Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Джулия Робертс: моя сила – в постоянном весе

Тони ШЕФЕРД/FAMOUS
 
Она по-прежнему красотка и продолжает сниматься в кино. Но теперь ее главная тема в жизни – семья и дети.

Досье

родилась: 28 октября 1967 года в г. Атланта (США)
образование: колледж Кэмпбелл в г. Смирна (США)
кинокарьера: снялась в 35 фильмах («Красотка», «Сбежавшая невеста»)
семейное положение: замужем, трое детей
рост: 175 см
ПРЕДПОЧТЕНИЯ
блюдо: овсянка, печенье
хобби: вязание
спорим, вы не знали, что… актриса – левша и, когда сильно нервничает, у нее начинает дергаться левый глаз.

– Недавно на экраны вышел фильм с вашим участием «День святого Валентина». Как вы относитесь к этому празднику?
– Мне кажется, что этот день радует влюбленных и ранит тех, кто разочарован в чувствах. Но вообще это повод приятно провести время. И я, кстати, не стесняюсь напомнить мужу об этом празднике. А что? Мужчины часто забывают такие вещи. Я же жена, которая хочет получать подарки. И еще открою секрет. Имя, данное мне при крещении, – Валентина. Так что это и мой персональный праздник в какой-то мере.
– И как вы с мужем провели 14 февраля?
– Устроили 24-часовой марафон поцелуев – целовались целый день. Шучу. Если бы вы побывали у нас в гостях, то убедились бы: у нас День святого Валентина – каждый день.

Работающая мама

– В последнем фильме вы в очередной раз поработали с Гэрри Маршаллом, который снимал вас в «Красотке» и «Сбежавшей невесте».
– Да, я, кстати, многих людей из съемочной группы «Красотки» на площадке встретила. Мы много шутили, особенно над тем, как все по­старели за 20 лет. Решили обязательно встретиться на съемках еще раз. Ведь мы сняли «Красотку», через десять лет – «Сбежавшую невесту», еще через десять – «День святого Валентина». Так что теперь увидимся, когда мне стукнет 51.
– Сейчас, когда у вас трое маленьких детей, вам трудно совмещать работу с материнством?
– Нет. Когда в прошлом году я снималась в картине «Ничего личного», кормила сына Генри грудью прямо на площадке. Все относились к этому с пониманием – вот такая неизбежная часть нашего динамичного рабочего процесса. Конечно, мне повезло с такой поддержкой, ведь большинство работающих мам лишены подобных привилегий. Хотя все мамы этого заслуживают. Но я вижу, как моим друзьям приходится отпрашиваться с работы, чтобы бежать к детям, а потом возвращаться назад. Это всегда конфликт. Моя же семья может всегда быть рядом на съемках. И я счастлива, что могу вернуться к работе и не испытывать чувства вины перед малышом за то, что я его бросила.
– И все же после того, как вы стали мамой, вы ведь работаете меньше, верно?
– Я снялась примерно в 13 фильмах за последние 6 лет. Думаю, это неплохая цифра, потому что в это время я также занималась детьми. Но, возможно, это я чувствую, что работаю достаточное количество времени, а другие такого не замечают. Но их мнение меня не сильно беспокоит, поскольку давно поняла, что не надо плыть против течения, пытаться кого-то в чем-то переубедить.
– А мыслей уйти из профессии, полностью посвятить себя детям не появлялось?
– Нет! Работа для меня сейчас еще большее удовольствие, чем когда-либо. Как только попадаю на площадку – заряжаюсь таким весельем. Я всегда шучу, что это забавно – провести целый день с людьми, которые ростом выше метра. И также работа перезаряжает меня – я возвращаюсь домой к семье обновленной. Если бы это ощущение радости меня покинуло, думаю, я ушла бы из кино.

