Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Константин Райкин: отец обеспечил мне... провал

Светлана ФЕДОРЕНКО
 
24 октября – 100 лет со дня рождения Аркадия Райкина. О нем вспоминает сын – художественный руководитель театра «Сатирикон».

Досье

Аркадий Райкин
родился: 24 октября 1911 года в г. Риге
образование: Ленинградский техникум сценических искусств
карьера: работал лаборантом на химзаводе, актером Ленинградского театра рабочей молодежи, с 1942 г. – худрук Ленинградского театра миниатюр. В 1982 г. театр переехал в Москву, сейчас это «Сатирикон». Сыграл почти в 20 фильмах.
семья: жена – Руфь Иоффе, актриса.
дети: Екатерина, актриса; Константин, актер и руководитель «Сатирикона».
внуки: актер и бизнесмен Алексей Яковлев, актриса Полина Райкина
умер: 17 декабря 1987 г. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве

Ближний круг

Папа общался в основном с актерами, писателями, художниками, композиторами, театральными режиссерами. Это был его круг. Но он никогда не смешивался с массой других артистов. Был как-то отдельно от них. Не в силу заносчивости, а в силу культурного уровня и интересов.
Отец любил и знал живопись, водил меня на выставки, хотя мне тогда это искусство казалось старомодным. Мы вместе ходили на симфонические концерты, папа объяснял, как устроен оркестр, как звучат и работают разные инструменты. Из театров он обожал БДТ, особенно когда им руководил Товстоногов, «Таганку», московский «Современник».

Сила имени

В Питере наша семья долго жила в коммуналке, кроме нас еще 9 семей было. Как-то ночью папа вышел в коридор и направился в ванную. Тут видит: дверь в квартиру тихонечко открывается, и входят трое. Воры! Папа стоит и смотрит на них. Вдруг один из «гостей», увидев папу, шепчет: «Ой, Райкин…» И воры так же бесшумно, как вошли, выскользнули за дверь. Видимо, у них было какое-то внутреннее уважение к отцу. Никто из соседей о случившемся так ничего и не узнал.

В подарок – жизнь!

Папа часто помогал людям. Однажды он получил письмо из города Уральска от маленького мальчика. Тот писал, что они со старшим братом живут с родителями, но мама не может с ними играть – у нее болит сердце, она задыхается. Ребенок просил, чтобы Аркадий Райкин вылечил его маму. Папа вызвал семью – мужа с женой и их мальчишек – в Москву, поселил у себя в московской квартире и показал женщину кардиологу Абраму Сыркину (папа сам наблюдался у этого врача). Тот сказал, что случай довольно типичный и необходимо оперативное лечение. Пока шла операция, потом реабилитация (где-то месяц), семья из Казахстана жила у нас. Я как-то рассказал эту историю Кириллу Набутову. Знаю, что его помощники разыскали этих людей. Но пока мы не встречались.

Невольный обман

Папа был добрым человеком, но, погрузившись в дела, мог не замечать очевидного. Вообще у людей, оккупированных искусством, с житейской точки зрения масса недостатков. И я, и мама это на себе испытали. Он увлекался безумно. Увлекался, например, каким-то артистом, тут же приглашал его в театр, обещал золотые горы. Искренне заверял, что «передает ему эстафету, что тот теперь будет тем, чем был он». Человек верил, сходил с ума от обещанного, бросал все и приходил на следующий день к папе… А папа уже забывал о нем... Его взгляд обращался на что-то другое. Еще он не имел терпения, не понимал, как артист что-то не может сделать. Когда показывал артисту какой-то жест, ход, а тот не делал, папе казалось, что тот упрямится, не хочет его понять, спорит с ним, не слушается. Он начинал злиться и раздражаться…

Независимый путь

Папа долго и довольно настойчиво предлагал мне работать у него в театре. Для меня это было невозможно. Рядом с отцом работали абсолютные жертвенники, да простят меня его талантливые партнеры: Рома Карцев, Миша Жванецкий, Витя Ильченко, но в этом театре смысл был в Райкине, остальные подыгрывали ему. Быть подыгрывающим я не хотел. Тем более с фамилией – Райкин. К тому же однажды папа поставил мне номер, который имел сокрушительный… провал. Я уходил со сцены при полном недоумении зала. Когда это случилось первый раз, решил – не поняли. Но потом были еще 3 раза, и всегда я проваливался с треском. Не сквозь этаж, а сквозь четыре – в подвал! Тогда я показал работу режиссеру Валерию Фокину. Он сказал: «Старик, ты вторгся на территорию красок Аркадия Исааковича. Тебе, как никому другому, категорически не надо этого делать. Ты сразу становишься эрзацем».

Признание в любви

Я говорил папе: «Я тебя люблю», но нечасто. Мы же скупы на такие вещи. Да и сыновья любовь в сторону родителей слабее, чем родительская в сторону детей. Но вместе с тем мы, конечно, любили друг друга. Помню, как папа пришел ко мне в гримерку и стал плакать. Сквозь рыдания слышалось: «Господи, какой спектакль!» Администратор перепугался, а я говорю: «Папа плачет из-за того, что ему понравилось, как я играю».
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
фото ИТАР–ТАСС


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 455 гостей онлайн