Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Джонни Депп: мне 46 лет. Теперь могу спать, сколько хочу!

 
В боевике «Джонни Д.» он сыграл легендарного американского гангстера. В жизни актер – любящий муж и отец.

ДОСЬЕ

родился: 9 июня 1963 года в г. Овенсборо, штат Кентукки (США)
кинокарьера: снялся более чем в 45 фильмах, в том числе «Кошмар на улице Вязов», «Чарли и шоколадная фабрика», «Пираты Карибского моря-1, -2, -3»
семейное положение: в гражданском браке, двое детей
ПРЕДПОЧТЕНИЯ
блюдо: фастфуд, жареный цыпленок
напиток: французское вино
музыка: The Rolling Stones, Игги Поп, Серж Гейнсбур
спорим, вы не знали, что… Джонни любит шутить по поводу того, что depp в переводе с немецкого означает «идиот»

– Как вы думаете, почему людям нравятся истории о преступниках?
– Потому что те всегда выходят сухими из воды. В 1933 году, когда банки были врагами людей, мой герой Джон Диллинджер говорил: «Я не собираюсь это терпеть. Я хочу забрать то, что считаю своим». Он был очень харизматичным парнем, жил как хотел, не шел на компромиссы. Это Робин Гуд своего времени, он действительно заботился о людях. Знал, что его жизнь будет коротка, и решил, что она должна быть насыщенной. Меня давно привлекала его личность. К тому же я родился в Кентукки, а Диллинджер как раз в начале 60-х жил на ферме неподалеку. Представляете, мы практически были соседями!

Безумный шляпник

– Может быть, в роли Диллинджера вас привлекло еще и то, что у героя множество шляп? Вы ведь их большой поклонник…
– Да, шляпы – мои друзья. И во время съемок я приобрел несколько новых шляпных товарищей.
– Не зря ваша новая роль – Безумный Шляпник в фильме Тима Бартона «Алиса в Стране чудес».
– Не зря! Кстати, все известные шляпники были немножко сумасшедшими. Это потому, что при изготовлении шляп использовалась ртуть, и они в работе отравлялись ее парами! Вот и мой шляпник сошел с ума. Начиная работать над ролью, я набросал, в каких цветах хотел бы видеть героя. И когда принес картинку Тиму, он показал мне похожий рисунок. У нас с Бартоном удивительное взаимопонимание, порой, когда мы общаемся, окружающие не могут понять, о чем идет речь. Я сыграл у него в семи фильмах. С нетерпением жду восьмого и девятого.
– А с женой – актрисой и певицей Ванессой Паради – хотели бы сняться вместе?
– Никогда не пылал энтузиазмом насчет этой идеи. Зрители всегда будут думать о нас, как о паре в реальной жизни, а это накладывает отпечаток на восприятие сюжета, независимо от того, какие отношения вы играете в кино.
– В чем секрет вашей долгой семейной жизни?
– В приоритетах. Ванесса и дети – самое главное для меня, другое не имеет значения в жизни. Буду всегда помнить те мысли, которые пришли мне в голову, когда Ванесса забеременела: я начал думать о будущем и о смысле бытия. А ведь раньше смеялся над отцовскими чувствами! После рождения дочери у меня началась новая жизнь – как будто сняли пелену с глаз. Если у вас есть фантастическая женщина и двое красивых детей, уже невозможно чувствовать себя циничным. Дети и моя девочка – Ванесса – делают меня счастливым. Я чувствую себя везунчиком, из-за того что у меня такая красивая семья.

