Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Анжелика Варум: я - кошка. Дрессуре не поддаюсь

 
26 мая певице исполнилось 40 лет. По ее мнению, это прекрасный возраст!

ДОСЬЕ

родилась: 26 мая 1969 года в г. Львове
карьера: выступает с 1990 г. В 1997 г. сыграла небольшую роль в Театре им. Евг. Вахтангова
ПРЕДПОЧТЕНИЯ
блюдо: яичница
напиток: кофе
музыка: джаз
автомобиль: Land Rover
писатель: Сергей Довлатов

Пока я поднималась на второй этаж квартиры Варум и Агутина, мимо тенью проскочил сонный Леонид. Оказывается, пара только вернулась из Майами и не успела перестроиться на московское время. «Леня, поздоровайся! Как маленький, всему учить нужно!» – смеясь пристыдила мужа Анжелика.
– Я слышала, у вас скоро действительно будет ребенок… Пресса трубит, что вы беременны, о чем Леонид с радостью всем рассказывает!
– Леня как раз на днях узнал, что он делится радостью. Если бы я была в интересном положении каждый раз, когда пишет об этом пресса, уже давно выполнила бы государственную программу «поддержки рождаемости». Нас эта новость застала в Майами, звонили наши друзья, музыканты. Учитывая, что пресса иногда является пророком в наших отношениях – например, нас с Леней поженили задолго до того, как мы начали встречаться, – может быть, через годик-два нам будет чем похвастаться.
– В последние годы говорят и о вашем грядущем разводе. Тоже пророчество?
– Нет, просто теряют квалификацию. Пора уже определиться: беременна я или мы разводимся…
– В жизни случается то и другое одновременно…
– Да, при несчастном стечении обстоятельств. Но мы не разводимся. У нас и поругаться-то времени нет. С чего нам разводиться?
– Из-за чрезмерной любви Леонида к алкоголю.
– Леня пьет не больше остальных мужчин, которые, прошу заметить, что-то делают в этой жизни. Это национальный способ расслабления. Я не в претензии и не вижу в этом ничего страшного и предосудительного.
– Вы с Леонидом умеете веселиться. Видела, как в прошлом году на фестивале «Пять звезд» вы вместе зажигали в кафе на побережье – танцевали от души.
– О да, мы тогда хорошо погуляли. Но это тот редкий случай, когда мы позволяем себе расслабиться на публике, обычно ведем себя скромнее. Но тогда мы долго жили в Америке, не виделись с коллективом, соскучились…

Игра в кости

– Будете отмечать юбилей или придерживаетесь мнения, что 40 лет не справляют?
– Я пыталась отбиться, но подруга пришла ко мне с аргументом, мол, ее же 40 лет отмечали. Пришлось согласиться, но при условии, что обойдемся без тостов и подарков, боюсь, правда, что не удастся. По традиции будем отмечать на даче в Подмосковье в кругу друзей. Очень надеюсь на хорошую погоду.
– Четыре десятка для женщины – серьезный рубеж?
– Я собой горжусь. Мне нравится мой возраст, в голове все уложилось, накопился опыт, можешь свободно рационально распоряжаться жизнью, в силу характера мне это особенно приятно. У меня события так опережают сознание, что я даже не успеваю задуматься, чего еще не успела сделать. Думаю, это здорово.
– Вы столько лет вместе с Леонидом – трудно ему придется, чтобы удивить вас подарком. Или он изобретателен?
– В мире так много красивых и полезных вещей! Думаю, на мой век хватит. Появляется столько нового и интересного, есть чему удивляться. На прошлый день рождения Леня подарил мне нарды ручной работы, сделанные из янтаря, в очень красивом инкрустированном кофре красного дерева. Настоящее произведение искусства! Леня знает, что я азартный игрок, и не только в нарды, поэтому я была в восторге от подарка.
– Так и вижу, как вы тихими вечерами с Леонидом кости кидаете и фишки передвигаете…
– Я с Леней в азартные игры не играю по принципиальным соображениям. Во-первых, он не играет на моем поле, то есть в карты и нарды. Предпочитает русский бильярд. В бильярд я играю неплохо, но Леня по своей природе – соперник-педагог. И когда ты становишься к столу, тебе хочется просто выиграть, а не получать уроки. Бывает очень обидно, а главное, ты теряешь уверенность в себе. Мы даже несколько раз ссорились из-за этого. В общем, мир в семье дороже, так что соперников выбираем себе на стороне.

