Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Сильвестр Сталлоне: моя жена всегда права

Сандра ФЛАУЭРС/FAMOUS
 
6 июля актеру исполняется 65 лет. Он все так же играет мускулами на экране, но дома слушается супругу.

Досье

родился: 6 июля 1946 года в г. Нью-Йорк (США)
образование: актерский факультет Университета Майами
карьера: снялся более чем в 50 картинах, в том числе в 4 частях «Рэмбо», 6 частях «Рокки», «Скалолазе», «Неудержимых»
награды: в 1977 году фильм «Рокки» получил премию «Оскар». А с 1985 года Сталлоне регулярно награждается «Золотой малиной». В 2000-м году был признан «Худшим актером века».
семейное положение: женат, пятеро детей (имена всех начинаются с буквы «с»)
рост: 177 см
предпочтения
блюдо: пицца и паста
напиток: кофе, алкогольные коктейли
актриса: Софи Лорен
художник: Леонардо да Винчи
спорим, вы не знали, что… мама Сталлоне была поклонницей актера Тайрона Пауэра и при рождении назвала сына Тайроном. Но когда пришло время получать свидетельство о рождении, отец настоял, чтобы сына записали Сильвестром.
– Вам 65, а вы – герой боевиков. Как ваше тело с этим справляется?
– С моим телом уже нельзя по-хорошему. Приходится издеваться. Я смотрю на то, что делал раньше, и поражаюсь – из чего я был сделан, из резины? Мышцы теряют эластичность, и каждая травма причиняет больше боли. Я научился справляться с этим. Сейчас уже не могу таскать железо так, как раньше, так что тренирую реакцию, скорость, растяжку. Раньше занимался спортом дважды в день шесть раз в неделю, а сейчас – дважды в неделю по полтора часа, чтобы не травмировать лишний раз мышцы. Да что говорить – я наручные часы теперь выбираю с большими цифрами, чтобы лучше видеть время.
– Вы когда-нибудь считали, сколько у вас травм?
– О-о, давайте прикинем… У меня выбиты оба плеча. И связки там тоже рвались. В коленных суставах не осталось жидкости. Позвоночник сломан – у меня там стоит металлическая пластинка, так что я всегда «звеню», проходя через рамку металло­искателя в аэропорту. На «Рокки-2» я порвал мышцы на правой руке, мне наложили 160 швов, и мой герой там стал левшой. А на «Рокки-4» я получил серьезный удар в сердце и попал в больницу. Но, знаете, травмы – это мои талисманы. Всякий раз, когда я не получал повреждений на съемках, фильм оказывался ерундой. «Горный хрусталь» – никакой крови, «Стой! Или моя мама будет стрелять» – никакой крови. Только от плохих фильмов у меня другие травмы – душевные.

Дружба на работе

– В прошлом году вы сняли фильм «Неудержимые», где собрали вместе всех героев боевиков нашего времени...
– Я начинал эту историю с Джейсоном Стэтхемом и Джетом Ли, там фигурировало ЦРУ и должны были играть Бен Кингсли, Форест Уитакер. Но все сорвалось, сюжет просел, и я подумал, почему бы не добавить в историю плохих парней, и стал приглашать самых крутых мужиков.
– Как вы встречались на одной съемочной площадке с Брюсом Уиллисом и Арнольдом Шварценеггером? Ссор не было?
– Это как встречать закат жизни в доме престарелых в компании лучших друзей. Давайте качаться в креслах и вспоминать старые добрые времена! Мы были рады видеть друг друга, потому что давно знаем и понимаем с полуслова. Но понервничать тоже пришлось. Знаете, никто не хотел выглядеть дурачком и слышать в свой адрес: «Губернатор, скажи это…» или «Давай, Брюс, больше энергии!» Скажешь так, а они в ответ: «Заткнись» – и уйдут. Но все прошло прекрасно. Много шуток, много нервов, но с хорошей энергетикой, потому что мы знали: подобное вряд ли повторится. Так что это одна работа на века. Кто мог вообще представить нас вместе в кадре? Это как жениться на подруге после 30 лет совместной жизни: дико и круто одновременно.

Смерть художника

– Вы спокойно переживали времена, когда у вас были паузы в карьере?
– Очень тяжело. Потому что никто не хочет останавливаться. Тебе кажется, что ты юнец, правда с артритом. Смотришь в зеркало и не можешь поверить: «Как там очутился мой отец?» Актеры – дети в душе, и когда им отказывают в работе, это трагедия. Художник умирает дважды. И реальная смерть намного легче, а карьерная – мучительна. Тем более если ты актер боевиков – с возрастом тебе намного сложнее, чем драматическим артистам.
– Вы никогда не думали сменить сферу деятельности? Попробовать себя, например, в политике, как ваш друг Шварценеггер?
– Ага, и установить политику беззакония. Вы видели мои фильмы? Я все всегда разрушаю. Так что нет. Хотя с Арнольдом мы подружились, как ни странно, после того, как он стал губернатором. До этого раз десять пытались работать вместе, но ничего не удавалось – недолюбливали друг друга, что скрывать. Никогда не забуду, как в 1977 году на «Золотом Глобусе» мы получили награду за «Рокки», а он – за дебют в фильме «Оставайся голодным». Я от восторга цветами швырялся, а он сидел, сложив руки на груди, и как бы говорил взглядом: «Ладно, когда-нибудь я надеру тебе задницу!» Потом, когда наши карьеры сошли на нет, он стал политиком, мы неожиданно потеплели друг к другу. Вроде как нечего стало больше делить. В «Неудержимые» я его пять раз звал, прежде чем он согласился. И когда кто-то выступал против этого, я говорил: «Расслабьтесь, политик – тоже актер».

Женская сила

– На съемочной площадке вы в компании крутых парней, а дома, насколько знаю, у вас женское царство.
– Да, у меня три дочки. И это, я вам скажу, путевка в ад. Я не могу представить, что за пытка будет для меня, когда они начнут с кем-нибудь встречаться.
– Кто у вас в доме хозяин?
– Мне потребовалось 19 лет, чтобы понять, что жена всегда права. У женщин, по крайней мере у моей Дженнифер, невероятный склад ума, который позволяет им принимать очень верные решения. Я действую не размышляя. Она все прежде взвесит. С ней невероятно комфортно и безопасно. Так что в определенный момент я сказал: «Дорогая, решай все сама!» И дальше пошло как по маслу. У меня никогда не было этого прежде.
– Сожалеете об отношениях, которые у вас были до третьего брака?
– Нет, просто до этого у меня была любовь, которую я бы назвал некой формой безумия. Жена – человек, спасший мою душу. Я узнал, что у женщин есть много того, чем не обладают мужчины. Воспоминания, например. Мы никогда ничего не помним, а они – ничего не забывают! У них есть особое чутье, они могут сквозь стены слышать. Уловят твой голос сквозь сто тысяч других голосов. У нас тестостерон вступает в голову, и мы мчимся куда-то, а они подходят ко всему здраво. Она может умереть за свои идеалы, а я не был готов поддержать ее в какой-то ерунде. Я понял это лишь недавно и изменился. Женщины всегда отдают душу мужчинам. Почему бы и нам не поступать так же?

Ассоциации

Боль…
– Первые два брака.
Верность…
– Собаки.
Свобода…
– Преодоление страха. Бояться – это естественно, и когда ты преодолеваешь страх, то становишься отважным.
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото FOTOBANK/Getty, PHOTAS


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 376 гостей онлайн