Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Наша RUSSIA: трижды женат - и всегда счастлив!

 
Валерий Магдьяш сыграл гастарбайтера Джумжуда в фильме «Наша Russia. Яйца cудьбы». Актер рассказал, в чем ошибался, кого любил и перед кем виноват.

ДОСЬЕ

родился: 7 августа 1951 года в селе Ваду-Луй-Воды, в Молдавии
образование: Симферопольское высшее военно-политическое училище, ГИТИС, Высшая партшкола
карьера: замполит роты на Дальнем Востоке, актер московских театров, помощник первого замминистра культуры в Министерстве культуры РСФСР. Сейчас играет в молодежных клубах спектакль-монолог «Пучок одуванчиков»
ПРЕДПОЧТЕНИЯ
фильм: «Сережа» Георгия Данелия, первые картины Никиты Михалкова
писатели: Довлатов, Паустовский
еда: мамалыга – не каша, а острый горячий хлеб со шкварками
спорим, вы не знали, что… Леонид Утесов подарил Валерию свое фото, подписав: «С Божьей искрой актеру!»

– Не обидно, что известность пришла, когда вам было уже за 50?
– Нет. Считаю, каждому овощу свое время. Для того чтобы получить такую возможность, я должен был пройти свой путь – родители, военное училище, госпиталь, ГИТИС, театральные работы, три жены, дочери… Да, кинематограф заинтересовался мною только восемь лет назад. Первая роль была маленькая. Я сыграл судью в фильме «Кто, если не мы» Валерия Приемыхова. Сейчас на моем счету 12 фильмов. Роль Джумжуда мне сразу понравилась. А то, что он молчит, – особенно. Как профессионал, человек, битый жизнью, со шрамами, которые меня не укротили, а украшают, нюхом почувствовал, что это правильно.
– Как случилась эта роль в вашей жизни?
– Я никогда ничего не планирую – считаю, что существует «эффект из-за угла» в любви, встрече, творчестве. Нельзя сидеть и ждать – вдруг тот, там наверху, решит меня не востребовать. Тогда я играл в театре Джигарханяна, руководил театральным агентством. Пять лет назад мне позвонили и предложили посмотреть проект. Я поехал. Гарик Мартиросян, когда увидел меня, закричал: «Это он! Только брови наклейте».
– В актерской профессии важен момент удачи?
– Конечно. Но ты должен быть всегда готов к этому случаю. И заранее понимать, что такое поражение. Не спиться, не озлобиться. Я ждал долго. Но дождался. Значит, кому-то интересен мой образ мышления, искренность. Если бы я пришел к Гарику Мартиросяну неподготовленным, с перегаром, то, даже будучи хорошим артистом, был бы никому не нужен.
– И вот после успеха передачи «Наша Russia» вышел и фильм с вашим молчаливым героем.
– В этой картине у Джумжуда появилась возможность через поступки, взгляд объяснить, что он понимает в жизни. Моя трудолюбивая бабушка, когда укладывала спать большую семью и ложилась сама, говорила: «Как хорошо, что есть ночь». Джумжуд такой же. Но ночь для него – это не только отдых. В этих словах его грусть, тревоги о том, что он не дома, не рядом с сыновьями, что не так арык поправят, не так построят… Это не просто гастарбайтеры, не таджики, нет у них национальности. Мы играем собственную страну, свою жизненную историю…

Военный, актер, чиновник…

– Желание стать актером идет из детства?
– Мои родители так любили друг друга, что еще у мамы в животе я знал – у меня стезя такая. Отец был чекист, прошел войну, великолепно пел. Наш род из Венгрии. Магдьяш – то ли молдавские венгры, то ли венгерские молдаване. Мама, невероятной красоты сибирячка, виртуозно пела частушки. Мне было лет восемь, когда режиссер Эмиль Лотяну пригласил попробоваться в кино. Мама не отпустила – не хотела, чтобы я был актером. Я так и не снялся у Лотяну ни в одном фильме. Но мы дружили с ним около тридцати лет.
– Почему, мечтая об актерстве, выбрали военное училище?
– Не оттого, что отец чекист. В детстве рядом с нами жила учительница русского языка и литературы. У нее была потрясающая библиотека. Я читал как голодный. Как-то мне попалась «Книга скитаний» Паустовского, и я заболел морем. После 10-го класса поехал поступать в Симферополь в высшее военно-политическое. По окончании училища был отправлен на Дальний Восток на должность замполита роты. Служба жесткая, но там становишься мужчиной.
– Ломали вас?
– Нет. Дедовщины не было – другое поколение. Меня воспитывали примером. Командир моей роты говорил: «Что бы ни случилось, даже если поставят к стенке, требуй, чтобы тебя называли только на вы». У эмоций есть память. Не помню парадов, салютов, зарплат, премий. Но помню то состояние. Я не мебель тогда был. Сейчас мы все мебель, гастарбайтеры. Переходишь на другую сторону улицы – и ты уже другой. Все несутся – потные, зрачков нет. Не лица – рыла. Теряем людей. И не замечаем, что, потеряв человека, потеряли себя.
С друзьями по училищу до сих пор встречаюсь. Многие занимают большие посты. Я их называю «мои генералы». У них уже юбилеи. Они умнее, мудрее. Кажется, я моложе всех. Друзья-военные гордятся, что я артист, – оправдал ожидания.
– Как же вы вернулись к актерству?
– Армия – это все-таки марширование мыслями, не мое. Я попал в госпиталь, был комиссован в Москву. Поступил в ГИТИС. Служил в Театре комедии, потом в «Театре на Покровке» и работал в Министерстве культуры
– Получается, вы, актер, занимались административной работой?
– Скорее административно-творческой. Есть чиновник от пера и от сухости души. А есть чиновник от щедрости, от награжденности уметь это делать. Я горжусь, что участвовал в разработке федеральной фестивальной программы «Духовное возрождение России средствами театрального искусства». Еще мы организовали и уже 15 лет проводим театральный фестиваль в Марселе.
– Вы говорите по-французски?
– Конечно, если в течение стольких лет по месяцу быть там, можно выучить язык. Люблю Марсель. Это не Ницца, где лишь парики, седина, кладбища или русские. А Марсель – это настоящая жизнь: рабочий портовый район, утром хриплые гортанные голоса моряков. Такое удовольствие смотреть, как они разделывают рыбу. А ночью придешь в старый порт, зайдешь в бар, там никого, кроме тебя и женщин, которые не нашли с кем вечер провести…