Мечты о Диснейленде

– Вы не стесняетесь признаться, что тщательно заботитесь о том, как выглядите?
– Нисколько. Я действительно внимательно подбираю вещи – в этот момент, наверное, во мне берет верх женское начало. И меня не волнует, кто и что об этом думает.
– Тогда – женский вопрос. 9 июня вам исполнилось 46 лет. Не расстраиваетесь, что становитесь старше?
– Старею, имеете в виду? Ха-ха, на самом деле мне это очень нравится. Не уверен, как долго радость продлится – видимо, до того дня, пока спину не прихватит или я не стану хуже слышать. Но пока все в порядке. Я всегда стремился повзрослеть, приблизительно в 37 или 38 был «переходный период» – я чувствовал себя потерянным, не уверенным в себе. А затем мне исполнилось 40. И с этим возрастом пришла свобода – от обязательств звания «молодой человек». Знаете, если ты молод, у тебя должны быть силы тусоваться ночь напролет. Но теперь, если хочу лечь спать в 21.30, могу так сделать и не стесняться. И мне нравится чувствовать себя свободным.
– Это стремление к свободе забросило вас подальше от Голливуда, в Европу?
– Меня всегда почему-то тянуло во Францию. Все встало на свои места, когда я встретил здесь жену. Мне комфортно в этой стране. Потрясающе, с каким громадным уважением французы в отличие от американцев относятся к писателям, художникам, режиссерам. Они отмечают все праздники, связанные с культурой. Мне это нравится, как и то, что праздники не обходятся без чудесного красного вина.
– В «Джонни Д.» ваш герой-гангстер однажды проходит в отделение полиции незамеченным. Вы один из самых востребованных актеров в мире…
– Правда?
– …если бы у вас появилась возможность попасть в любую точку планеты неузнанным, куда бы вы отправились?
– Вау! Отличный вопрос. Первое, что приходит на ум… В Диснейленд с детьми – вот куда бы я поехал! Дал бы им почувствовать, что такое – гулять одним, без поклонников и папарацци. А то сейчас простая прогулка с папой по парку кажется им сверхъестественной.
– Как вы учите детей избегать ошибок?
– Единственное, что мы можем делать, – говорить с ними и любить. И говорить не в смысле – вот это плохо, а это – хорошо. Надо объяснять, почему это плохо. Рассказывать о собственном опыте.
– Мама так вас воспитывала?
– С того момента, как себя помню, я любил разыгрывать окружающих и часто злил маму этим – потрепал ей нервы. Но один из лучших советов в жизни я получил от нее. Она сказала мне: «Всегда сам отвечай за свои поступки». Это то, чему я следую и надеюсь передать детям. Сейчас они очень спокойные. Совсем не монстры. Мы много внимания уделяем дисциплине.

Пират внутри

– Никогда не хотелось стать, как Джон Диллинджер: брать у богатых, отдавать бедным?..
– Практически этим я и занимаюсь больше 20 лет. Правда. Я начинал с того, что переводил картинки на футболки. Продавал ручки. Работал на стройке, на заправке. Даже механиком был недолгое время. В общем, много неприятных работ сменил. А где-то начиная с 1986 года, став актером, я начал брать деньги у богатых…
– Чувствуете себя обязанным зрителям? Перед премьерой фильма вы можете раздавать автографы фанатам часами...
– Поклонники купили билеты. То есть они заплатили мне зарплату. Так что в какой-то мере они – мои боссы. И если им хочется, чтобы я подписывал всякую чепуху, – я буду это делать.
– А правда, что прийти в профессию вам помог Николас Кейдж?
– Да. В двадцать лет я был в отчаянном положении и искал работу в Голливуде. Так вот, Николас Кейдж стал парнем, который сказал: «Почему бы тебе не встретиться с моим агентом? Почему не попробовать играть?» В тот момент мне настолько была нужна работа, что я попробовал бы что угодно.
– Но альтернатива была – вы же играли в собственной музыкальной группе?
– Да, музыка была моим бегством от страдания, от юношеских переживаний. Я подпитывался ею. Брат – он старше на десять лет – оказал на меня огромное влияние, и именно он познакомил меня с хорошей музыкой. Я услышал Боба Дилана, саундтрек к фильму «Последнее танго в Париже». Гитара стала моим лучшим другом. С такими мыслями и с группой я и приехал в Лос-Анджелес. Но потом группа развалилась, подвернулись роли, и жизнь пошла по другому пути. Но я до сих пор люблю музыку и, если бы не актерство, стал бы музыкантом – просто играл бы на гитаре, ездил в туры и наслаждался кочевой жизнью.
– После большого успеха «Пиратов Карибского моря» у вас полная свобода в выборе ролей и гонораров. Не кажется иногда, что это происходит не с вами?
– Не думаю, что мог наслаждаться такой жизнью 15–20 лет назад. Тогда я не смог бы относиться к происходящему с должным юмором. Потому что, когда спрашиваешь себя: «Разве не здорово, что у меня все это есть?» – надо понимать: «Да, здорово, но все это может завтра испариться». Хотя, признаюсь, сейчас я намного меньше загружаю себя подобными размышлениями.
– Как обстоят дела с 4-й частью «Пиратов Карибского моря»?
– Вроде неплохо. Сейчас мы пытаемся привести в порядок сценарий. Если это получится, будет бомба.
– Вы плаваете на собственной яхте под пиратским флагом. Внутри Джонни Деппа живет пират?
– Я бы солгал, если бы сказал, что это не так. В детстве мы все хотели быть разбойниками, пиратами, ковбоями. Это символизирует свободу и уход от ответственности. Мне кажется, пират есть в каждом из нас!
Джейн ТЕЙЛОР/FAMOUS, Реджис РАЙОНОВИЧ/FAMOUS
Фото FOTOBANK, Russian Look


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 229 гостей онлайн