Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Анжелина Джоли: у нас шестеро детей, я привыкла руководить

Оксана ТРУХАН
 
Казалось бы, что волнует обычную голливудскую актрису? Внешность, карьера, деньги... Джоли интересует другое – чужая беда. И ее режиссерский дебют – о войне.

Досье

родилась: 4 июня 1975 года в г. Лос-Анджелесе (США)
образование: два курса театрального института Ли Страсберга в Нью-Йорке (США)
кинокарьера: снялась более чем в 35 фильмах
семейное положение: не замужем, шестеро детей
рост: 173 см
ПРЕДПОЧТЕНИЯ
еда: стейк с кровью
напитки: текила и чай
цвет: черный
В первый раз я встретила Анжелину Джоли в Москве. Летом 2010-го она приезжала на премьеру фильма «Солт», где сыграла главную роль. Она была в красном платье с разрезом и декольте, высокая, худая. Красивая? Скорее, нереальная. Вот такое впечатление от ее внешности: инопланетянка. И очень доброжелательная, улыбчивая, внимательная к собеседнику. Запретных тем нет: шесть детей и Брэд Питт давно уже не частная жизнь, а часть одного большого красивого проекта под названием: семья Джоли – Питт.
И вот спустя почти два года мы встречаемся на кинофестивале в Берлине. Сюда она привезла свой фильм «В краю крови и меда». Только теперь она не исполнительница главной роли, а режиссер и автор сценария. В ее платье ни разрезов, ни декольте. Она выглядит немного усталой. Еще более худой. Такой же нереальной. Фотографы на дорожке зовут ее по имени: «Анжелина! Анжелина! Повернись сюда! А сейчас к нам!» И она улыбается, и поворачивается, и машет рукой.
Ее картина – история любви боснийской девушки и сербского солдата во время югославского конфликта в 90-е годы XX века. В общении Анжелина снова доброжелательна, но до той поры, пока не услышит о фильме вопрос, который ей не нравится. Тогда в голосе появляется металл. Джоли уверена в своей правоте. И поддержке рада.
– Анжелина, поздравляю с дебютом!
– Спасибо большое. Ваши слова много значат для меня.
– Один артист, ставший режиссером, сказал: «Актерство – каникулы по сравнению с режиссурой». Согласны с ним?
– Мне очень, очень понравилось быть режиссером. Но мой опыт уникален: я снимала фильм о том, что меня действительно волнует. Каждый день узнавала что-то новое о стране, о ее культуре, истории. Я работала с людьми, пережившими югославскую войну. Они меня вдохновляли. Так что режиссурой я наслаждалась. Хотя это безумная ответственность. Кажется, будто целый мир на твоих плечах. Как актер ты можешь свалить все промахи на кого-то другого, а как режиссер, автор, продюсер – нет. Ты отвечаешь за все. В данном же случае я несла ответственность еще и за страну, за ее выживших жителей. Но нет ничего невозможного, если тема тебя волнует, это заставляет работать в полную силу.
– Зачем вам вообще это было нужно: браться за военную тему, взваливать на себя режиссерскую ношу?
– Я никогда не мечтала быть режиссером. Как и писателем. Но последние десять лет много путешествую по горячим точкам или по местам, которые недавно ими были. Делаю записи, пытаюсь понять, почему возникают конфликты. Сербско-боснийская война – это война моего поколения, и я решила узнать о ней больше. То, что узнала, стало для меня шоком. Как возможно такое преступление в конце XX века? Люди жили в соседних квартирах и вдруг стали врагами! А создание «лагерей насилия», в которые сгоняли женщин! Я поехала в этот регион, начала вести дневник, читать книги и документы, встречаться с людьми. Эти встречи меня потрясали и вдохновляли. Чем больше я узнавала, тем сильнее становилась потребность рассказать об ужасах этой войны.

