Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Ирина Лачина: Бог дал женщинам запас прочности

 
Заканчивается сериал «Тяжелый песок», где актриса сыграла главную роль.

ДОСЬЕ

родилась: 29 августа в г. Бельцы (Молдавия)
образование: Театральное училище им. Б.В. Щукина
карьера: снималась в фильмах и сериалах: «Блуждающие звезды», «Французский вальс», «Леди Бомж», «Леди Босс», «Охота на гения», «Шутка»
ПРЕДПОЧТЕНИЯ
литература: сейчас – Вербер, Коэльо, Маркес, Рерих, Даниил Андреев, вся классика
музыка: по настроению – от классики до Эми Уайнхауз
отдых: очень теплое море, солнце, песок
напиток: свежевыжатые соки, молочные коктейли
автомобиль: большой. Сейчас – «мицубиси паджеро»
спорим, вы не знали, что… дома у Ирины живут несколько кошек, все найденыши, которых актриса подобрала на улице. Самой старшей кошке, Николавне, 13 лет.

– Такая необыкновенная любовь, как у Рахили и Якова, в жизни бывает?
– В жизни возможно все. Каждый обретает ту любовь, на которую способно его сердце.
– Ваши герои переживают много несчастий, но это не разъединяет, а еще больше сплачивает их. Почему?
– Когда двое по-настоящему любят друг друга, они способны перенести любые испытания.
– Как понять – чувство настоящее или нет?
– Это познается лишь со временем.
– Рахиль с детства была самостоятельной. Вы с ней в этом похожи?
– Ребенком я была непоседливым, живым, авторитарным, со своей точкой зрения абсолютно на все вопросы. Да, я выслушивала мнение взрослых, но выбор делала самостоятельно. Эта черта жива во мне по сегодняшний день. Я до 14 лет жила с бабушкой и дедушкой. Между ними были такие гармония и взаимопонимание, что я с детства осознала, что такое семья.
– И как вы тогда для себя поняли: что такое хорошая семья?
– Бабушка была истинной хранительницей очага. Все знания она ненавязчиво передавала мне: учила своей жизнью. Она была мудра тем, что не убивала у меня природное любопытство. А дедушка учил меня сажать деревья, вскапывать огород, ухаживать за садом, строить заборы, сараи, чинить краны, работать с рубанком... Детство у меня было замечательное! И я вспоминаю его с огромной нежностью.
– А взрослые вас наказывали? В угол ставили или конфеты есть запрещали?
– Мне говорили «нет», только когда я переступала границы дозволенного. В нашей семье вообще было принято разговаривать с детьми. А самым страшным для провинившегося ребенка было молчание, игнорирование – это действовало сильнее любого физического наказания.

