Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Дети раздора

 
Одно из заметнейших событий минувшей недели – конфликт между певицей Кристиной Орбакайте и ее бывшим мужем Русланом Байсаровым.
К 1 сентября 11-летний Дени после каникул, проведенных с отцом, не вернулся к маме. Мальчик остался в семье отца и даже пошел в другую школу. А накануне Байсаровы подали заявление в суд г. Грозного, чтобы официально оставить ребенка у себя. Орбакайте подала встречный иск в Тверской суд Москвы с требованием к бывшему мужу вернуть ребенка и выплатить ей алименты.

Позиция мамы

Кристина Орбакайте: «Два года назад у нас уже был конфликт»
– 22 июля Дени прилетел из США в Москву, и его забрал Руслан, чтобы съездить в Астрахань, потом в Грозный. 5 августа Дени должен был приехать в Москву. Но Руслан позвонил, предложил встретиться. Мы пришли с мамой в один из московских ресторанов. Руслан высказал недовольство тем, что я часто увожу Дени в Америку, что из-за моих гастролей ребенок остается с чужими людьми и няней.
Руслан предложил мне подписать соглашение: ребенок будет проживать с отцом, по фактическому месту его жительства, и отец станет решать, когда сыну встречаться с мамой и бабушкой. Я не могла пойти на эти условия.
У меня есть квартира в Америке, и я хотела, чтобы Дени год там поучился, подтянул английский. К тому же у него проблемы со здоровьем. Он упал в бассейне, получил сотрясение мозга, а в Америке медицина лучше. Руслану же лет 10 назад по причинам, известным только ему, закрыли въезд в США. Теперь у него комплекс: ребенок периодически находится в недоступном для отца месте. Два года назад у нас был похожий конфликт. Но мы отпускали Дени к отцу по первому требованию.
Летом, узнав о поездке в США, Дени обрадовался. Но я сказала: нужно разрешение папы. Дени попросил мою маму поговорить с папой, что она и сделала. Но Руслан сказал: он согласится только в том случае, если мама поможет ему с визой. У мамы таких возможностей нет.
Накануне 1 сентября Руслан сообщил, что Дени пойдет в другую школу, и предложил мне прийти на линейку. Но в ночь на 1-е позвонил его адвокат, сказал, что мне лучше там не появляться. Мне всего раз дали поговорить с сыном по телефону. У меня было впечатление, что ребенок будто зомбирован. Но когда я ему сказала, что скучаю, он так тихо-тихо произнес: «Я тоже очень скучаю».

Позиция отца

Руслан Байсаров: «Мой сын не поедет в Америку»
– Почему конфликт возник именно сейчас?
– Никакого конфликта нет. Эту тему раскачала пресса.
– Вы устроили пресс-конференцию, привели на нее Дени... Зачем?
– Меня заставили принять участие в ней адвокаты. Они сказали: все думают, что ты горец с ружьем, укравший сына, нужно, чтобы увидели – это не так.
– По мнению органов опеки, появление ребенка на пресс-конференции нанесет удар по его психике.
– А то, что о моем ребенке пишет желтая пресса, – не удар по психике? Почему это никого не интересует? Я привел сына, так как меня загнали в тупик. Я против того, чтобы про мальчика печатали во всех газетах. Он пришел однажды из школы и сказал: «Пап, а ты меня украл!» И рассмеялся, но я понимаю, что на самом деле ему грустно.
– Вы говорили: когда Кристина в Москве, сын может жить у нее. Но почему за все это время они не смогли увидеться?
– А я что, запрещал ей? Нет!
– Каким сейчас вы видите будущее сына?
– Он не поедет в Америку. Я решил, что мой сын будет жить на территории России до совершеннолетия. Я не знаю, что с ним произойдет за океаном. Его могут оскорбить, сделать с ним все что угодно, а я не успею прилететь на помощь.

Дени Байсаров, сын:

– Я знаю, что, пока суд не скажет главное решение, я остаюсь в доме отца. Я счастлив, что я с папой. Не следует спрашивать меня, с кем я хочу жить. А в Америку я не хочу. Маму я вижу редко, потому что у нее много работы: гастроли, концерты, она зарабатывает на жизнь. И с няней мне не нравится. Она меня ругает, что медленно учу уроки, швыряется в меня карандашами.

