Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Сергей Селин: какие внуки? Я сам еще молодой отец

Роман ГАЛЬЧЕНКО
 
Актер сериала «Литейный» рассказал о кризисе возраста, борьбе с лишним весом и платьях для дочки.

Досье

родился: 12 марта 1961 года в г. Воронеже
образование: три курса Воронежского технологического института, актерский факультет Ленинградского института театра, музыки и кинематографии
карьера: более 50 ролей в кино и сериалах
семейное положение: женат, супруга Анна, 26 лет, психолог, сын от первого брака Прохор, 23 года, и дочка от второго брака – Мария, 1 год
Предпочтения
любимое блюдо: торты и пирожные
алкогольный напиток: текила
спорим, вы не знали, что… Сергей Селин профессионально играет на тромбоне и хорошо поет.

– Сергей, в новом сезоне «Литейного» ваш герой становится отцом. В недавних «Братанах-2» Малюта – тоже человек семейный. Отходите от образа героя-одиночки?
– Во-первых, тут надо учитывать мой возраст – через три месяца мне будет полтинник. К тому же около года назад в моей семье родилась дочка, поэтому экранные изменения соответствуют реальной жизни. И потом, мне нравится, когда я волнуюсь в кадре. Это ощущение передается и зрителю. А волнуюсь я по-настоящему именно в те моменты, когда участвую в сценах вместе с экранными женами и детьми. Хотя сейчас в моде как раз волки-одиночки, этакие мстители, современные Робин Гуды. А истории милицейские будут востребованы и дальше, но приоритеты изменятся – на передний план выйдет неотвратимость и жестокость наказания. И это та сказка, в которую народ сегодня хочет верить.
– Странно получается – милицию у нас ругают, а сериалы про нее смотрят с удовольствием…
– Мне кажется, больше всего люди любят истории, в которых добро побеждает зло. Вот и все объяснение. Давным-давно, когда мы начинали снимать первые два сезона «Улиц разбитых фонарей», к нам на съемки на экскурсию приводили выпускные классы. Дети приходили, заворожено смотрели и говорили, что собираются поступать в Высшую школу милиции или Академию МВД. Недавно был случай. Я пошел постричься, уже было поздно, и парень в салоне меня узнал и уступил очередь. А когда я вышел из зала, он подошел ко мне и сказал: «Я опер из Москвы. Спасибо вам. Благодаря вашему фильму я и решил пойти в органы». Подобные случаи происходят со мной чуть ли не каждую неделю.
– Вы так долго снимаетесь в сериалах про милицию и спецслужбы, что уже лучше режиссеров, наверное, знаете, что и как играть?
– Проблема долгоиграющих сериалов в том, что каждый из нас, актеров, своего героя узнает за первые пять-десять серий, а дальше надо просто поддерживать персонаж в заданных рамках. Было бы странно, если вдруг Селин из «Литейного» запел бы голосом оперного певца или на льду начал кататься. Но поступки героя я соотношу с собственной моралью и могу сказать, что мой персонаж будет делать в кадре, а что нет. Есть вещи, которые я никогда не сделаю на экране.
– Например?
– У меня есть три принципа. Первый: человек, который спас хоть одну жизнь, – спас целый мир. Второй: все сокровища этого мира не стоят слезы ребенка. И третий: ни в коем случае не поднимать руку и не обижать ребенка и старика.

