Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Борис Крюк: дома я – бог, а на игре... приятель

Валентин ЗВЕГИНЦЕВ
 
Ведущий «Что? Где? Когда?» рассказал «Телесемь», кто в его доме хозяин.

Досье

родился: 18 августа 1966 года в г. Москве
образование: МВТУ им. Н.Э. Баумана
карьера: ведущий программ «Любовь с первого взгляда» и «Что? Где? Когда?»
семейное положение: женат
ПРЕДПОЧТЕНИЯ
напиток: чай
еда: жареные кабачки
любимое животное: собака
время года: лето
– Задам вопрос, на который, если б его задали мне, обиделся бы... У вас постоянно спрашивают не про вас конкретно, а про игру или про Владимира Ворошилова. Не задевает?
– Ну если спрашивают про игру, то не задевает, потому что это единственное, о чем меня можно спрашивать. Ведь на самом деле никому не интересно, чем я занимаюсь вне игры. Что касается Ворошилова… Я понимаю интерес к нему. Нет, ревности нет. Хотя если все интервью посвящено ему – это перекос, с моей точки зрения. Если, конечно, разговор не посвящен именно Владимиру Яковлевичу.
– Я на самом деле вел к тому, что вот уже 10 лет, как нет Ворошилова, 10 лет, как вы ведете программу, а спрашивают про него! Нет мысли: мол, вот он-то был величина, а я – недотягиваю?
– Нет у меня такого комплекса. Прекрасно понимаю, что игру придумал он. Хотя за эти 10 лет мы выпустили в эфир гораздо больше программ, чем это было при Ворошилове. Но, что интересно, у него никто и никогда не спрашивал: а что вы будете делать еще? Ко мне же с этим вопросом обращаются регулярно.
– Может, он как-то по-другому относился к передаче?
– Да, гораздо внимательнее. Взять, например, «Музыкальную паузу». Ворошилов уделял ей огромное внимание. Доходило до того, что постановку каждого номера обсуждали по нескольку раз. У меня же до этого руки не доходят. Да потом, и в музыке сейчас застой. Удивлять музыкальными паузами стало нереально. Ворошилов тщательнее все прорабатывал, а с моим появлением у «Что? Где? Когда?» появилась новая эмоция. Ворошилов воевал со знатоками, я отношусь к ним по-другому – с иронией. С доброй.
– Знатоки, наверное, тоже относятся к вам не как к Ворошилову?
– Для тех, кто играет давно, я всегда был приятелем. И, понятное дело, у них нет особого пиетета ко мне. Ну посудите сами, мы знакомы уже очень давно. Самый старший и опытный игрок – Александр Друзь. Он старше меня всего на 10 лет. Мы познакомились, когда я был школьником, а он – студентом. Молодежь ко мне, конечно, иначе относится. С пиететом.
– А вам нужен пиетет?
– Нет.
– Борис, вы всю жизнь занимаетесь проектом отчима…
– У меня нет отношения к нему как к пиджаку папы. Я занимаюсь своим делом. Своей игрой. Мне кажется, не совсем правильно оценивать «Что? Где? Когда?» как проект Ворошилова, которым теперь занимаюсь я. Для меня «Что? Где? Когда?» – это уже нечто незыблемое. Ну вот ведь ни у кого не возникает желания поменять правила футбола! Игроки выходят и играют, не думая о том, что надо бы что-то изменить: в валенках, например, играть – чего все время в бутсах-то бегать? Или вместо двух команд выпустить на поле три команды.
– И тем не менее Ворошилов создал игру, в которую играют уже 36 лет. У вас не возникает желания создать свой самостоятельный проект?
– Свое такое может появиться только случайно. Как и любое гениальное изобретение. Ворошилов тоже ведь не думал, что игра станет настолько популярна. Изначально он хотел показать на экране размышления человека. Но это сложно, поскольку человек молчит, когда думает. Значит, надо показать командное размышление. Я не хочу себя ограничивать: мол, своего ничего не придумаю, но и не ставлю перед собой такой сверхзадачи. А потом, знаете, каждая игра – это потрясающий стресс. У меня на следующее утро ощущения как после алкогольного опьянения. По воскресеньям я не человек.
– Почему? Вы, грубо говоря, сидите в комментаторской кабинке и вершите судьбы знатоков. Или вам трудно быть богом?
– Не ощущаю себя богом. Я – ведущий и режиссер. Это моя роль в спектакле «Что? Где? Когда?». А больше всего сил забирают нестандартные ситуации. Я не могу спрогнозировать, кто какую версию даст. Я должен следить за тем, как раскрутить рассуждения. Я все время должен быть готов к тому, что мне скажут: вы неправильно засчитали поражение, потому что то-то и то-то. Не могу сказать: нет, вот так, и все! Это король Леонова из фильма «Обыкновенное чудо» был самодур. А я должен объяснить. У игроков ко мне всегда есть претензии. Львиная доля подготовки к программе – это ответы на вопросы. Мне надо знать ответы и на неправильные версии, чтобы объяснить, почему они неправильные. Так что нет, не ощущаю себя царем и богом. Скорее я дома себя так веду.