Алла Пугачева, бабушка

За время разбирательств Примадонна не сделала ни одного заявления. В прошлую среду должна была сниматься передача «Пусть говорят» («Первый канал»), где Пугачева назначила очную ставку экс-зятю. Но никто из гостей не приехал. Говорят, Руслан пообещал подписать мировую, если программа не состоится. Руслан и Кристина встретились. Но неожиданный телефонный звонок вывел Руслана из себя, он бросил ручку и ушел.

Между тем

Эксперт «Телесемь» – адвокат Анатолий Кучерена вызвался помочь сторонам заключить мирный договор. И возможно, родители придут к компромиссу.

Все образуется?

История с Орбакайте далеко не первая, когда известные муж и жена делят детей.
Больше года продюсер Яна Рудковская не может через суд отобрать сыновей Андрея (8 лет) и Николая (7 лет) у бывшего мужа, предпринимателя Виктора Батурина:
– Дети должны быть только с матерью. После случая с Орбакайте многие задумаются над тем, насколько это тяжелая ситуация. Я сама в похожем положении, и точка в истории еще не поставлена. Сыновья пошли 1 сентября в школу в Калмыкии без моего согласия. А что я могу сделать? Мои действия в этой ситуации ограничены судом.
Актриса Ирина Цывина, вдова Евгения Евстигнеева, 8 лет живет в разлуке с дочерью Зиной (сейчас девочке уже 12 лет. – Прим. «Телесемь»). Отец ребенка, продюсер Георгий Пусеп, за которого она вышла замуж после смерти Евстигнеева, увез Зину в Черногорию.
– Сначала я долго боролась за право вернуть дочь, очень переживала и довела себя до нервного истощения. Потом взял верх инстинкт самосохранения. Кроме того, у меня был сон: Зина сказала, что ей там будет лучше. Я рассказала о своем сне священнику, и он посоветовал прекратить борьбу и решить дело миром. И как только я это сделала, мне разрешили видеться с Зиной.
Кристине я посоветую не волноваться. Уверена, что все образуется.

КТО ЕЩЕ

Бывший гражданский муж Даны Борисовой заявляет права на дочь Полину (2 года). Через адвоката он предложил назвать сумму, за которую телеведущая откажется от ребенка.
Актер Алексей Панин больше года не мог поделить дочь с бывшей женой. В итоге суд решил, что маленькая Аня (2 года) будет жить с мамой.
У Ренаты Литвиновой бывший муж пытался отнять дочь Ульяну (8 лет). Суд решил, что девочке будет лучше с матерью.
У выпускницы «Фабрики звезд» Согдианы муж-индус выкрал сына Арджуна (1 год и 11 месяцев). Точка в этой истории еще не поставлена.

Парад пристрастий

Брачный договор – это выход?
Елена Бирюкова, актриса:
– Все мы, выходя замуж, не хотели бы думать о разводе. Но нужно иногда спускаться на землю. Потому что после развода не хочется, чтобы были какие-то ссоры. Нам с мужем нечего делить, поэтому мы не заключали брачного договора. А Кристину я понимаю, ни один отец не заменит ребенку мать!
Никита Джигурда, актер:
– Мама моей жены и все вокруг считали, что мне нужны ее деньги. Поэтому я сам предложил Марине составить брачный договор. Я не считаю это оскорбительным, по крайней мере благодаря документу мне удалось доказать всем, что мне нужны только жена и ее любовь. Поэтому я – за.
Сергей Лазарев, певец:
– Моя подруга, англичанка, благодаря брачному договору отсудила права на владение компанией мужа и забрала обоих детей только потому, что она застукала его с любовницей. У нас бы от этого дела откупились.
Анна Седокова, певица:
– Конечно, брачный договор – это страховка. Но, может быть, не стоит думать сразу о разводе? Ведь есть же любовь. И если два человека по-настоящему любят друг друга, они, даже если что-то случится, смогут сохранить хорошие отношения. Другое дело, когда нет доверия.
Анфиса Чехова, телеведущая:
– Против террора и агрессии мужчин никакая бумажка не поможет. Вспомните случай с Рудковской, когда ее муж взял и просто выкрал детей.
Ирина ВЛАСЮК, Екатерина САЛТЫКОВА, Алиса УГЛОВА
Фото ИТАР–ТАСС, PersonaStars, Виктора ГОРЯЧЕВА, Vadim GHIRDA/«АP Photos Bucharest»


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 379 гостей онлайн