Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Лиза Боярская: я нашла идеального мужчину!

 
9 октября в кино выходит фильм «Адмиралъ», где актриса сыграла возлюбленную легендарного Колчака Анну Тимиреву.

ДОСЬЕ

родилась: 20 декабря 1985 года в г. Ленинграде
образование: Санкт-Петербургская академия театрального искусства
карьера: служит в МДТ – Театре Европы. Снималась в фильмах и сериалах: «Первый после бога», «Грозовые Ворота», «Запасной инстинкт»,«Ирония судьбы. Продолжение» и др.
семейное положение: не замужем
ПРЕДПОЧТЕНИЯ
безалкогольный напиток: кока-кола
алкогольный напиток: мохито
еда: шашлык
писатель: Толстой
музыка: Рахманинов
увлечение: танцы, книги, путешествия
спорим, вы не знали, что… Лиза Боярская любит давать имена своим машинам. Ее первое авто Citroen звали «Пухлик», второе – Honda Сivic – «Киса», а нынешний голубой Lexus-седан актриса зовет «Детка»

– Исполнители исторических ролей рассказывают, что на съемках с ними происходят мистические совпадения, знаки. У вас было подобное?
– Да. Например, я могла открыть книгу по истории и сразу же попасть на фотографию или фамилию Колчака. Или включаю телевизор и обязательно вижу клип Валерия Меладзе «Вопреки» – саундтрек к «Адмиралу». У меня столько предчувствий и переживаний связано с этим фильмом, что не удивлюсь еще каким-то совпадениям…
– Вы меняли внешность для роли Анны?
– А как это сделать? Лица у нас очень разные. Наоборот, мне надо было выглядеть максимально естественно – с неярким макияжем, с натуральным цветом волос. Конечно, наш художник по костюмам пыталась максимально приблизиться к фотографиям Анны Васильевны. Но все-таки это была больше задача режиссера и моя как актрисы – перевоплотиться в образ героини.

Такого, как Колчак

– Ваше отношение к личности Колчака после съемок изменилось?
– Изменилось – не совсем правильное слово. Колчак в школе был для меня очередной абсолютно неинтересной фамилией в учебнике. А после съемок… Колчак, которого мы сняли, – Колчак Кости Хабенского, – стал родным и любимым человеком! Без которого я по-настоящему не могла жить. Это уже не просто исторический персонаж и государственный деятель, а обыкновенный мужчина, которого я очень сильно люблю. И когда съемки закончились, было больно расставаться!
– Такие роли не усложняют общение с мужчинами? Требования к ним повышаются?
– Именно так. Мне кажется, это огромное приобретение, что мои требования стали еще более жесткими. Но мне и до этого казалось, что мужчина по своей порядочности, по стержню, по мощи личности должен быть таким, каким для меня открылся Колчак. Как человек он был потрясающий – такой многогранный, сложный! С одной стороны, очень неуверенный в себе, а с другой – катастрофически упрямый. Ужасно ироничный, легкий и в то же время твердый, как кремень. Он был уникальным и особенным. Эта особенность шла изнутри и переливалась через глаза. Ее все чувствовали.
Конечно, я понимаю, что сейчас такого человека встретить практически невозможно. И в связи с этим нужно делать скидку. Но обидно… Потому что я знаю, что у нас очень много женщин, которые достойны именно такой любви и таких мужчин.
– А если бы вы оказались на месте своей киногероини?
– После съемок «Адмирала» я поняла, что любовь – это чувство, неподвластное правилам и традициям. Точно знаю, что со мной может случиться то же, что произошло с Тимиревой. Если бы я столь же сильно полюбила человека, хоть и страшно это говорить, ради него многое бросила бы в этой жизни. Я научилась по-другому любить. Поняла, что любить – это совсем не значит обладать. Огромное счастье, когда ты просто знаешь, что человек, которого любишь, есть на свете. И тебе ничего от него не нужно. Он может даже не любить тебя, но самосознание, что любимый ходит по Земле, делает тебя невероятно счастливой. Вот это и есть любовь. Тимирева и Колчак вместе-то были всего ничего. Конечно, потерять любимого – это страшно. Но Анна Тимирева все равно была потом счастлива, даже в лагерях, потому что ей было дано пережить такую любовь и пронести ее через всю жизнь. Это дар Божий.
– Но с таким человеком, как Колчак, строить отношения непросто…
– Еще хуже, когда все слишком просто. Самое ужасное – не любовь и не ненависть, а когда, как говорится, все равно…
– А на образ отца вы ориентируетесь? Он же для нескольких поколений стал секс-символом, образцом настоящего мужчины.
– Говорят, что подспудно у девушек выбор именно так и происходит, но специально, конечно, нет – с лупой похожих не ищу. Если такое и случается, то подсознательно.

