученые открыли ген старости и прогнозируют, что лет через 20 можно всерьез говорить о продолжительности жизни в 150–200 лет. Не жалко, что вы чуть-чуть опоздали на этот поезд?
– Не забывайте, я по профессии биолог, поэтому скептически отношусь к таким открытиям. Очень сомневаюсь, что есть один ген старости, но даже если он есть и найдут, как им управлять, захотят ли люди жить так долго? А болезни? А одиночество? Мои тетя и дядя дожили почти до 100 лет. Но в последние годы они потеряли всех близких, болели, с трудом передвигались. Зачем переносить страдания и мучения? Но если допустить, что так долго будут жить все, то возникает вопрос перенаселенности Земли, возникнут острейшие проблемы: нехватка воды, продуктов, ухудшится экология. Об этом тоже нельзя забывать.
– Допустим, вам бы предложили прожить жизнь наоборот. Как в фильме «Загадочная история Бенджамина Баттона», получившем недавно три «Оскара»…
– Нет, я бы отказался. Если родиться стариком, значит, жизнь начнется с болезней, недомоганий, а закончится тем, что ты все забудешь и разучишься есть, пить, ходить. Разве это нормально?

Главный подарок

– В этом году у вас еще один юбилей – 40 лет супружества. В чем секрет вашего семейного счастья?
– Нет секрета. Так получилось, что мы расстались. С этим событием связан и мой переезд в новую квартиру.
– Ого! Теперь ваше сердце свободно?
– Сердце не бывает свободным... Вот, пожалуй, все, что я скажу на эту тему.
– Тогда вернемся к 75-летию. Где планируете устроить банкет 1 апреля?
– Банкет – громкое слово. Я соберу человек 10–12 самых близких людей, и мы посидим в парижском ресторане. Конечно, позже я устрою торжество и в Москве. Но это не будет грандиозным банкетом. Я не любитель пышных застолий. Не нравятся мне бесконечные тосты, которые никто не слушает, и вручение подарков под овации зала.
– Кстати, какой подарок вы бы хотели получить?
– От близких людей мне хватает тепла и понимания. Конечно, есть традиции в день рождения что-то дарить. К сожалению, чаще всего эти подарки – ни уму ни сердцу, хотя могут быть очень дорогими. На самом деле я сторонник того, чтобы тебя спросили, как вы сейчас меня: «Что бы ты хотел?» Я, например, очень люблю наручные часы, перьевые ручки, книжки – вот я был бы рад полному собранию сочинений Анны Ахматовой. А главный подарок сделала мне моя мама – она родила меня в свой день рождения, так что заодно это был и ее подарок себе.

В Париж! В Париж!

– Два года назад вы объездили США с Иваном Ургантом. Путешествие было приятным?
– Конечно! За 60 дней в съемочной группе – а это 12 человек – не было ни одной серьезной ссоры. Ну а знакомство с Иваном Ургантом переросло в нежную дружбу. Я совершенно не ожидал, что мы так сойдемся с человеком, который моложе меня – страшно сказать – на сорок с лишним лет.
– Знаю, что вы готовитеcь к новой поездке…
– Этим летом мы отправимся в другую страну, которую я знаю и люблю, – во Францию. Я же родился в Париже. Проект будет носить название «Тур де Франс», и часть пути мы собираемся преодолеть на велосипедах. Сейчас озабочены поиском третьего попутчика – француза, который бы отлично разговаривал на русском языке. Дело в том, что Иван не говорит на языке Бальзака и Дюма, а наша троица должна свободно общаться. Уже есть несколько кандидатов.
– О чем будете рассказывать?
– О Франции, о французах – о чем еще? Стартовать собираемся из Парижа. Может, даже от того дома, в котором я родился. Тогда это был частный родильный дом, который потом стал просто жилым. Лет пять назад, когда Леонид Парфенов снимал фильм к моему 70-летию, мы навестили хозяйку дома. Показывая свою квартиру, она мне сказала, что когда-то здесь, именно в этом зале, принимали роды. Можете себе представить ее удивление, когда я сказал ей, что здесь родился. Но должен признаться, что испытал волнение, вдруг оказавшись на этом месте. Что касается поездки, то мы не хотим показывать всем известные достопримечательности – Эйфелеву башню, например. Нас интересует Франция, которая живет в стороне от туристических маршрутов. Каждая серия будет посвящена отдельной теме: «Вино», «Французская кухня», «Французская женщина»…
– А кто из женщин олицетворяет для вас настоящую француженку?
– Катрин Денев.
– Взяли бы ее в попутчики?
– Это было бы прекрасно! Но думаю, что у этой актрисы забот и так хватает. Хотя не исключаю того, что с кем-то из звезд французского кино мы встретимся и поговорим.