Семейный руководитель

– Кому первому признались в том, что написали сценарий?
– Брэду. Он ведь для меня не только любимый человек, но и лучший друг. Мы обсуждаем все на свете. Я тогда даже не думала о режиссуре, просто показала мужу сценарий, и ему понравилось. Брэд передал его профессионалам. Я в свою очередь дала почитать сценарий людям, которые видели эту войну. Начала договариваться об их участии в съемках. Я знала, что есть специалисты, которые в техническом плане справились бы с производством фильма лучше меня. Но я не была уверена, что этих людей так же сильно будет волновать тема картины. И я стала режиссером. Точнее, неожиданно обнаружила себя на этом месте.
– В фильме много военных сцен. Когда снимали их, не хотелось хотя бы в этот момент передать руководство кому-то другому?
– Нет. Поверьте, мне очень понравился режиссерский процесс. Брэд объясняет это тем, что у нас шестеро детей и я привыкла руководить.
И потом, когда ты работаешь с такими актерами… Ванесса Глоджо, игравшая сестру главной героини, видела войну своими глазами. Когда мы снимали сцену, где Ванесса проходит по обстреливаемой улице, она сказала: «Нет, когда ходила под пулями, я двигалась иначе…» Услышав это, стоишь потрясенный. Или сцена, где боснийцы сидят за столом и едят продукты, присланные им из США в качестве гуманитарной помощи. Кроме Заны Марьянович, сыгравшей главную героиню фильма, все актеры-участники эпизода пережили войну и на протяжении четырех лет были вынуждены так питаться. Когда они увидели посылки с едой на съемках, с живым интересом набросились на них – столько воспоминаний!
– По сути, вам пришлось заставить людей снова пережить войну…
– Да. И это было тяжело. Самым сложным стал эпизод, когда пожилые женщины раздеваются перед солдатами, а те смеются. Эта история стала одной из первых, которую я услышала от очевидцев, когда собирала материал для сценария. Она потрясла меня, и я решила включить ее в картину. Перед началом съемок я раз семь подходила к актрисам, заверяла их, что снимем все очень быстро… Но артистки были потрясающими. К эпизоду они отнеслись спокойно и с пониманием.
– Известно, что в Сербии ваш фильм запретили к прокату. Узнав об этом, не сожалели: вот некоторые моменты можно было снять иначе?
– Нет. Я всем довольна. Я показала в картине то, что узнала в процессе исследования. Знаю, что сербы не хотели бы видеть многое из того, что показано. И они могут снять собственное кино, отразить свою правду. В моей картине, кстати, снималось множество сербских актеров. Мы работали как одна семья. Думаю, это убедительно демонстрирует мое отношение к сербам.

Детские радости

– Были минуты, когда вам самой хотелось встать в кадр?
– Нет, мне нравилось любоваться другой актрисой в мониторе. А как радовались мои дети! Они приезжали ко мне на площадку и поначалу во время обеда с сожалением говорили: «Ой, а тебе сейчас надо идти менять прическу и грим». А я отвечала: «Нет, я иду обедать с вами». Они были в восторге!
– Последние два года вы работали над картиной о войне. Даже трудно представить, что может вернуть вас в актерство.
– Фильм для детей! Я приступаю к съемкам в диснеевской картине. Она называется «Малефисент» – это такая колдунья с рогами из «Спящей красавицы». Злодейка. Но моим детям она очень нравится, да и мне тоже.
– Кто из ваших детей больше всего похож на вас?
– Пакс – такой же колючий, но с доброй душой. Девочки Виви и Захара, в отличие от меня, очень женственные. Маленький Нокс – истинный мужчина, весь в Брэда.
– Семья поддерживает вас во всех начинаниях? – Да, я очень благодарна Брэду. Если бы не он, я не знаю, решилась бы на режиссуру. И появилось бы у меня шестеро детей. Он изменил мою жизнь, внушил уверенность, спокойствие и чувство, что семья – самое важное в мире.

Личное время

– Я слышала, что Брэд увлекся фотографией.
– Да, он снимает везде, куда бы мы ни поехали. И у него здорово получается. Он приезжал на съемки «В краю крови и меда» и сделал много черно-белых снимков. К сожалению, мы не могли использовать их в пресс-материалах к фильму: они выглядят так, будто их сняли во время Второй мировой войны. Но как произведения искусства они прекрасны.
– Не планируете организовать отдельную фотовыставку?
– Это будет зависеть от Брэда. Но, может быть, если какие-то журналы заинтересуются…
– Что вас сейчас волнует? О чем будет следующий фильм?
– Меня волнуют проблемы Африки, и у нас идет работа там, но не над фильмом: мы строим клинику. Наша дочка Захара оттуда родом, и в будущем, надеемся, она будет следить за деятельностью этой лечебницы. Что же касается кино, то я работаю над кое-чем, связанным с Афганистаном. Но я никому это не показывала.
– Как вы все успеваете? У меня нет шестерых детей, но времени при этом ни на что не хватает.
– Многие удивляются, узнав, что большую часть сценария «В краю крови и меда» я писала в те часы, пока ждала дочку Шайло с занятий в художественной школе. А вообще, время моих интересов наступает, когда все ложатся спать.
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото East News, Fame Pictures/All Over Press, Fotobank, Rex/Fotodom, ИТАР-ТАСС


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 202 гостей онлайн