Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Андрей Козлов: я серьезный, а мне говорят: «Смейся, гад!»

 
Знаток клуба «Что? Где? Когда?» рассказал «Телесемь», почему всегда играет так эмоционально.

ДОСЬЕ

родился: 25 декабря 1960 года в г. Ворошиловграде
образование: Донецкий государственный университет
карьера: преподаватель химии в Мариупольском металлургическом институте, играл в народном театре. С 1986 г. – участник игры «Что? Где? Когда?». Обладатель приза «Хрустальная сова» и звания «Лучший капитан клуба»
ПРЕДПОЧТЕНИЯ
машина: страсть – джипы. Очень любит быть за рулем. Удовольствия от российских дорог не получает, а вот в США – другое дело
спорим, вы не знали, что… Андрей Козлов родился в самолете во время перелета его родителей из Германии в СССР

– Андрей, в декабре вы стали магистром. Это серьезная награда для знатока или на самом деле она ничего не значит?
– Считаю, что награда досталась по заслугам. Приятно. Правда, теперь непонятно, как она отразится на дальнейшей жизни.
– То есть?
– К чему теперь стремиться и зачем играть? Команда стала лучшей в истории клуба. Два года подряд выигрывать финал – такого еще не было. И вот теперь передо мной, как капитаном команды, встал вопрос: а какая у нас мотивация для продолжения? Вот чего хочется после того, как забрался на вершину самой высокой горы? Как сказал Михаил Жванецкий, плюнуть вниз. Так надо себя контролировать, чтобы остановить это животное чувство. И не потому, что будет обидно тем, кто внизу, просто в этот момент ты сам себя превращаешь в ноль. Человеку, который проиграл, гораздо легче. У него есть мотив выиграть, отыграться, доказать...
– А не возникает у вас мысли: мол, теперь вы просто не имеете права на проигрыш?
– Нет. Мы уже все доказали. Если бы это были прыжки с шестом, то каждый раз я бы брал высоту все выше и выше, а тут? Давайте выиграем еще один финал года... Мне кажется это невозможным, и с другой стороны – а зачем? Если мы этого не поймем, то зрителя ничего хорошего от нашей игры не ждет.

Голый нерв

– Андрей, вы играете очень эмоционально... Игра, наверное, отнимает минуты, если не часы жизни!
– А мы не знаем, отнимает она или прибавляет. Надо о другом говорить: кто ты такой, чтобы себя беречь? Если занимаешься делом, то отдавай всего себя. Без остатка! Я веду себя так, чтобы команда победила. И если для этого надо отдать всего себя до последней клеточки – я это сделаю.
– А что отдает вам команда?
– Свою честность. Уверен, что они также отдают себя до конца. Кто как умеет. Знаете, однажды у нас была игра, во время которой я решил, что своей энергетикой мешаю ребятам. И успокоился.
– И что было?
– Проиграли 6:4. При этом никакого удовольствия не получили.
– Задам сейчас совершенно дурацкий и пафосный вопрос. А что для вас вообще «Что? Где? Когда?»?
– Жизнь!
– О как! Ни больше ни меньше?
– Подумайте сами, ведь когда я зашел в домик в Нескучном саду и сел за стол играть на полтора часа, я не перестал, например, стареть. Так? Значит, что такое игра? Жизнь!
– А сколько надо времени, чтобы прийти в себя после такой «жизни»?
– До сих пор не могу сказать, что стал самим собой после финала. А ведь прошло уже много времени! Эмоции так и не прошли.
– После игры быстро засыпаете?
– Нет. Я не могу быстро заснуть. После финала я пошел спать где-то в семь утра, заснул в 10, а в 12 мне надо было уже ехать в аэропорт. Обычно я ложусь часа в три.

Редкие тренировки

– Сейчас буду говорить долго... Вот смотришь выступление спортсмена и понимаешь, что его успех зависит от тренировок. Долгих и упорных. А как тренируются знатоки? Читают? Не вылезают из библиотек? Роются в энциклопедиях?
– Да бросьте! У нас побеждает вовсе не тот, кто больше всех знает.
– Вот те на! А кто же?
– Только тот, кто хочет победить.
– Но, по-моему, человек не может победить исключительно на одном желании победить, если он при этом ничего не знает!
– Ну что он, с дуба упал? У человека должны быть какие-то знания! Например, он должен владеть русским языком. И не падать в обморок, когда слышит фамилию Пушкин. Хотя как посмотреть... Вот покойный Владимир Ворошилов считал, что я придуриваюсь, когда говорю, что не знаю, кто такой Ге. Да ничего подобного! Кто сказал, что я, живя в Мариуполе, имея свой круг представлений о культуре, должен знать, кто такой Ге. Это вы сказали? Так это ваша проблема. Я спокойно допускаю, что кто-то не знает Пушкина.
– Но все-таки в команде должен быть человек, который от фамилии Пушкин не падает в обморок?
– Мы не проверяем! Областей человеческих знаний гораздо больше, чем у тех шести человек, которые сидят за столом. В «Что? Где? Когда?» подразумевается, что на любой вопрос можно ответить, желая на него ответить. Если у меня спрашивают, значит, я могу придумать ответ. Если мы выложимся за минуту – придумаем.
– Хорошо, но вы так и не ответили, что такое тренировка для знатока... И вообще, есть ли она?
– Из моей команды только я и Владимир Молчанов живем в Москве. Борис Бурда – в Одессе, Кондратюк – в Киеве… Нет возможности встречаться. Понятно, что шесть человек не могут быть в равной степени дружны. Тренируемся мы один раз перед игрой.
– Всего?!
– Да. Приходим в домик в Нескучном саду. Шеф-редактор подбирает вопросы, и мы играем несколько игр до 6 очков. Во время обсуждений восстанавливаем связи, позволяющие нам выкладываться.