Кризис силы духа

– Вот вы упомянули возраст. Ощущаете кризис пятидесяти лет?
– Да. А заключается он в том, что начинаешь торопиться сделать все, что тебе хотелось и хочется. Просто кажется – того, что делал, – недостаточно. Мне хочется сыграть еще много-много ролей. И не только ментов. Менты-то уже надоели. Это стало ремеслом.
– А что мешает это поменять?
– Воля есть. А силы духа не хватает. Чтобы взять и отказаться от всего этого. Остановиться, набрать дыхания, осмотреться. Я всегда говорил, что сейчас главная проблема в том, что раньше художник имел право на ошибку, а сегодня этого права нет, к сожалению.
– Неужели не можете позволить себе отдышаться?
– Нет. У нас в стране от силы десять артистов, которые могут позволить себе выбирать роли. Поэтому я осознаю, что надо дальше продолжать трудиться. Если сегодня остановиться – завтра вообще не вспомнят. Поезд уйдет. Поэтому уверенности в завтрашнем дне никакой. И это нормально. Дело в том, что я не жду социальной помощи от государства и надеюсь исключительно на себя. Я к тому, что мамы и папы должны сами по возможности создавать фонд для детей. Не надо заставлять следующее поколение маяться безденежьем.
– Поэтому сына от актерской профессии отвадили?
– Я объяснял Прохору плюсы и минусы актерского мира. Может, с минусами перебрал – мне-то в свое время пришлось трудно. Но я рад, что он окончил финансово-экономический факультет. И заодно с образованием получил уверенность в завтрашнем дне, чего актерство не дает.
– Внуков от сына пока не ждете?
– Нет, у его поколения другие приоритеты. А я еще своих детей хочу…
– Когда Прохор родился, вам было 26 лет. А дочка появилась в 48. Есть разница в ощущении отцовства?
– Несомненно. Когда Машенька только появилась на свет, то я сразу поймал себя на мысли, что надо ей покупать квартиру. Ответственность больше. Когда первый раз происходит это событие, то ты не подготовлен основательно. По этому поводу вспоминается строчка Роберта Рождественского: «Что-то я делал не так; Извините: жил я впервые на этой земле». Все приходит с опытом.

Борьба с привычками

– 2 года назад вы женились во второй раз. Не страшно было менять жизнь после 21 года первого брака?
– Я неимоверно счастлив сейчас. Вот буквально час назад мы втроем – я, жена Анечка и дочка Машенька – были в игровой комнате, благо жилплощадь позволяет таковую иметь. И представьте такую картину: смеющийся ребенок, крутящийся, как юла… Потом мы лежа втроем составляли кубики, потом возились с только купленным музыкальным детским центром. Вот, может, это и есть счастье? Я его испытываю именно в такие моменты. По-моему, у Александра Галича были такие стихи: «А бойтесь единственно только того, кто скажет: «Я знаю, как надо!» Не знаю секретов семейного счастья. Просто чем дальше, тем больше я понимаю, что главная ценность – это семья. Организованная группа любящих и верных друг другу людей. Пожалуй, это главное в жизни.
– Изменения в вашей жизни и на внешний вид влияют. Вы сейчас в хорошей физической форме. Постоянно занимаетесь?
– Да, спорт в моей жизни присутствует, но я порой очень и очень устаю от него. Потому что сложнее стало следить за весом. Против природы не попрешь. А еще 31 мая этого года, во Всемирный день без табака, я бросил курить. Мой стаж курильщика измерялся 33 годами. Но выяснилось, что никотин активно участвует в обмене веществ. А люди, которые бросают, резко толстеют. И я не стал исключением. За последние семь месяцев набрал 12–14 килограммов. У нас, кстати, с сыном одинаковая проблема – мы быстро набираем вес. И поэтому я сегодня следую мудрому высказыванию своего Прохора. Он мне сказал: «Пап, нам жить с этим. Единственное, что нужно, – не запускать ситуацию». Имеется в виду, что если вес пошел на повышение, то надо проявлять силу воли и идти в спортзал. Сын постоянно ходит, но у него больше свободного времени. Я же хожу не просто в удовольствие, а качаюсь, строю фигуру. Готовясь к некоторым ролям, я за полтора-два месяца сбрасывал по 7–8 килограммов. Если нет формы физической, то нет смысла браться за роль. А если завтра мне позвонит режиссер или продюсер и предложит роль, где я должен выглядеть классно, все сделаю, чтобы подготовиться. Буду даже истязать себя. Но у нас это делают за свои деньги, а в Голливуде студии платят актерам за нужную для фильма физическую форму. В остальное время артисты ведут расслабленный образ жизни. Когда мне ставили в пример голливудских звезд, которые полнели на 20, а потом худели на столько же, специально выяснял, что все это у них происходило под серьезным медицинским наблюдением. Ну и гонорары там на килограмм – миллион.
– С алкоголем в новой жизни тоже завязали?
– Пить я еще три года назад бросил. Неинтересно стало в столь интересное время выпивать. Но у меня никогда проблем с алкоголем не было. Просто выпивал один раз в два месяца, всего пять-шесть раз за весь год. Разве это много? Но выпивал дня по три. В худшем случае, от трех до пяти дней. Это был своеобразный алкогольный отдых, с которым я успешно завязал в новом периоде жизни.
– Какие-то вредные привычки у вас остались?
– Привычка как положительная, так и отрицательная – это любовь к профессии. Безмерная. Могу обо всем забыть, увлекаясь работой. В какие-то моменты мне больше ничего не надо. Я просто говорю: «Не мешайте мне!» В такие периоды хочется побыть одному.
– Жена понимает эти моменты?
– Естественно. Она прекрасно осознает, что актерство – это болезнь.
– У вас с женой разные сферы деятельности. Это плюс?
– Для меня да. Знаю мало счастливых актерских пар. Есть исключения из советского времени – Меньшов – Алентова или Лазарев – Немоляева. Но сегодня, когда я читаю, что актрисы выходят замуж за актеров, то про себя понимаю, что это все недолговечно. Тем более – если один из них более успешен, чем другой, ну а если оба успешны, то начинается возня, кто из них круче… Мы же – как пауки в банке.
– Чем Аня вас покорила?
– Идеальная женщина – это условность. Она не должна быть какой-то особенной, скорее самой обыкновенной. Все дело во взаимопонимании людей, в чем-то объединяющем и неопределимом.