Американская дочь

– Вы много времени проводите в Майами?
– Месяца три-четыре в год. Там квартира, в ней живут мои родители, брат, сестра и наша дочь Лиза. В свое время я отвезла папу в Америку на лечение.
– Лиза родилась точной копией Леонида, но дети с возрастом часто меняются. Замечаете, что она становится похожей на вас?
– Внешне она не меняется, и, думаю, если это и произойдет, то нескоро. Я сама всю жизнь была копией папы. Вокруг говорили, мол, тебе еще бороду – и не отличишь от отца. Меняться я стала лет с тридцати. Теперь же, если я появляюсь где-то с мамой, говорят, что мы очень похожи. В общем, Лиза внешне – Леня, а в жестах и по характеру – я.
– Дочь увлекается пением?
– Нет, к пению равнодушна. Зато много рисует и любит готовить. В прошлом году на дне рождения у Игоря Николаева она всех поразила, сказав: «Хочешь, я угадаю, из чего состоит любой салат?» Закрыла глаза и распознавала все ингредиенты в том или ином блюде. Дочка мечтает быть шеф-поваром собственного ресторана. Причем сейчас, когда готовит, наводит на кухне такое безобразие, но когда мы с бабушкой в ужасе спрашиваем, кто будет убирать, заявляет: «Шеф посуду не моет!»
– Как Лиза относится к известности родителей?
– Конечно, все русские подружки знают, кто Лизины родители. Но у них свои молодежные американские звезды, так что наш статус их не интересует. И слава Богу. Потому что первый опыт знакомства ребенка с нашей профессией был не самым удачным. Лизе было 4 года, когда она впервые отправилась с нами на концерт. После выступления она разрыдалась, и мы долго не могли ее успокоить, наверное, ей передавалось наше волнение, а может, просто дочке не хотелось делить своих папу и маму еще с парой тысяч зрителей. Теперь у нее свои кумиры, она лучше стала понимать нашу профессию и спокойнее относиться к популярности. В Майами, когда ее узнают в русских магазинах и спрашивают: «Это, случайно, не дочка Леонида Агутина?» – отвечает с гордостью: «Да, но я не хвастаюсь».
– Быть родителями на расстоянии тяжело. Как вы компенсируете свое постоянное отсутствие рядом?
– Никак, и от этого испытываем бесконечное чувство вины. Стараемся как можно чаще приезжать. Воспитывать, конечно, не получается: приезжать и включать строгого наставника невозможно, хочется только обнимать и целовать. Воспитание – это постоянный процесс, и тут остается надеяться на бабушку и дедушку.
– Жалеете, что дочь растет и учится в Америке? Не боитесь перестать понимать друг друга?
– Я не так хорошо знаю американцев, чтобы прочувствовать разницу менталитетов, но у меня нет ощущения, что я Лизу в чем-то не понимаю. У дочери русский менталитет и самые близкие отношения у нее именно с семьей. Мне, наоборот, радостно, что у нее есть возможность впитывать еще и новую среду. У нее хороший английский язык, но дома мы общаемся только на русском. Иногда я замечаю, что думает Лиза на английском.
– А какой помните себя в детстве?
– Меня часто принимали за мальчика. Помню, мама купила шубу коричневую цигейковую, а к ней коричневую шапку. Я не любила эту дурацкую шапку, а под нее мне еще надевали вязаную, которая постоянно сползала на глаза, в общем, кошмар. В этом комплекте я на девочку никак не походила. Мы садились с мамой в такси, и водитель говорил: «Ой, какой хороший мальчик». А я обижалась: «Я не мальчик, я – девочка!» Школу вспоминаю с удовольствием. У нас был очень дружный класс. Рядом со школой было старое польское кладбище, мы удирали туда с уроков, учились играть на гитаре, пели Макаревича, Розенбаума.
– Если бы не стали певицей, то...
– Когда дедушка увидел, как я в десять лет разделываю курицу, сказал, что я буду хирургом. А я хотела стать дрессировщицей львов, потом моей мечтой была космонавтика и лишь незначительное время – медицина. Когда впервые в четырнадцать лет пришла к папе на звукозаписывающую студию, надела наушники и встала к микрофону, я поняла, что музыка – это то, чем хочу заниматься больше всего на свете. И, к счастью, все сложилось.

Я – главная

– Семейные даты отмечаете – скажем, день знакомства, свадьбы?
– Да нет, в нашей профессии и так достаточно Праздника.
– Творческим людям часто тяжело жить вместе... Как решаете вопрос, кто сегодня идет на кухню?
– Мы не решаем, мы бежим туда наперегонки – кушать-то хочется. Ну а если серьезно, я давно вытеснила мужа с кухни, несмотря на то что он замечательно готовит. Просто кухня для меня – место отдыха, я очень люблю готовить, и это единственное занятие, которое заставляет меня забыть о работе.
– И какие блюда любимые?
– Я – хищник, люблю мясо, котлеты. А Леня предпочитает растительную пищу – свекольник, овощные блюда и украинский борщ в моем исполнении.
– Вы очень красивая пара. Ревнуете друг друга?
– Я вообще человек замкнутый, поэтому не делюсь переживаниями и всю свою ревность держу внутри. Но с годами уже могу себе позволить сделать руки в боки и сказать: «Та-ак. К ноге!»
– Бежит?
– А как же! Борща-то хочется!
– Леонид такой же ревнивец?
– Он более терпелив в этом отношении.
– «К ноге!» не командует?
– Ну что вы, кошку очень сложно выдрессировать. Нет, Леня лоялен, терпелив, молодец!
– А если серьезно? Вы оба очень темпераментны, неужели не бывает взрывов?
– Нас спасает то, что мы встретились, когда нам было по 29 лет. Думаю, что с нашими характерами, самолюбием и амбициями лет в 19 нам сложно было бы сохранить отношения. Но, к счастью, все случилось как случилось.

Блиц-опрос

– Если время года, то…
– Лето.
– Если цветок, то…
– Тюльпан или ирис.
– Если страна, то…
– Америка.
– Если мечта, то…
– Чтобы музыка не ложилась в стол.
Алиса УГЛОВА
Фото из личного архива Анжелики Варум


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 322 гостей онлайн