Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Квартет И: давай наливай!

Алиса УГЛОВА
 
Актеры фильма «О чем еще говорят мужчины», премьера которого – 29 декабря, написали для «Телесемь» эссе «О чем говорят мужчины после третьей рюмки».

Ростислав Хаит:

– Первая, вторая, третья… Когда мужчина выпивает, он становится более открытым и глупым. Я не согласен с сентенцией «Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке». Что у пьяного на языке, то на уме ни у кого быть не может.
Если некоторым мужчинам алкоголь придает уверенности и они ощущают себя секс-символами, то я чувствую себя – ни много ни мало! – символом русской демократии. Секс-символом я себя считаю, когда трезвый. Тогда манера общения с женщинами становится более активной, я сказал бы даже наглой. Уже не думаешь: откажет она тебе или нет. Ты вообще уже не думаешь…
Ух, четвертая, пятая, десятая… Я становлюсь назидательным, выбираю жертву и начинаю ее учить жизни. Как правило, жертвой оказывается Гоша Куценко. Говорят, в пьяном виде я очень убедителен и кажусь трезвым. То есть нормальные люди выглядят пьяными дураками, а я просто дурак, потому что вроде трезв. Наутро стыдно. Пользуясь случаем, хочу извиниться перед Гошей за эти и последующие случаи моей назидательности. Пойми, Гоша, если, чувствуя себя одиноким, я беру телефон, просматриваю список контактов, натыкаюсь на тебя и изредка на кого-то другого, мне искренне кажется, что люди ждут моего звонка прямо сейчас! Утром, просматривая список звонков и читая SMS вроде: «Ты кто?», «Какого хрена ты меня разбудил?» или более приятное, но, увы, не всегда реализованное «Готова приехать», удивляешься. Не понимаешь, зачем тебе это пишут, почему не приехала и что в конце концов случилось? Главное – пока пьян, отключить рефлекс стирания набранных номеров и написанных SMS, потому что именно эта информация поможет наутро узнать, что ты делал ночью. SMS я пишу грамотно даже пьяный, но если сообщения с ошибками, значит, десятая рюмка была совсем не последней.

Леонид Барац:

– Первая рюмка. Если понимаю, что у меня впереди свободный вечер, уже после первой становлюсь пьяным, а если впереди серьезное мероприятие, то я и после десятой держусь трезво.
Но, опьянев, сразу становлюсь добрым, сентиментальным и смелым. Смелым до такой степени, что начинаю петь караоке (на трезвую голову этого не делаю, потому что стесняюсь). В такие моменты мне кажется, что пою неплохо. Может, я и прав? Я еще трезв, если пытаюсь подыгрывать себе на пианино, а если путаю педали и клавиши и вообще забываю, как играть, – значит, пьян сильно.
Сделал открытие: свежий воздух и выпивка – удачное сочетание. Весьма располагает к продуктивной мужской беседе. Вот, скажем, у нас со Славой Хаитом и Максимом Виторганом есть традиция собираться 1 января на даче на шашлыки. На морозе водка пьется особенно прекрасно, да и шашлыки под нее отлично жарятся. Правда, есть один минус – на холоде трудно оценить степень опьянения. Стоит зайти в теплый дом, сразу понимаешь, что уже выпил порядочно, а выйдешь опять на улицу – и вроде снова трезв. Вот и пьешь дальше. Тогда прихожу к выводу, что та половина тебя, что в тепле – пьяная, а та, что в холоде – трезвая. Чем не тема для разговора? Мы пьянеем не от водки, а от тепла!

Камиль Ларин:

– После первой, понятное дело, сразу следуют вторая, третья, четвертая, до пятой доходишь очень быстро. На этой стадии опьянения чувствуешь себя особенно прекрасно. С каждой последующей рюмкой говорить начинаешь все больше. До какого-то момента еще и внятно.
После девятой рюмки кажется, что ты философствуешь особенно тонко, но как рассказывают потом люди, которые почему-то отказались к тебе присоединиться, несешь полный бред. Хорошо, если сидишь в компании, где выпивают все, тогда они тоже философствуют, и твой бред звучит в унисон с бредом твоих сотоварищей и бредом уже совсем не кажется. Да и пересказывать потом все это некому.
В такой момент чувствуешь себя великим и талантливым, выше товарищей на несколько сантиметров, эрудированным секс-символом с тонким чувством юмора. В общем, ты – в превосходной степени. Внимание всех женщин устремлено на тебя, прекрасного. И особенно на твои красивые… ноги.
Да, в этот момент может позвонить жена и почему-то спросить: «Ты пьешь?» «Нет, конечно», – отвечаю я. Но она почему-то делает вывод, что я пью. Потому что тут же пытается меня в этом упрекнуть, ну совсем слегка. Потом она меня прощает всегда, ну не сразу, потом... Потому что у меня масса достоинств, которые перевешивают эти маленькие недостатки.
Если же я пьян, но жена не звонит, а философствующие рядом люди почему-то разошлись и поговорить не с кем, я начинаю звонить сам. Для этих звонков у меня есть определенный круг людей и среди них Миша Ефремов. Он обычно спрашивает в трубку: «Ну и сколько ты выпил?» Странно, откуда знает?
К десятой рюмке понимаю, что мир, устроенный неправильно, катится в тартарары. Призываю всех задуматься, кричу: «Люди, оглянитесь! Нужно что-то менять!»
Чтобы отвлечься от этих мыслей, выпиваю одиннадцатую рюмку. Ну а дальше… Дальше два варианта: либо начинаю буянить, либо засыпаю. Буяню и засыпаю я, как правило, молча.

Александр Демидов:

– Первая, вторая, третья? Если выпиваю, уже нет разницы, сколько было – рюмка или литр. В такие моменты впадаю в меланхолию и начинаю философствовать. На любые темы. Но я не занудствую. Точно. Все только по существу. Вот раньше, по молодости, философствовал меньше. Тогда я действовал. В студенчестве у нас с Лешей (Леонид Барац. – Прим. «Телесемь») всего-то после двух бутылок коньяка так развернулась душа, что мы и отправились на улицу… спрыгнув с третьего этажа общежития. Спасла нас пожарная лестница, за которую мы чудом уцепились, и большой сугроб. С тех пор я убежден: пить можно сколько угодно, если рядом есть что-то мягкое и рыхлое: снег, грязь или чье-то тело.
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото предоставлены кинокомпанией «Централ Партнершип»


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 297 гостей онлайн