Иллюзия кино

– Как вы считаете, после того как вы стали мамой, вам начали предлагать другие роли?
– Нет, не думаю. Мне кажется, я получаю разнообразные предложения. Хотя, конечно, мне теперь больше предлагают сыграть «материнские» роли, но не думаю, что это из-за детей – просто я сама стала старше. В любом случае, к счастью, я имею возможность выбирать.
– Вы уже очень давно в мире кино. Нервничаете перед началом работы или стали относиться к этому спокойнее?
– Всегда нервничаю. Каждый день перед началом съемок. И мне кажется, это неплохо. Страх – позитивная вещь. Нервозность – это энергия, продвигающая нас к нашим целям.
– Ваши дети понимают, что их мама – известная актриса?
– Ну Генри еще совсем малыш, а близнецам тоже пока пять лет, так что и они не понимают, кем я работаю. Мне это нравится, так как у них сохраняется иллюзия, будто кино – это что-то волшебное. Я не знаю, о чем они будут спрашивать меня, когда начнут что-то понимать, и не знаю, что я буду им отвечать, но мне хочется сохранить у них это ощущение чуда как можно дольше. Недавно дочка сказала, что Мария из фильма «Звуки музыки» говорит точь-в-точь как Мэри Поппинс. «Это потому, что они обе англичанки», – ответила я ей. Мне не хотелось разъяснять: «Да это всего лишь одна актриса». Ведь тогда бы волшебство лопнуло как мыльный пузырь.
– Как вы относитесь к собственной популярности? Бывает, что вас удивляет или смущает реакция людей на вас?
– Да. Бывали случаи, когда я думала, что мне придется приводить людей в сознание после нашей встречи. Некоторые от восторга бледнеют, а иным просто нет никакого дела. Но больше всего меня веселит такая реакция – человек приближается ко мне и спрашивает: «Вы Джулия Робертс?» Отвечаю: «Да». Но он продолжает: «Нет, правда?» Я говорю: «Да», – и тогда он кричит: «Нет!» И внезапно я оказываюсь в ситуации, когда мне надо доказывать, что я – это я. Это всегда смешно.
– Вам, как известной актрисе, наверное, вообще труднее доверять людям?
– Я бы так не сказала. Просто у меня самой очень острое чутье на тех, кому стоит доверять, а кто заслуживает этого меньше. Я не думаю, что актерство создает какие-то проблемы в этом плане. Хотя, возможно, актеры и легче распознают ложь, поскольку они постоянно наблюдают за окружающими. Это часть работы – понять характер человека, мотивы его поступков, так что глаз более натренирован. И если ты практикуешь это мастер­ство, то распознаешь неискренность очень быстро.

Оптимизм по наследству

– С мужем вы познакомились на съемках картины «Мексиканец», а пару лет назад продолжили сотрудничество на площадке фильма «Светлячки в саду». Как вам работается вместе?
– Это особенное чувство. На съемках «Светлячков» я как раз была беременна Генри, постоянно страдала от жары, ходила вразвалочку, как утка. Но было здорово, да. Мой муж создал такую атмосферу, что, работая вместе, мы чувствовали себя семьей.
– Как считаете, дети больше похожи на вас или на мужа?
– Не знаю. Они правда счастливые дети. Мой муж очень позитивный человек, я – счастливый оптимист. Так что одно качество по крайней мере – оптимизм – мы им передали. Да, счастливый плюс счастливый – получаются удивительные дети!
– А ваш характер, образ жизни изменились с рождением ребятишек?
– Да, я стала намного спокойнее. Уже не так остро реагирую на проблемы. А еще ложусь спать в 8.20 вечера. И смотрю массу детских фильмов. А раньше предпочитала иностранные, с субтитрами. Сейчас на них нет времени.
– Вы до сих пор в прекрасной форме. А как относитесь к тому, что современные актрисы приходят в кино и тут же сжимаются до нулевого размера?
– Да, это удивительная вещь: люди становятся дико известными, а после – невероятно тонкими! Не знаю, почему так происходит. Возможно, сейчас на молодых девочек оказывается сильное давление со стороны СМИ: вот, надо быть худыми и очень модными. Когда я начинала, со мной такого не было. Я имею в виду, что всегда выглядела примерно одинаково и не старалась как-то измениться. Может быть, в этом моя сила – в постоянном весе? Помимо того, я очень люблю еду. Всегда с ней дружила. А как я готовлю! Если придете в гости – обязательно угощу вас фирменной полентой!

Фото EAST NEWS, AP, All Over Press/Splash



Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 431 гостей онлайн