Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Анастасия Волочкова. Исповедь скандалистки

 
17 сентября выходит ее книга «История русской балерины». «Телесемь» публикует отрывки.
«...Меня считают скандалисткой? Пусть так. Специально я ничего не предпринимала для того, чтобы создать такое мнение о себе. Зато дурная слава очень помогает мне разобраться, кто в моей жизни является случайным человеком, а кто – другом навсегда...»

О детстве

...О карьере балерины Настя мечтала лет с пяти, но приемная комиссия Вагановского училища решила ее принять условно.
«Это означало, что меня могли отчислить при получении первой же двойки.
…Почти каждый день я слышала от своего педагога фразу: «Настя, ты никогда не будешь балериной. Поэтому стой здесь, сзади, все равно у тебя ничего не получится». …Однажды я была на грани отчисления, когда в моем шкафчике были обнаружены сигареты и карты. Я никогда не курила, и это все знали. Но некоторые мои одноклассницы курили перед контрольным взвешиванием, поскольку считалось, что курение помогает сбросить вес. Они-то и положили ко мне свои сигареты, полагая, что я вне подозрений».

О первой любви

«…Я почувствовала сильный интерес со стороны S. и влюбилась до беспамятства. А он прислал за мной в Баку, где я находилась на гастролях, самолет, в котором все кресла были заняты корзинами, полными свежих цветов.
...Но S. оказался чрезвычайно ревнивым человеком. Это выражалось не только в отношении к мужчинам, проявляющим ко мне интерес, – он начал ревновать меня даже к сценическому успеху… Однажды S. позвонил мне среди ночи, чтобы рассказать, что именно в этот момент он разбивает кувалдой подаренную мне машину».
Спустя два с половиной года Настя ушла от любимого. «Сначала он сделал все, чтобы меня уволили из Большого, потом пытался помешать самостоятельной концертной деятельности. Время было кошмарным. Постоянно раздавались телефонные звонки с угрозами физической расправы. Я не могла спать, любой ночной звук поднимал меня с постели. Я осматривала окна, выглядывала во двор, осторожно смотрела в дверной глазок, пытаясь определить, откуда может грозить опасность. В конце концов мне пришлось снять скромный домик на Минском шоссе для того, чтобы никто, кроме моего водителя, не знал, где я живу».

О маме

«К началу написания этой книги я не разговаривала с мамой полгода. Мама принимала участие в каждом моменте моей творческой и личной жизни, но сейчас я уже понимаю, что это было, возможно, чрезмерное вмешательство. Осознание того, что мы стали очень далеки друг от друга, стало для меня тяжелейшим ударом.
…Мама никогда не приветствовала появления в моей жизни близких мне мужчин. Она всегда испытывала ревность. Мамино гипертрофированное чувство опасности за меня и ощущение, что меня обманут, и сегодня доставляет мне много огорчений.
…Долгое время мама занималась всей моей творческой деятельностью, заменяя мне продюсера, директора, администратора, помощника, пресс-секретаря, но сегодня мне уже помогает профессиональная команда.
Год назад большим шоком для меня стало требование мамы платить ей проценты с каждого моего концерта. С семнадцати лет я являюсь основным источником доходов в моей семье. Поверьте, мама не бедствует. Она живет в большой квартире в центре Санкт-Петербурга, регулярно ездит отдыхать и ни в чем не испытывает нужды. Меня огорчил такой «материнский» подход, я отказалась говорить на эту тему. Мамина реакция не заставила себя ждать.
…Когда-то мама убедила меня, что все свое имущество я должна регистрировать на нее, я послушная дочь, делала все, что мама просила.
Каково же было мое удивление, когда я вдруг узнала, что моя балетная студия в Санкт-Петербурге уже продана! А меня даже никто не спросил!
«Не стала тебя беспокоить, – объяснила мне мама, – у тебя и так много проблем. Да и вообще – это моя собственность. Что хочу, то и делаю».
Бог с ней, с недвижимостью. Но тут вдруг оказалось, что я и сама себе больше уже не принадлежу. Мама является распорядителем Фонда Анастасии Волочковой, которому принадлежат все авторские права на мои спектакли, права на мою творческую деятельность, мои изображения, мой логотип – всё! Моя просьба переоформить права на мое имя вызвала жесткий ответ – ни за что. Абсурд, но сегодня я не могу пользоваться фондом, который носит мое имя! Мне нужно посылать курьера в Санкт-Петербург, чтобы получить мамину подпись по любому поводу!»

О «Ледниковом периоде»

«Я позвонила Александру Жулину, трубку подняла Татьяна Навка. Я обратилась с вопросом, где можно взять коньки. И Татьяна вдруг предложила мне свои коньки, что меня по-человечески тронуло. Мне кажется, для фигуриста отдать свои коньки другому человеку – все равно что для балерины, для меня, например, отдать пару своих уже разношенных по ножке пуантов…»
Суббота, Первый канал, Ледниковый период
Дина БАБАЕВА
Фото ИТАР–ТАСС, из личного архива


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 257 гостей онлайн