Платье для дочки

– А правда ли, что вы сами покупаете Анне наряды?
– Не совсем так, просто рекомендую. Я же не могу ходить и вместо нее выбирать. Высматриваю что-то интересное и предлагаю обратить внимание.
– И как? Часто выбор совпадает?
– Моя любимая фраза: «Я не знаю как, но знаю, что точно не так». Другими словами, не знаю, какая вещь классная, но знаю стопроцентно, какая плохая. У меня приличный вкус на тряпки. Вот, кстати, на днях мы с Анютой купили Маше праздничное платье в магазине «Маленькая леди». Либо на Новый год, либо на день рождения в него нарядим дочку. Это воздушное платье цвета слоновой кости и кофточка – пелеринка воздушная. Понимаю, что это два раза надеть, но все равно приятно.
– О чем вы сейчас мечтаете?
– У меня все меняется в зависимости от жизненных обстоятельств. Недавно мечтал о загородном доме. И даже поехал посмотреть, что там строят и продают. А на обратном пути увидел девушку, голосующую на дороге. Она попросила подвезти в город, узнала меня и поинтересовалась, как я оказался в тех краях. А в ответ сказала: «Знаете, этими коттеджами уже никого не удивишь. Загородный дом здесь – это вовсе не подобие одноэтажной Америки или европейских пригородов, где можно не думать об отопительном сезоне и не зависеть от каких-то коммунальных служб». И как-то я откинул мысль о доме. Поэтому сейчас мечта связана с близкими, в первую очередь с доченькой Машенькой. Хочу, чтобы я не потерял то, что во мне есть. Да, я могу быть вспыльчивым, но вообще я добрый. Не хочу, чтобы время повлияло на меня в худшую сторону. Мне постоянно кто-то шепчет: «Да хватит, ты же устал, ты же должен отдыхать, должен посылать всех, не общаться…» Вот мне хотелось бы противостоять этому шепоту.
– А окружающим что пожелаете? На Новый год!
– Пора умнеть. Женщинам надо вспомнить, что такое забота о доме, а мужикам – что не в деньгах счастье. Главное – это семейный уют и любовь к детям. И не надо стесняться говорить друг другу комплименты! Доброты, тепла и любви!

Блиц-опрос

– Если писатель, то…
– Эрнест Хемингуэй.
– Если время суток, то…
– Утро.
– Если время года, то…
– Лето.
– Если цвет, то…
– Красный.
– Если животный мир, то…
– Рыбки.
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото Сергея ДЖЕВАХАШВИЛИ/StarHit, Ильи БАЗАРСКОГО, ИТАР–ТАСС, PersonaStars


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 258 гостей онлайн