Стеснительность – в папу

– Когда вы, дочь Боярского, решили стать актрисой, не хотели сменить фамилию, чтобы избежать предвзятого отношения?
– Нет, никогда. Раньше были проблемы – я немного стеснялась излишнего внимания. Фамилия почему-то негативно влияла на отношения со сверстниками, которых я в первую очередь интересовала как дочка Боярского. При поступлении в театральный меня все абитуриенты ненавидели, думая, что я блатная. И педагоги спрашивали в два раза больше, чем остальных. Но я всегда считала, что моя фамилия – это большая удача. И вообще для меня гордость ее носить! У нас длинная актерская династия – я девятая актриса в семье.
– А после какой работы вы почувствовали, что к вам относятся не как к дочке знаменитости, а как к Лизе Боярской?
– Наверное, после выхода фильма Аллы Суриковой «Вы не оставите меня...». Если до этого говорили: «Ой, смотри, дочка Боярского идет» – то теперь стали произносить имя Лиза.
– Фамилию менять вы не хотели. А шрам на щеке никогда не возникало желания убрать?
– Никогда. Это моя отличительная черта, моя метка. Я считаю его скорее достоинством, чем недостатком. Он из детства: смахнула лампу, стекло разлетелось – нелепая случайность...
– Вы больше похожи на маму или на папу?
– На папу. Особенно в том, что касается отношения к работе: не очень правильного фанатизма, ответственности. Еще мы схожи гиперстеснительностью, иногда ненужной. У нас с папой это до патологии доходит. Ему однажды девушка-парикмахер отрезала кусочек уха, а он, стиснув зубы, промолчал. Потому что девушка была практиканткой, и ее только принимали на работу. Или я, например, сижу у массажиста, он делает мне немного больно, а я не могу ему ничего сказать, потому что боюсь обидеть. И мне все время кажется, что я кого-то обижу. Нужно искоренять в себе это качество. Но папа такой всю жизнь, так что думаю, мне тоже будет тяжело измениться.
А вот мама у меня очень мягкая, в 10 раз женственнее, чем я. Если не знать, что мы мать и дочь, нас бы на одну роль не взяли.
– Все еще живете с родителями?
– Конечно. Жить отдельно – пока не для меня. Я так часто отсутствую, что приезжать в дом, где все покрыто месячным слоем пыли, а у пустого холодильника сидит паучок, который просит его покормить, не хочется. А так приезжаю – на кухне все кипит и шкварчит, постель разложена, комната нагрета, все намыто и постирано. Это здорово!
– А сами можете подойти к плите и что-нибудь приготовить?
– Подойти-то могу, но обычно это тоже плохо заканчивается. Портится, пригорает – в общем, толку от этого никакого. Обычно у нас готовит мама, или я хожу в кафе.
– А личной жизни это не мешает?
– У меня ее просто нет. Моя личная жизнь – это профессия. И нисколечко из-за этого не переживаю. Я однолюбка. И серьезно воспринимаю отношения с мужчиной. Флиртовать – пожалуйста, милое дело. Но если влюбляюсь, то надолго.
– Вы уже задумывались о замужестве?
– Чисто теоретически мне хочется иметь собственную семью. Но не скоро. Это точно.
– Как свободное время проводите? В Интернете посидеть любите?
– Нет, это не для меня – я с техникой не в ладу. В телефоне мне главное – звонки и эсэмэски – в этом плане я радистка Кэт. А что касается компьютеров и другой техники, вообще молчу. Со мной всё сразу же перестает работать! 100 компьютеров в интернет-клубе, подхожу к одному – именно он тут же ломается! Этому уже не удивляюсь.

Простые истины

– Лиза, признайтесь, как форму поддерживаете? На диетах сидите?
– Нет! Как все девушки, к зиме начинаю чувствовать себя чуть тяжелее, но это нормально. У меня такой темп жизни, что хочешь не хочешь, а лишних килограммов не прибавится. Я никогда не заставляла себя худеть «по расписанию».
– Вы сильный человек?
– Наверное, да. Когда я сказала папе, что мечтаю сыграть Бланш из «Трамвая «Желание», он ответил, что у меня не получится. Потому что я очень сильная. Я удивилась. Но в общем он прав. Может, когда я стану старше, появятся другие грани характера. Посмотрим.
– Вы считаете, для женщины сила – это плюс?
– Необходимость, к сожалению. Конечно, приятнее быть слабой. Но это в природе русской женщины заложено – быть сильной и терпеливой.
– А что может заставить почувствовать себя слабой? Люди, события, усталость?
– Усталость – в меньшей степени. Иногда можешь себя пожалеть – знаете, как разгрузочный день устроить. В основном силы уходят от разочарования, от несогласия с чем-то. Бывает, какая-то мелочь может стать последней каплей чего-то большого и накопившегося. Когда все плохо, а у тебя еще из рук падает стакан, ты начинаешь реветь и метать все вокруг.
– Что в такой ситуации может повысить настроение? Любимые книги или фильмы?
– Буквально на днях я посмотрела недавнюю экранизацию «Войны и мира». Там есть слова, которые Пьер Безухов говорит Болконскому, а Болконский, уже умирая, повторяет их в бреду: «Надо жить, надо любить, надо верить!» Это простые вещи, но, когда их произносит человек, столько всего переживший, понимаешь, насколько они важные. И еще чуть раньше он говорит: «Я понял, что такое счастье прощения». Так что я бы продолжила первую фразу: «Надо прощать». Это очень просто и очень правильно.

Блиц-опрос

– Если день, то…
– Солнечный.
– Если цветок, то…
– Ромашка.
– Если одежда, то…
– Строгая.
– Если цвет, то…
– Белый или черный.
– Если время года, то…
– Лето.
– Если праздник, то…
– Новый год.

Оксана ТРУХАН, Ольга ЖУРАВЛЕВА
Фото Дмитрия ДРОЗДОВА, Дмитрия КОЩЕЕВА, PersonaStars, PhotoXPress, из семейного архива


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 293 гостей онлайн