Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Хью Грант: пожил 50 лет – и хватит

Дженни Эварт/CELEBRITEXT
 
9 сентября у него юбилей. Но героя романтических комедий это совсем не радует. Вот если бы вместо этого он выиграл партию в гольф!..

Досье

родился: 9 сентября 1960 года в г. Лондоне
образование: Оксфорд, факультет английской литературы
кинокарьера: «Дневник Бриджит Джонс-1,2», «Реальная любовь», «Супруги Морган в бегах» – более 40 фильмов
семейное положение: не женат
рост: 180 см
предпочтения
блюдо: итальянская кухня в Италии
напиток: красное вино
спорим, вы не знали, что… Хью Грант на пару с своей бывшей подругой Лиз Херли владеют кинокомпанией под названием «Обезьяньи фильмы». Она названа так потому, что Лиз считает, что Хью похож на обезьяну.

– Для многих такая дата – некий рубеж: женщины начинают что-то делать со своими телами и лицами. А вы собираетесь сотворить какое-нибудь безумство, например усыновить африканского младенца или жениться хотя бы?
– У меня нет никаких планов.
– Что, даже большую вечеринку не закатите?
– Меня страшит этот день как таковой. Я его боюсь.
– Ну какие-то плюсы в зрелости есть? Мудрости набрались за годы…
– Не вижу в зрелости никаких преимуществ. Скорее это печально.
– Да почему же? 50 – самый расцвет для мужчины!
– Считаете? Не знаю… В Швейцарии есть такое местечко – Дигнитас, там эвтаназию делают. Туда я отправлюсь в день рождения. Пожил 50 лет – и достаточно.

Про отели и палатки

– Хорошо, а что для вас идеальный праздник?
– Не знаю. У меня же ужасная, смущающая меня зависимость от гольфа. И вот если бы я выиграл какую-нибудь сложную партию… Унизил бы тем самым друзей. А потом по этому поводу устроил бы вечеринку. Вот это праздник! Я люблю отрываться.
– Почему вы так гольф любите?
– Хороший вопрос, ведь игра эта и правда ужасная. Она злит меня, потому что научиться играть хорошо очень трудно, а я перфекционист. Не могу смириться с мыслью, что я не мастер в этом деле. И иду играть снова и снова. Сумасшедший.
– Именно это позволяет вам оставаться в форме или вы еще каким-то спортом занимаетесь?
– Немного пилатесом. Мне сказали, что это полезно для гольфа.
– А как вы себя балуете? Любите ходить в рестораны?
– Мне нравится дегустировать вино. Хотя при этом я не люблю изысканные ужины. Меня прямо бесит этот сервис: присаживайтесь, положите салфетку на колени – вся вот эта предупредительность. И ходят вокруг: «Вам воду с газом или без?» Да ни черта меня это не волнует! Не волнует, слышите!!! Мне просто надо, чтобы мне что-то быстро подали! Я вообще люблю средиземноморские рестораны, где нет никакого меню, а сразу еду приносят. Мне нравится нормальный и быстрый сервис, без понтов.
– Тогда вы, возможно, из видов отдыха предпочитаете походы с палатками, а не дорогие отели?
– Ой, нет-нет. Я люблю дорогие отели с обслуживанием в номерах. В детстве отец водил нас в походы. Считал, что это прекрасный дешевый отдых, накупил кучу оборудования, которое мы ненавидели.
– А сейчас у вас высокие требования к обстановке?
– Никаких. Я немножко зациклен на подушках – мне нужны безаллергенные. На этом все.

Про воспитательные методы

– У вас нет детей, но много племянников и племянниц. Они гордятся, когда идут по улице под ручку со своим знаменитым дядюшкой?
– Что-то мне кажется, что мои племянники хотели бы, чтобы я вообще не был никому известен. Их моя известность смущает.
– Смущает, когда к вам люди чужие подходят?
– Да, мои родственники – это та маленькая группа людей, которая любит меня просто за то, что я есть. И их не впечатляет, а скорее расстраивает, когда вокруг оказываются чужие восторженные дети. Пытаюсь таких детей отпихивать. Люблю племянников, и в этот момент я как будто их телохранитель.
– Бывали с ними в пабе?
– Да. Одному из них 18, и вот как-то он с двумя приятелями приехал посмотреть Европу из Америки, где живет. И его отец – мой брат – попросил меня показать им хорошенькое местечко в Лондоне. Так что я вызвал девочек…
– Вы что сделали?!
– Не тех девочек, о которых вы подумали. Хороших. Отвел эту компанию в паб и сказал: «Вот здесь вы можете выпить, а я вас покидаю, потому что мне 49, а вам 18». А они мне: «Нет, нет, не уходи!» И следующее, что я помню, – три утра, а я пью вдвоем со своим 18-летним племянником в каком-то непонятном баре. И мне думается, что это было не то, что мой брат имел в виду, когда говорил: «Присмотри за моим сыном».

