Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Обитаемый остров: ну какие из нас секс-символы?

 
С Максимом и Гаем – в жизни они Василий Степанов и Петр Федоров – «Телесемь» встретилась перед премьерой второй части фильма.

ДОСЬЕ

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВ
родился: 14 января 1986 года в г. Москве
рост: 192 см
образование: техникум физической культуры и спорта, второй курс Театрального института им. Бориса Щукина
семейное положение: холост

ПЕТР ФЕДОРОВ
родился: 21 апреля 1982 года в г. Москве
рост: 180 см
образование: Театральный институт им. Бориса Щукина
семейное положение: серьезные отношения с девушкой Настей

спорим, вы не знали, что…
в детстве Петру довелось пасти баранов
Василий Степанов впервые появился на экране в социальной рекламе, посвященной службе в армии. Именно после этого он решил поступать в театральный институт

Максим Каммерер – улыбчивый кудрявый блондин – остался на экране. А за столиком в клубе, где была назначена встреча, сидел актер Василий Степанов – коротко стриженный и угрюмый. Он был настолько не похож на себя экранного, что сначала я даже прошла мимо. Василий сидел один. Петр Федоров – по фильму Гай Гаал – задерживался.
– Почему вы прячетесь от всех, Василий? Так быстро надоело давать интервью?
– Я их дал довольно много. Всегда старался говорить откровенно, чтобы в процессе что-то осознать. И когда я начал лучше понимать себя, меньше стал рассказывать о личном. Тем более говоришь одно, а напишут совсем другое. Черт голову сломает! Это меня настолько расстраивает, что в ответ на непонравившиеся вопросы я буду стучать по столу и кричать: «Массаракш!»
– Кстати, что все-таки значит это слово?
– Это ругательство. Его употребляют жители планеты Саракш, где происходит действие картины. Дословно оно означает «мир наизнанку». Слово замечательное. Я думаю, оно должно войти в массы как альтернатива мату.
– Подскажите сразу, какие вопросы вам точно не понравятся?
– Что было самым сложным на съемках? Согласитесь, бред – это же моя первая роль, все сложно! Могу выделить погружение на 7-метровую глубину в кирзовых сапогах с аквалангом – реально страшно.
– Еще, наверное, часто спрашивают про травмы, полученные на съемках?
– Главная травма – травма головы в связи с этим шумом, который сопровождает выход фильмов. Не знаю, чем ее и лечить теперь. Может, топором?
– А что? Прекрасное народное средство! – присоединяется к нам Петр Федоров.

Дедовщина – к месту

– Петр, признайтесь, вы же по знакомству попали в фильм? Дедушка Александр Збруев поговорил по душам с режиссером, и…
Петр: Ну вот, начинается… Тот факт, что Александр Викторович Збруев – двоюродный брат моего деда по папиной линии, я скрывал и при поступлении в Щукинское училище, и во время учебы. Потом все узнали – но ничего, я уже встал на ноги самостоятельно.
– Василий, в вашей семье нет актеров. Не завидуете Петру?
Василий: Наоборот, мне повезло, что я не должен никому «соответствовать».
– Вы, новички, работали в окружении мэтров. На съемках была дедовщина?
В.: Сергей Леонидович (Гармаш) мог подковырнуть: «Следующая твоя роль, Вася, будет в рекламе лапши «Доширак». Меня это сбивало – иногда даже текст забывал в кадре. Зато на премьере он выразил своеобразное одобрение: «У меня к тебе претензий нет».
П.: Легкая дедовщинка может быть к месту. У Гармаша есть на это право. Я с ним снимался мало и даже завидовал Васе, что все приколы доставались ему.
– Ради этого фильма вы, Василий, покрасились, а вы, Петя, выбрили ирокез. Как относитесь к смене имиджа?
П.: Я с удовольствием побрился.
В.: А надо мной смеялись все время, особенно когда первый раз покрасили неудачно – не взяла краска. За волосами приходилось все время ухаживать – подкрашивать постоянно. Я успел от них подустать, поэтому, как только закончились съемки, подстригся! И получил от Федора Сергеевича по башке: как это – я бренд состриг!
П.: Я сделал ирокез гораздо раньше, чем начались съемки, и моей девушке понравилось. Если бы не связанное с профессией осознание, что твоя внешность тебе не до конца принадлежит, я бы постоянно перекрашивался. Может, и татуировки набил бы.