«Цыганская» семья

– Ваша мама – актриса Светлана Тома. Это помогало или мешало?
– Я всегда скрывала, кто моя мама. Пик ее популярности пришелся на мои детские годы, и было сложно оставаться самостоятельной единицей. А у меня всегда существовало гипертрофированное чувство самостоятельности. Как у любого актерского ребенка, чьи родители состоялись. Когда я поступила в Щуку (Театральное училище им. Б.В. Щукина), я запретила маме на пушечный выстрел подходить к институту. И была счастлива, что у нас с ней разные фамилии. Для меня было важно, чтобы ко мне относились не сквозь призму ее популярности. Я всегда ценила искренность в отношениях и хотела, чтобы меня любили и ценили, потому что я – это я, а не потому, что у меня известная мама.
– Тогда же вы и замуж вышли?
– Будущий муж Олег был первым и единственным, с кем я начала серьезно встречаться. Маме я сказала: «Вот. Есть такой мальчик в институте». Мама насторожилась, но выдержала паузу. Она всегда умела выдерживать паузу и не делать поспешных выводов. Потом, когда она уже знала, с кем я встречаюсь, они с Олегом общались по телефону. Иногда я давала ему трубку, чтобы мама знала, с кем я, чтобы не волновалась, потому что диапазон наших прогулок был широк. Мы исходили пешком весь центр, от Парка культуры и станции метро «Октябрьская» до станции «Аэропорт», где я жила. Нам не важно было, где гулять. Важно было, что мы вдвоем.
– Когда же вы познакомили маму с Олегом?
– В одну из ночей мы загулялись часов до пяти утра, поймали машину, приехали ко мне, позвонили в дверь, причем Олег мужественно закрыл меня собой. Мама открыла дверь, в фартуке, она всю ночь готовила, чтобы чем-то себя занять, отвлечься от переживаний за дочь, и опешила, увидев на пороге парня. Олег протянул руку и сказал: «Здравствуйте, я Олег!» И широко улыбнулся. Моя мама протянула руку: «Очень приятно. Есть хотите?» В пять утра не очень хотелось есть, но Олег уверенно сказал: «Да. Конечно». Он вообще всегда очень уверенно разговаривает. Мы пошли на кухню, так они познакомились. Потом началась семейная жизнь.
– Свекровь вас хорошо приняла?
– Вначале в штыки. Это была издержка прекрасно сыгранного моей мамой образа цыганки Рады. Мама моего мужа верила, что мы – цыганская семья и что цыганская дочь окрутила ее сына и будет использовать его в своих меркантильных интересах. Олег как мог объяснял маме, что это не так. Потом мы познакомились, у нас сложились замечательные отношения. Свекровь – прекрасная женщина, одна воспитала троих детей. Слава богу, у нас никогда и ни в чем не было с ней разногласий.
– Как мама отнеслась к известию, что станет бабушкой? Ведь вы были очень молоды…
– Помню, что мы в тот вечер ужинали, мама приехала после гастролей, и я решила объявить радостное известие. Когда я это озвучила, мама поперхнулась, внимательно на меня посмотрела, не разыгрываю ли я ее, и прочла в моих глазах, что все серьезно. И сказала: «Замечательно, я буду бабушкой». Разговор был недлинным. А дальше был радостный момент беременности, хотя в стране было непростое время, не было продуктов, очень неспокойно, но меня больше волновало то, что происходит со мной, а не со страной, то, что происходит внутри меня, та жизнь, которая вот-вот должна появиться на свет. Я понимала, что все вынесу, переживу, выдержу, потому что есть ради кого. Конечно, и мама, и Олег, мой муж, меня поддерживали.
– Бабушки всегда внуков любят больше, чем своих детей, балуют их…
– Когда я родила Машу, маме было трудно смириться с тем, что ребенок родил ребенка, она считала, что намного лучше меня разбирается в воспитании. Плюс нереализованный запас материнской любви – потому что мама не могла проводить со мной столько времени, сколько хотела. Она работала много, работала успешно, хотя любой выходной, который выдавался, мы всегда проводили вместе. Для меня каждый ее приезд был как визит феи – радостный и яркий. Тем не менее запас нерастраченной любви в маме был жив, и, когда появилась Маша, на нее обрушился невероятный поток любви.
– И как же вы воспитывали Машу?
– В это время и начались наши с мамой первые и единственные серьезные конфликты, и касались они воспитания Маши. Я совершенно четко знала свои внутренние установки, мама – свои. Она говорила, что до шести лет ребенку нужно позволять все. Я считала, что так нельзя, вырастет монстр. Мама была против того, чтобы я наказывала Машу. Потому что наказывала я ее не всегда словесно, могла и шлепков надавать. Маша, которой было не столько больно, сколько обидно, демонстративно плакала. А мы в тот момент жили вместе. Мама вступалась за внучку… Как-то мама забрала Машу на лето, когда вернулись, Маша была настолько разбалована любовью бабушки, что как-то, что-то требуя и слыша мой запрет, она упала на пол и стала биться в истерике. Я повернулась и ушла. Прошло пять минут. Маша поняла, что с моей стороны реакция – ноль. И тема была закрыта. Но периодически в мое отсутствие, когда я оставляла Машу у мамы, она пользовалась этим напропалую.
– Как они сейчас относятся друг к другу?
– У них замечательные, нежные отношения. Маша иногда относится к ней как к младшей сестре. Например, мама освоила компьютер до определенного предела, Маша ей терпеливо и внятно объясняет что-то. Маша очень любит бабушку, хотя с детства называет ее Светой. Как-то в школе учительница сделала дочери замечание: «Так нельзя разговаривать с бабушкой. Это неприлично». На что Маша ответила: «Понимаете, если я буду называть ее бабушкой, она будет старенькой и скоро умрет. А если я буду называть ее Светой, она навсегда останется молодой и красивой». Мама тогда даже прослезилась.
Маша всегда была ребенком мыслящим, думающим, с чувством юмора и, что меня особенно радует, самоиронией. В детстве она обладала внешностью ангела. Сейчас – томная голубоглазая блондинка с длинными волосами и с фигурой не в мать. Как она говорит: «Я – девушка естественных пропорций», намекая на то, что она не «селедка» – не такая худая, как мама.
– Дочь уже выбрала себе профессию?
– Маше 16, учится в институте телевидения и радиовещания на режиссерском факультете. Это был ее выбор. Один из постулатов моего воспитания: ребенок должен самостоятельно выбирать свой путь, принимать решения и нести за них ответственность, дабы потом не говорить родителям: «Вот, я вас послушал, а теперь моя жизнь разрушена». Чтобы не было искушения перенести вину на чью-либо голову. Потому что все твои ошибки и победы – они ТВОИ. И тем они ценнее и дороже.
– У вашей героини в «Тяжелом песке» восемь детей. Сейчас это трудно представить – женщины делают карьеру, рожать им некогда...
– Когда в семье не один ребенок, это замечательно! Мужья, жены уходят и приходят, родители не вечны, а братья и сестры остаются, ближе их никого нет. Поэтому хорошо, когда в семье несколько детей. Дети – это дар. А миссия женщины – продолжать род. К сожалению, мужчинам не всегда хватает ответственности, поэтому женщинам иногда приходится быть и мамой, и папой. А бывает, что муж в семье, дай бог, чтобы старшенький ребенок, а то зачастую и младшенький. И тогда женщина тащит на себе все – детей, мужа, дом. Милые мои женщины, к сожалению, мы такие сильные и не можем позволить себе быть слабыми, потому что не выживем. Может быть, у нас запас прочности больше? Сегодня эра матриархата. Потому что надежный мужчина – большая редкость. Часто сильный пол перед проблемами начинает пасовать и решает их весьма привычным для них способом. Как правило, это... уход от реальности.
– Ира, за вас кто несет ответственность?
– Сама. Я хотела бы быть слабой женщиной. Но сегодня это непозволительная роскошь.