В любви арифметики нет

– Вы были женаты. А счастливы были?
– Я был трижды женат и всегда счастливо. Алла Захарова, москвичка, студентка Московского инженерно-строительного. Она приехала в кемпинг по туристической путевке, а я, курсант училища, с другом вечером пришел на танцы... Потом Алла писала мне письма в Симферополь, я ей в Москву. Я – о том, что люблю, она – как со своим молодым человеком гуляет по столице. Потом я отправился на Дальний Восток, а она на практику в Киргизию. Как-то я не выдержал и говорю командиру: «Не могу! Отпусти!» И летел Хабаровск – Новосибирск – Ташкент – Ош – Андижан – Кара-Куль – Токтогул. Сокурсники Аллы обалдели, когда меня увидели! Расписали нас быстро. Так что первое свидетельство о браке у меня на киргизском языке…
– И такой любви пришел конец?
– Алла была порядочным человеком, верным, терпеливым. Мы прожили пятнадцать лет. Но я оказался не готов ни к семье, ни к отцовству. Пропадал на занятиях, репетициях, гастролях… Но никогда не изменял Алле. У меня немного хороших качеств, но за верность я себя уважаю. Мы шли с Аллой не по одной дороге, а рядом. Я не был в кругу ее инженерных друзей. А она не очень любила сидеть в компании со мной. В такой момент обязательно появляется третий. Я рад, что она встретила порядочного человека. У нас состоялся с ней хороший разговор, я ушел. А жена с дочкой лет на пять уехала в Среднюю Азию.
– Вы общались?
– Я не знал адреса. У меня большая ответственность перед дочерью Викой. Нужно быть в каких-то вещах более настойчивым, мудрым. Потом, когда они вернулись, мы встретились. У меня замечательный внук Никита. Ему 15. Они живут в Москве. Но мы нечасто встречаемся, нужно больше.
– Со второй женой смогли избежать ошибок?
– Отношения с Аллой были счастливой вспышкой. Вторые – неправильный поступок. Я хотел покончить с одиночеством. Встретил Наташу Евсееву, на 15 лет меня моложе. Я очень гордился. Мы с ней объездили весь мир. Я хотел, чтобы она общалась с интересными людьми – Тодоровский, Ибрагимбеков, Данелия. Но что придумано – недолговечно. Я не любил. А только хотел, чтобы была жена, нормальная жизнь. Наташа поступила в школу стюардесс. Стала летать на зарубежных рейсах. Я не евнух, но образ жизни определяет многое. Наташа в рейсы, а я с Ксюшей, дочерью нашей. Тогда не было подгузников, я стирал вещи, и мне это доставляло удовольствие… У меня тогда пошла в рост карьера. Помню, в метро ловил себя на мысли, что улыбаюсь. Но все кончилось. Наташа с пятилетней Ксюшей уехала в Новую Зеландию. Оттуда мне никто не звонил… С дочкой мы увиделись через 15 лет. Это было потрясение. Долго гуляли, разговаривали. Сейчас она переехала к мужу в Магадан. У нее сын Костик, мой внук.
– Была и третья встреча в вашей жизни…
– Я не люблю в этом арифметику. Была еще одна Наташа. Два года выяснения отношений и расставание. Когда спешишь, всегда проигрываешь. Особенно в любви. У моего друга есть стихотворение: «Любовь – это когда утром, проснувшись, замечаешь рядом пустое место». Иногда мы понимаем это слишком поздно…
– Но встречи не проходят бесследно…
– Да, эти отношения подарили мне Анастасию, это внучка Наташи. Я зову ее Сиси, а она меня – Дедюля. Как-то гуляем с ней – и вдруг удар в левую ногу: «Почему ты так долго не приходил?» Я знаю, что Сиси нужна мне больше, чем я ей.
– Вы опять один?
– Один. У меня нет квартиры, снимаю. Всегда ухожу, оставляя все и начиная сначала. Я научился быть один. Раньше боялся этого. Я сейчас как бы со стороны на жизнь смотрю. В ситуации творчества мне легче. Я стараюсь ходить в жизни на пуантах. Нужно беречь внутреннюю энергетику. Впереди не остаток жизни, а начало другого этапа.

Блиц-опрос

– Если отдых, то…
– Море. Сутки могу сидеть возле воды.
– Если мечта, то…
– Прикоснуться к двум океанам. Один – во Франции – я потрогал. Хочу еще на Дальний Восток съездить – к Тихому прикоснуться.
– Если хобби, то…
– Дарить подарки.
– Если время года, то…
– Лето.
– Если машина, то…
– Не езжу за рулем. Предпочитаю метро. Не понимаю, как можно провести 4 часа в пробке. Не моя территория времени.
Елена ШАТАЛОВА
Фото Сергея ДЖЕВАХАШВИЛИ, пресс-службы Comedy Club Production


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 340 гостей онлайн