Где же слава?

– Вы молодые, симпатичные ребята. Вас после выхода первой части фильма причисляют к секс-символам…
В.: Я себя таковым не считаю и «фаллоображивать» себя не собираюсь.
П.: Это все равно что тебя назовут «король-олень». Вот сегодня «король-олень» – это Василий Степанов. А завтра кто-то еще.
– Ну поклонницы-то появились наверняка... Личной жизни их внимание не мешает?
П.: Моя девушка Настя с пятнадцати лет работает моделью. Как публичный человек, она все понимает. Мне кажется, девушкам гораздо менее приятны постельные сцены с твоим участием, чем внимание поклонниц.
– А разве в «Обитаемом острове» есть постельные сцены?
П.: В Интернете ругались: фильм, мол, плохой, потому что грудь Рады (героиня Юлии Снигирь. – Прим. «Телесемь») не показали. Нужно учесть, что аудитория фильма разновозрастная, так что-то какими-то сценами приходится жертвовать. А вот в сериале «Клуб» у меня было два съемочных дня только постельных сцен – мы их снимали впрок. Я играл эдакого героя-любовника. И вот два дня в его комнате лежу на кровати, а ко мне разные девушки приходят, только трусы успевал менять. Надо мной вся съемочная площадка угорала. Одна девушка выходит, входит следующая, короткий диалог: «Я Оля». – «А я Петя» – и понеслось. Я себя чувствовал порноактером. Настя к этой ситуации отнеслась с юмором. В конце концов, у нее тоже случаются откровенные фотосессии.
– О свадьбе не задумываетесь?
П.: За пять лет нашей совместной жизни свадьба могла случиться уже двадцать раз, но мы люди кочевые. Почти у каждого человека жизнь идет к свадьбе. Наступит время, и все будет.

Цели и комплексы

– Василий, вам какие девушки нравятся?
В.: Симпатичные. Типажа определенного нет, люблю невысоких, скромных, обаятельных. Цвет волос и глаз вторичен.
– Ваше сердце сейчас свободно?
В.: Мне не хочется обсуждать свою личную жизнь.
– Почему?
В.: Видимо, из-за комплексов. Всю жизнь с ними борюсь.
– Новые появляются? Например, после съемок в фильме?
В.: Да, пожалуй, появился комплекс бессмысленности существования. Когда не понимаешь, для чего ты что-то делаешь. Вот я вышел на съемочную площадку, начал работать – впервые, да еще и у Бондарчука… Конечно, получал удовольствие – но адреналин пропал очень быстро.
– Есть ощущение, что вы еще не определились…
В.: Верно. Для меня сейчас важно окончить театральный, сделать выводы, что я хочу дальше. Те, кто идет к определенной цели, знают, как будет. А у меня ее нет, и это моя проблема.
– Как вы относитесь к критике?
В.: Не переношу ее. Бывает, что меня заклинивает, и я пытаюсь что-то упорно доказать непонятно кому.
– В какой форме?
В.: Я не драчун, если вы об этом. Хотя бывают случаи, что не грех и кулаки в ход пустить. Но только если пойму, что задели мое достоинство. Вообще хамства везде хватает.
П.: И среди наших коллег, кстати, немало хамов.
– Большой этап в вашей жизни закончен. Хочется дальше сниматься?
В.: Боюсь, что за мной закрепится образ Максима. Но я надеюсь его обойти, а если понадобится, разрушить.
П.: Я всерьез увлекся режиссурой и кинопродюсированием. Пока снимаю для узкой аудитории. Со своим фильмом ездил на Берлинский кинофестиваль. Как дальше будет, увидим.
Алиса УГЛОВА
Фото Сергея ДЖЕВАХАШВИЛИ, SKC-agency, PhotoXPress


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 365 гостей онлайн