Мирная энергия

– Школа с золотой медалью, красный диплом в институте. Синдром отличницы не мешает?
– Да, я с этим синдромом родилась. Если берусь за что-то, всегда доведу до конца. Я привыкла брать на себя ответственность за все, что делаю. Я так устроена и не умею по-другому. У меня, наверное, тоже большой запас прочности. Я не отдыхала пять лет, переходя из проекта в проект. И еще держусь. Иногда кажется, что смертельно устала и больше не могу. Но возникает что-то интересное – и каким-то волшебным образом появляются силы. Не знаю, может быть, какой-то заряд жизненной энергии во мне есть. У меня в детстве не было кличек, зато во взрослом возрасте появились. Как только меня не называют на съемочной площадке: и Электровеник, и Ураган, и Энерджайзер. После 12 часов съемок у меня еще горит глаз и есть силы. Один из продюсеров в разговоре с моими коллегами сказал обо мне: «Лачина? С ее энергией можно тоннели в метро рыть». Я всегда говорю: «Ребята, скоро откроется второе дыхание. Главное, чтобы не закрылось первое».
– Кроме фильмов вы участвовали в телепроектах «Цирк со звездами», «Танцы на льду», «Форт Боярд»?
– Да, еще был проект «Автоледи», когда я села в гоночный автомобиль, будучи месяц за рулем. Но у меня же не спрашивали водительский стаж! Спросили, есть ли права, я ответила: «Есть!», меня спросили, не хочу ли я принять участие в авторалли, я ответила, что, конечно, хочу! Потом, когда я откатала и сказала, что месяц за рулем, там чуть не поседели. Надо сказать, что я не пришла последней, была в середине. Так что ключевое слово для меня «интересно».
– То есть вы любите все новое, риск и эксперименты. А какие-то семейные традиции у вас есть?
– На Новый год мы обязательно собираемся все вместе и дома – потому что в остальное время семья в разъездах. Я очень люблю готовить. Поэтому готовлю много, как на полк солдат: закуски, горячее, 3–4 тортика. Обязательно торт по бабушкиному рецепту – из вафель со сгущенкой. Он 70 сантиметров в длину, 40 – в ширину и 15 – в высоту! О сладостях могу рассказывать бесконечно.
– Мысль материальна. Какую мысль, мечту может озвучить Ирина Лачина?
– Я хочу построить дом и посадить сад – такой, как был у меня в детстве и что мне снится до сих пор. Наверное, это желание вернуться в то время, когда я была безоговорочно счастлива. Это будет большой светлый дом, где будут жить мои родные, где будут собираться моя семья и друзья. Я смогу в этом доме встретить старость – спокойно, радостно и светло.

Блиц-опрос

– Утро или вечер?
– Ночь.
– Телевизор или книга?
– Книга.
– Река или море?
– Море.
– Роза или незабудка?
– Все цветы.
– Роман или стихотворение?
– Поэзия.
Александра ОВИКОВА
Фото Дмитрия ДРОЗДОВА, PersonaStars, из личного архива


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 297 гостей онлайн