Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Тимур Бекмамбетов: я до сих пор играю в куклы

 
Режиссер «Дозоров», «Иронии судьбы. Продолжение» и продюсер мультфильма «Девять» рассказал «Телесемь» о куклах, друзьях и Анжелине Джоли.

Досье

родился: 25 июня 1961 года в г. Гурьев Казахской ССР
образование: Ташкентский театрально-художественный институт имени А.Н. Островского
карьера: автор рекламных роликов банков «Менатеп» и «Империал», режиссер фильмов «Пешаварский вальс», «Ночной Дозор», «Дневной Дозор», «Ирония судьбы. Продолжение», «Особо опасен», продюсер мультфильма «Девять»
семейное положение: женат
спорим, вы не знали, что… Бекмамбетов является продюсером кукольного театра «Кукольный формат» в Санкт-Петербурге, где работает его сестра.

– Только-только вышел на экраны мультфильм «Девять». А какие мультики вам нравились в детстве?
– «Чебурашка». Когда он только вышел на экраны, я радостный выбежал на улицу с криком: «Ребята, вы видели, какой мультфильм показали сейчас?» «Какой?», – «Крокодил Вася и Кабурашка»!» Еще очень любил «Ну, погоди!».
– А «Ежик в тумане» Юрия Норштейна? Неужели не нравился?
– Он появился уже гораздо позже. И это совсем другого рода удовольствие. Мне как раз больше по душе мультфильм Александра Петрова «Корова». Лучшего мультика я в жизни не видел. Он снят по рассказу Платонова, творчество которого тоже очень уважаю. И когда я работал над фильмом «Девять», то думал в первую очередь о работах Петрова – потому что нужны были какие-то ориентиры. Мне, кстати, очень важно его мнение: как он оценит наш фильм. И еще я ориентировался на писателя и режиссера Резо Габриадзе: у него есть свой Театр кукол. С этим человеком наш мультфильм, пожалуй, больше всего связан.

Девять часов без мобильного

– У вас кто-то из родных тоже увлекается куклами?
– У моей сестры и племянницы в Питере есть свой театр – «Кукольный формат». Они даже поставили по мотивам нашего мультфильма короткий спектакль, сценарий к которому написал автор русской версии писатель Дмитрий Глуховский.
– То есть любовь к куклам у вас из детства?
– Нет. Просто в куклах, особенно из фильма, есть какая-то магия, независимо от того, что они делают. Они – личности. Я до сих пор люблю куклы, которые можно сделать руками. В этом мире и так очень много штампованного, в том числе и фильмов, и игрушек. Люди устали от этого.
– Поэтому среди любимых вы не называете американские мультфильмы?
– Нет, почему же, мне нравятся мультфильмы Тима Бартона. Но вы ведь спрашивали, что я люблю. А люблю я все-таки старые советские картины.
– Не боитесь, что дети испугаются ваших персонажей: они необычные и не похожи на героев советских мультиков?
– Я в детстве обожал всякие страшилки – например, про руку, высовывающуюся из рукава в темноте. А вы разве нет?
– В пионерском лагере после отбоя о чем друг другу только не рассказывали, лишь бы не спать.
– Ну вот, видите… Мы перед премьерой показали фильм детям в возрасте от 8 до 12 лет: им понравилось.
– Ваш мультик подается еще и как протест против зависимости от машин. В августе вы даже приняли участие в акции «День без мобильного». Известные люди на девять часов отключили свои сотовые…
– Акция еще продолжается. Никак не может остановиться.
– Но рядом с вами, как я вижу, лежит мобильный телефон. Вы же вряд ли сможете совсем без него обойтись. Вдруг вам позвонит Анжелина Джоли…
– Вот я же сейчас с вами разговариваю. А мог бы кричать кому-нибудь в трубку: «Алло!» – и вы бы меня все это время ждали.
– Это было бы, наверное, не очень красиво с вашей стороны…
– Смысл акции не в том, чтобы отказаться от мобильной связи насовсем. Надо иногда устраивать «день здоровья», чтобы понять, в состоянии ли мы еще общаться без этих устройств. А заодно научиться говорить по сотовому культурно.