Разговор с Богом

– Вы знаете, что стали героем анекдотов?
– Очень интересно! Первый раз слышу!
– «Добрый вечер! Сегодня я беру интервью у Тимати. Являясь хэдлайнером постсоветской фанк-культуры, ощущаете ли вы гражданскую составляющую позиционированного поп-идола? А пока Тимати думает, перейдем к другому гостю».
– Смешно! Я не вижу ничего плохого в том, что обо мне рассказывают анекдоты. Совсем даже наоборот: если ваша фамилия появляется в кроссвордах или о вас сочиняют анекдоты, значит, вы состоялись.
– Почему в программе «Познер» так крупно показывают лица? Чья это идея?
– Отчасти и моя. Мне казалось это очень важным: когда ты видишь близко выражение глаз, лица, это дает большое дополнение к тому, что человек говорит. Разве можно забыть лицо посла США в России Джона Байерли, когда я спросил, о чем он сожалеет. У него задрожали губы, блеснула слеза: «Что мой отец не увидел, как я стал послом в России». И та же реакция была, когда в ответ на вопрос, что он скажет Богу, когда предстанет перед ним, он сказал: «Можно увидеть моих родителей?» Я его прекрасно понимаю. Мои родители умерли до того, как я стал известным тележурналистом, они так и не увидели, что я состоялся. Думаю, они так и не смогли примириться с тем, что я, окончив биофак, не стал ученым, а увлекся художественными переводами, а потом журналистикой.
– Интервью – это дуэль, спарринг, попытка вытащить из человека его сокровенную тайну?
– Необязательно. Смотря какую цель вы перед собой ставите. Очень часто интервью получаются замечательные и без попытки уколоть, найти болевые точки человека. Это очень тонкая грань. Вспоминаю свой вопрос Анатолию Чубайсу, которого я очень уважаю: «Вас многие не любят, как вам с этим живется?» Надо было видеть его лицо в этот момент. Сколько страдания и боли промелькнуло. Он посидел молча несколько секунд и выдавил из себя: «По-разному».
– Но не всегда удается вытащить эмоции из героя?
– Если тебе самому человек интересен, если у тебя нет заранее задуманной цели – выставить собеседника идиотом или злодеем, то, как правило, человек откроется. А это всегда интересно.
– Хочу закончить интервью тем самым вопросом, которым заканчиваете его вы в своей программе: «Оказавшись перед Господом, что вы скажете ему?» Вы задавали его себе?
– Я, конечно, думал об этом. Большинство моих гостей в программе говорят вполне логичные слова: «Прости, Господи!» Но я неверующий человек. Кстати, Александр Гордон так же, как и я, атеист – очень остроумно ответил на этот вопрос: «Не верю!» Я же сказал бы: «Как вам не стыдно!»

Блиц-опрос

– Если фраза из кинофильма, то…
– «Я хотя бы попробовал!» («Полет над гнездом кукушки»).
– Если строчка из песни, то…
– I did it my way! («Я делал это по-своему!», Фрэнк Синатра, песня «Мой путь».)
– Если актриса, то…
– Фаина Раневская.
– Если город, то…
– Париж.
– Если блюдо, то…
– Бараний окорок собственного приготовления.
Денис УШАКОВ
Фото Руслана РОЩУПКИНА, Сергея МИЛАНСКОГО, ИТАР–ТАСС, из личного архива


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 322 гостей онлайн