Про cпасение от депрессии

– Над каким проектом вы сейчас работаете?
– Пока рассматриваю разные предложения, читаю сценарии.
– А что происходит с третьей частью «Дневника Бриджит Джонс»? Съемки начались?
– Ничего не происходит. Мне вообще сомнительно, что когда-нибудь они состоятся, это все журналисты раздули.
– Обычно вы переживаете перед съемками или выходом на сцену? Или это вас уже давно не волнует?
– Ужасно волнует. На съемках у меня часто случались панические атаки. Я принимал все, что мог: травяные настои, таблетки. Разговаривал с психиатрами о методах лечения: о дыхании, йоге, медитации, пробежках. Обо всем. Справиться с этим было самым важным для меня.
– И что помогло?
– Бег немного помог – единственное, что хоть как-то срабатывало.
– Да, бег отвлекает от мрачных мыслей.
– Да, он успокаивает. Так что я избавился от приступов паники, но стал замечать, что мое чувство юмора тоже ухудшается! Я стал терять остроумие! И в конце концов прекратил бегать.
– А ребенком вы были спокойным?
– Немножко невротиком.
– Странно, что с такими проблемами вы выбрали актерскую профессию…
– Ужасная профессия. Я не про зрителей – их я люблю. Если поставите меня на сцену перед тысячами людей – все о’кей. Но перед камерой… Если я лицом к лицу с партнером, мне комфортно. Но как только на тебя оборачивается вся съемочная группа, направляется свет – бум, все готовы, а мне плохо.

Про женщин и моду

– Вас раньше можно было часто встретить на модных показах…
– Я бывал там, когда встречался с Элизабет Херли. С ней выходил иногда в свет. Мне нравилось.
– Если женщина начнет вам советовать, что надеть, вы послушаете?
– Да каждый мужчина слушает женщину. Если женщина говорит: «Классно выглядишь в этих джинсах», мы надеваем эти джинсы и носим следующие 20 лет.
– Вас что-нибудь раздражает в том, как одеваются современные люди?
– Мне кажется, что мы слишком сильно молодимся. Какая-то тенденция у всех, кто старше 30. Пройдешься по улицам Нью-Йорка или Лондона и увидишь, что все прохожие одеты как подростки, когда самим лет по сорок. Мне кажется, это ужасно.
– А путешествовать вы любите?
– Раньше больше любил.
– Какой был лучший и худший опыт путешествий?
– В качестве худшего вспоминаю, как меня дважды арестовывали за контрабанду, когда я возвращался с каникул…
– Вас за контрабанду?!
– Да, это было давно. Я возвращался из Турции с подружкой, и мы везли несколько ковров. Боже, какие мы были идиоты!.. Прилетели поздно ночью и думали, никто не станет нас проверять. Так что мы пошли прямиком через беспошлинную зону. Но нас остановил таможенник и спросил: «Вы из Турции? Ковры везете?» Мы говорим: «Нет». А он попросил развязать один наш длинный тюк. И оттуда выпал огромный ковер. Я начал извиняться, что солгал, а он продолжает спрашивать, есть ли у нас еще. Мы снова говорим, что нет. Тут он просит один чемодан открыть – а оттуда ковер выпадает, второй чемодан – и оттуда ковер. У нас их было три или четыре. Нас тогда арестовали, а ковры изъяли. Они тут же стали собственностью Королевства Великобритании. А год спустя мы возвращались через тот же аэропорт из Гонконга и везли камеру, которую там купили. Вспомнив прошлое, пошли через красный коридор. Больше, кстати, таких честных не было. Я показал служащему камеру, он поблагодарил за сознательность, а потом спросил: «А что за часы на девушке? Откуда они?» Я ответил: «Тысячу лет назад я привез их из Парижа». Он: «А вы задекларировали их тогда?» Я понял, что лучше не врать… И нас снова арестовали. Я почти попал в тюрьму, но обошлось.
– Вот это да! Я не знала об этом вашем криминальном прошлом.
– Да уж.
– А в какую самую страшную ситуацию в жизни попадали, когда вы по-настоящему испугались?
– Ну однажды я практически умер на утесе в Корнуолле, на побережье Англии. Я был немного пьян, с двумя друзьями мы шатались по магазинам, а потом побрели по пляжу и решили смеха ради вскарабкаться на утес. Они быстренько поднялись по пологой тропе. А я полез по горе и на полпути понял, что не могу лезть дальше и назад не могу спуститься. Дело было зимой, и шел дождь, и вода все прибывала. Интересные ощущения, хочу вам сказать, когда приходят мысли: «Ну вот и все, вот где я… умру». И у моих друзей была забавная реакция. Один, молодец, побежал за помощью. А второй настолько испугался, что стал очень сильно смеяться – даже штаны обмочил. А потом мы увидели старика, который шел по утесу, друзья его заграбастали и с помощью его палки вытащили меня. Но это было ужасно. Так ужасно, что я даже стихотворение об этом написал. Единственное стихотворение в моей жизни.

Блиц-опрос

– Если музыка, то…
– Кантри. Увлекся ею после «Супруги Морган в бегах».
– Если актер, то…
– Роберт Паттинсон. Понимаю, почему девушки по нему с ума сходят.
– Если пауза между дублями, то…
– Я торчу в своем телефоне.
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото Руслана РОЩУПКИНА, All Over Press, PHOTAS



Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 360 гостей онлайн