Голливудский новичок

– Вы в Лос-Анджелесе работаете уже четвертый год…
– Нахожусь в командировке – длительной. Когда она закончится, пока не знаю.
– Но вам там комфортно?
– Да. Голливуд – это возможность делать новые фильмы, работать с интересными людьми, такими, как Тим Бартон. В Лос-Анджелесе ты спокойно сидишь в студии или на съемочной площадке – работаешь над фильмом. В шесть часов вечера выключается свет. Все, работа закончена, и ты уже на курорте.
– Голливудским режиссером себя уже ощущаете?
– Там я все еще новичок. Главное, быть самим собой. А так в Америке меня считают российским режиссером.
– Но завистники, наверное, уже появились? Еще бы, в первом же фильме, снятом в Америке, Анжелина Джоли в главной роли, и бюджет в 100 миллионов…
– Есть, наверное, зависть. Что-то внутри мне подсказывает: высоко ты, парень, запрыгнул. Хотя в лицо мне это никто не говорил.
– Было объявлено, что началась работа над «Особо опасен-2»…
– Пока разрабатываем сценарий. Актеры еще не утверждены.
– Всех волнует один вопрос: будет ли Бекмамбетов оживлять для продолжения героиню Джоли?
– Я надеюсь, что Анжелина сыграет в этой картине. Без нее это будет уже совсем другой фильм.
– А вас не смущает, что у нее проблемы в личной жизни? Вроде бы она даже расходится с Брэдом Питтом…
– Вы же журналист, знаете, как рождаются эти «сенсации». Неужели им верите?
– Знаете, когда об этом говорят часто, то начинаешь думать: а ведь дыма без огня не бывает…
– Мне о ее личных проблемах ничего не известно.
– Вы легко нашли общий язык с голливудскими звездами?
– У меня со многими из них хорошие отношения. Например, с актером Илайджей Вудом (хоббит Фродо из «Властелина колец». – Прим. «Телесемь»). Поскольку я вырос в другой культурной среде, у меня нет страха перед голливудскими звездами. Для меня звезда – это актер Андрей Мягков. Вот перед ним я испытываю трепет.
– Тогда почему у наших актеров не получается стать своими в Голливуде?
– Потому что у нас есть свое прекрасное кино. У наших фильмов огромная аудитория. И она любит своих звезд. И зачем им в таком случае ехать в Америку сниматься? Это бедному Шварценеггеру негде было в Австрии развернуться, вот он и отправился покорять Голливуд.
– Уже везде идет реклама вашего нового российского фильма «Черная молния»…
– Да, работа над ним практически закончена. Он выходит в конце декабря, перед самыми праздниками. Это будет такая новогодняя сказка.
– Как «Ирония судьбы. Продолжение»?
– «Черная молния», конечно, не мелодрама, скорее городской миф о молодом человеке, который стал защитником слабых.
– У нас уже были герои: Тимур и его команда, Павка Корчагин. Прекрасные ребята. Вас они уже не устраивают?
– Я прекрасно к ним отношусь. Особенно к Тимуру, все-таки тезки. И Павку Корчагина уважаю. Еще мне очень нравился дядя Степа – милиционер, который боролся с хулиганами, спасал детишек и птичек. Но те герои уже трудноузнаваемы для молодого поколения, да и выглядят несовременно. Поэтому и появился новый герой, наш, российский. Но главный принцип у него такой же, как и у героев старых: защищать людей, не щадя живота своего.

Друзья и коллеги

– В Москве вы – гость редкий. А в родной Казахстан удается вырываться?
– Не так часто, как мне бы хотелось. Там все-таки остались родственники, одноклассники. Ностальгия, конечно, присутствует. Но, с другой стороны, понимаю, что уже немного оторван от того мира.
– Тогда кто же ваши друзья?
– Так получается, что больше всего я общаюсь с людьми, с которыми работаю. Иногда я не очень понимаю: друзья они или коллеги. Вот что такое для вас друзья?
– В первую очередь люди, о которых я знаю, что могу положиться на них в любой момент...
– Режиссера фильма «Черная молния» Александра Войтинского я знаю 32 года, так же, как и оператора Сергея Трофимова, с которым я снимал «Дозоры», «Монгола», а сейчас и «Черную молнию». Мы подружились еще школьниками, а потом вместе, одной командой, пришли в кино. Так до сих пор и идем вместе.
– Жена разделяет ваши интересы?
– Варвара – художник по костюмам. Вместе с ней мы работали на все той же «Черной молнии».
– В Ташкенте вы в свое время учились на художника. Рисуете до сих пор – для души, для себя?
– Рисую раскадровки для своих фильмов. Для души я не рисую. Я делаю фильмы – вот они для души. Это и есть картины, просто они движутся.

Блиц-опрос

– Если фильм, то…
– «Джентльмены удачи». Хотя любимых картин много.
– Если книга, то…
– «Джан» Андрея Платонова.
– Если блюдо, то…
– Бешбармак.
Максим ЧИЖИКОВ
Фото Кирилла ПОПОВА, PhotoXPress, ИТАР–ТАСС, из личного архива, архива «Телесемь»


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 382 гостей онлайн