Глава дома

– Насколько хорошо понимают вас дома?
– После игры окружают заботой. Хотя если я не в духе...
– Можете сорваться?
– Могу. Жена недавно хотела переключить на другую тему, на какие-то бытовые проблемы... Получилось хуже.
– А вообще в проблемы быта вникаете?
– Это все на жене.
– Ну гвоздь в стену забьете?
– Да. Но я не отношусь к тем людям, которые это любят. Хотя в свое время и обои клеил, и шкафы вешал...
– Я так понимаю, что сейчас есть просто возможность позвать специально обученных людей, которые это сделают. Ну а например, сидите смотрите телевизор – и вдруг падает со стены любимая картина?
– Отставлю ее в стороночку.
– А как насчет мысли «Я мужчина, я должен сам все делать»?
– Нет таких мыслей.
– Почему?
– Считаю, что унитаз должен чинить сантехник, машину – слесарь... Любительщина – это ни к чему. Кроме того, основная причина – мне это неинтересно.
– Кто главный в семье?
– Ну тут нет вопросов вообще – конечно, я.
– Женщина не может быть главной?
– Все варианты возможны: и женщина главная, и мужчина, и оба. Но мне удобнее, когда главный я.

Проигрыш – это ужасно

– У меня создалось впечатление, что вам веселее было в свое время вести программу «Любвь с первого взгляда».
– Да что вы!
– Ну там больше простора для юмора.
– Как раз наоборот. Я в «Что? Где? Когда?» больше шучу. Знатоки мне дают массу поводов. Иногда даже приходится себя останавливать.
– Я имел в виду, что та программа легкая была.
– Нет-нет. Для меня очень важно, что я веду игру. Мне вообще нравится все, что связано со словом «игра». Например, футбол – смотреть, в преферанс – играть, «Что? Где? Когда?» – судить.
– В карты на деньги?
– Мне неинтересно играть на деньги. Для меня самое ужасное – проиграть. А если играть на деньги, то не проигрываешь, а теряешь некую сумму. Это уже неинтересно. Ощущение «Я сегодня проиграл» гораздо хуже ощущения «Я потерял деньги».
– Но ведь если вы потеряли деньги, то вы, соответственно, и проиграли!
– Да, но я сразу это переведу в деньги. И получится, что я не проиграл, а потерял деньги. Если я проиграл – это моральный урон. Для того чтобы такие же ощущения почувствовать от проигрыша денег, я должен был бы играть тысяч на 10 евро. Но я же не буду играть на такие деньги. А так я очень азартно играю, и жена, например, опасается ко мне подходить в этот момент.
– Вы не первый раз говорите, что вы страшны в гневе. Крюк злой – это как?
– Наверное, бываю резок. Похож поведением на льва. Вот он все время лежит в тенечке и ему важно, чтобы все было хорошо, чтобы его не беспокоили. Самое главное – не злить меня. Моя реакция на раздражение по моторике – как у льва. Сразу очень агрессивная.
– А потом, наверное, чувство вины?
– Меня прощают быстро. Они же все ко мне приспособились и прекрасно знают, когда меня лучше не трогать.
– Борис, за то время, что мы с вами разговаривали, мне показалось, что вы не любите про себя говорить. Почему?
– Привык быть за кадром. Быть незаметным мне комфортнее.
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото Артура ТАГИРОВА, PersonaStars, из личного архива Бориса Крюка


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 294 гостей онлайн