Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Ненаписанная песня Леонида Дербенева

Юлия ЕЛИСЕЕВА
 
12 апреля ему исполнилось бы 80 лет. Жена поэта Вера Дербенева рассказала «Телесемь» о его любимых произведениях.

«Где же ты была…»

– Молодые Слава Антонов (это настоящая фамилия Вячеслава Добрынина) и Юра Антонов пришли в наш дом одновременно. До сих пор не знаю, какая кошка пробежала между Юрой и моим мужем Леней, но Юра Антонов из нашей жизни исчез. А Слава утвердился. Из всех их совместных песен моя любимая – «Где же ты была…». Как-то мы с Леней сидели на кухне, и он говорит: «Вот если бы ты замуж за меня вышла в 18 лет, а не в 25! Сколько бы дней потеряно не было! Где же ты была-то?» Вскоре он написал эти стихи.

«Так же, как все, как все…»

– С Аллой Пугачевой мы познакомились в начале 70-х. После успеха «Арлекино» ее постоянно приглашали на телевидение. А мы с Леней жили рядом с телецентром, и Пугачева часто заезжала к нам. Алла жила далеко, и Леня отвозил ее домой на машине. Возвращался часа в 3 ночи. Как-то спросил меня: «Я с молодой, красивой уехал почти на всю ночь, а тебе все равно?» Но я ему всегда верила. Еще помню, Алла записывала песни к фильму «Женщина, которая поет» и одну мелодию забраковала. Муж пообещал: «На эту музыку я напишу такие слова, что ты от этой песни не откажешься!» В этот же вечер прочитал мне стихи: «Так же, как все, как все, как все, я по земле хожу, хожу и у судьбы, как все, как все, счастья себе прошу…» В репертуар Аллы песня вошла на много лет.

«Прощай, от всех вокзалов поезда…»

– Исполнял эту песню Лев Лещенко. Ее пели во всех ресторанах страны. Однажды я с дочкой поехала отдыхать в Сочи. Каждый день мы по пять раз слушали «Прощай...» в ресторане при гостинице. Как-то ужинать с нами пошла знакомая. Под эту песню ее пригласил танцевать местный парень. Потом она его к нам подвела и представила: «Вера Ивановна, знакомьтесь, это сын Дербенева». Я ему говорю: «Как же ты додумался? Дербенев и в Сочи-то никогда не был!» А он отвечает: «Это моя фишка. Если хочу с девушкой познакомиться, приглашаю ее и во время танца говорю: «Знаете, кто это написал? Мой папа – Леонид Дербенев!» И девушка у меня в кармане!»

«Живи, страна!»

– Однажды композитор Игорь Матета привел к Лене Машу Распутину. Та сразу заявила: «Я пою рок». А Леня говорит: «Ну идите и пойте. Я стихи для рок-музыкантов не пишу». Когда-то он мечтал работать с Ларисой Долиной, и сотрудничество не получилось как раз потому, что Долина пела рок. Потом Маша увлеклась эстрадой. Через какое-то время они снова встретились, и Леня ей предложил: «Про любовь поют все, и ты еще успеешь. А сейчас тебе лучше заявить о себе как об эпатажной певице». И пошла череда песен – «Городская сумасшедшая», «Отпустите меня в Гималаи», «Белый «мерседес»... А когда началась перестройка и Леня написал песню «Живи, страна!», Маша рассказывала: «Когда я ее спела на первом же концерте, публика встала. И я поняла, что эта песня будет в моем репертуаре до конца жизни!»

«Эх-ма, лето – не зима!»

– В нашем доме жила телережиссер Светлана Аннапольская. Она и рассказала Дербеневу о Филиппе Киркорове: «Есть такой хорошенький мальчик! Но не пускают его на телевидение: очень похож на певца Сергея Захарова». Когда Захаров исчез с экранов, Света попросила Леню помочь Киркорову с репертуаром. Филиппа мы с мужем полюбили, называли его Филиппок. Первую песенку Леня написал для него производственную – про часы (к юбилею часового завода). А когда Леня написал песню «Эх-ма, лето – не зима!», ее пели и Маша Распутина, и Филипп. Оба спрашивали: «Ну правда я лучше пою?» «Оба хорошо поете! И мне хорошо – авторских в два раза больше получается!» – шутил Дербенев.

Последняя песня

– У Маши Распутиной был гитарист Евгений Фокин. В прошлом году я приехала к Лене на кладбище и увидела мужчину. Он сказал: «Помните меня? Я Женя Фокин». С тех пор мы дружим. Женя теперь звонарь в Коломенском. Написал музыку на Ленины стихи. В последние годы муж болел (Дербенев умер в 1995 году. – Прим. «Телесемь»). Он понимал, что уходит. Писал:
Есть влево путь и вправо – простой и непростой…
Пуста душа без храма,
а храм стоит пустой.
Не слышно слов молитвы,
свеча не зажжена,
И словно динамитом
разрушена стена.
Не просто храм разрушен
– в бреду безумных дней
Здесь вынимали душу
у Родины моей…
Получились песни-молитвы. Был бы Леня жив, они обязательно стали бы его любимыми…
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото ИТАР–ТАСС, Вячеслава МАНЕШИНА, из личного архива


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 263 гостей онлайн