Смейся, гад!

– Андрей, вы ведь не только знаток «Что? Где? Когда?», но и продюсер игры. Не мешает?
– Ни в коем случае. Этот вопрос был решен, еще когда Ворошилов пригласил меня работать. Тогда я сказал Владимиру Яковлевичу, что в любом случае команда будет проходить отборочные туры на общих условиях. Ну а как это может мешать? Я не думаю об этом. Я способен играть определенные роли в каждый конкретный момент. Вот вам пример. Когда я иду в театр, я не продюсер и не даю указаний актерам, как играть. Хотя знаете, одну черту никак не могу искоренить. Будучи студентом, работал летом проводником. И с тех пор я себя все время контролирую, когда иду по поезду, чтобы не сделать пассажирам замечание. Проводниковское засело во мне глубоко.
– Вы человек серьезный, и говорят, что в свое время вам во время игры показывали таблички «Смейся, гад»...
– Ну сейчас такого, конечно, нет. Это было, когда я вел «Брейн-ринг». Если я действительно становился слишком серьезным в кадре, то Игорь Кондратюк, который работал ассистентом, показывал мне табличку, и улыбка сразу появлялась. А потом я и сам писал примерно то же для Михаила Швыдкого, когда мы только-только начинали делать «Культурную революцию».
– Кстати, «Брейн-ринг» умер окончательно?
– Я не считаю, что он умер. Наверное, если больной находится в коме, а его не стараются реанимировать, то он тоже может ожить. Но больше шансов, если им будут заниматься. Думаю, если бы я по-настоящему хотел возродить игру, то она уже в очередной раз была бы закрыта, а она пока и не открывалась. Видимо, я не хочу ее возрождения.

Непростой советский парень

– Вас легко вывести из себя? Не по игре, по жизни?
– Да, если я к этому готов. Если настроен позволить вывести себя из себя. Это же все игра! Если я считаю, что это будет правильно, то разозлить меня элементарно. Но люди-то будут думать, что они добиваются своих целей, а я буду знать, что сделал то, что хотел.
– Вы настолько серьезно все просчитываете?
– Ни в коем случае! Зачем? Главное – найти компромисс между «жить как живется» и «жить как необходимо».
– Вот вы говорите, что и таким можете быть, и другим… А когда вы настоящий?
– Всегда. Так все живут! Кто-то это осознает, а кто-то нет.
– То есть у вас нет такого, что пришел домой и выдохнул: все, мол, больше не надо делать вид…
– Я никогда не делаю вид. Надо жить естественно. Знаете, со мной не соглашаются, а я уверен, что миром правит эгоизм. Если я хочу кому-то сделать что-то приятное, то ключевые слова здесь «я хочу». И только потом «приятное кому-то». Для чего я это делаю? Чтобы самому получить удовольствие. Никогда нельзя сказать про человека: он делает людям хорошее, потому что любит людей. Вранье! Он любит самого себя!
– То есть вы такой обычный человек, который живет как хочет.
– Сказать, что я обычный, простой советский парень, нельзя. Ни хрена подобного! Но и жить с мыслью «Я звезда, и мне все можно» нельзя. Напротив! Не можешь позволить себе многое из того, что доступно простым людям.
– А что хочется?
– Когда хочет ся, я за границу уезжаю. Не могу сказать, что желаю каких-то странных вещей… Вот сейчас я не хочу разбить тут окно. Например, вот я приезжаю к маме, мы идем в ресторан, и начинаются громкие разговоры… Я говорю: «Мама, меня люди узнают на улицах, так что мы должны вести себя гораздо скромнее».

Против самодеятельности

– А ведь в свое время родители заставили вас уйти из Щуки?
– Было дело.
– То есть когда-то вы мечтали о сцене, о камере... Нет желания сегодня, пользуясь своим положением, сыграть в кино, например?
– Я категорически не приветствую самодеятельность. И если я вдруг сейчас начну просить своих знакомых снять меня в картине – это будет ужасно.
– Неосуществленные мечты – это ведь нехорошо...
– Ну, знаете, я свое самолюбие потешил – принял участие в программе «Слава богу, ты пришел!». А вообще я считаю, что каждый должен заниматься своим делом!

Блиц-опрос

– Если цвет, то…
– Черный.
– Если страна, то…
– Россия.
– Если настроение, то…
– Лирическое.
– Если книга, то…
– «Маугли».
СУББОТА, Первый канал, ЧТО? ГДЕ? КОГДА?
Валентин ЗВЕГИНЦЕВ
Фото Сергея ДЖЕВАХАШВИЛИ, Натальи НЕЧАЕВОЙ, PersonaStars, из личного архива


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 456 гостей онлайн