Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Одинокие дедушки из Буранова

 
Пока бабушки покоряли «Евровидение», их мужья дома пропалывали огород, ловили рыбу и поправляли здоровье.
Днем в селе Буранове безлюдно. Ну и где тут дедушки живут? Вот удача, местные жительницы с ребятней возле ворот стоят. Интересуемся, где дом Туктаревых. Нам объяснили – с третьего раза стало понятно.

Огурцы, пчелы и козы Туктаревых

Дом у Туктаревых новый, стоит на отшибе, ворота на щеколде. Постучали. Откликнулась только собака. Отодвинули щеколду, зашли во двор, хозяев нет. Куры с козлятами в загоне гуляют. Хозяйство большое, земли 50 соток. В Буранове почти у всех так, с огорода целый год кормятся. Дверь дома открыта, в сенях уличная обувь. В Буранове обувь оставляют сразу за порогом, по дому – в носках.
Алексей Анатольевич подъехал минуты через три после нас. Вылез из машины с удочками, но без рыбы. Оказалось, Савва, сын Туктаревых, был дома, слушал музыку у себя в комнате и нас не заметил.
– Столько журналистов к нам приходит, работать некогда, – жалуется Алексей. – Но раз приехали, заходите. Вот что-то до жены Ольги никак не дозвонюсь, начал волноваться.
Слава супруги Алексея тяготит.
– Опять в Москву на какую-то программу приглашают. А я же не клоуном работаю. Дома строю, ремонтирую, заказы берем вместе с напарником. Мне некогда разъезжать. Говорю: не поеду, могу напарника подвести. Телевизионщики мне: так мы ему все возместим. А мне кто возмещать будет? На мне хозяйство – теплица, пасека, скотина. Дом надо достраивать.
– У вас уже и огурцы созрели. Их даже с улицы видно, через форточку в теплице!
– У меня огурцы с марта.
– С марта? Фантастика…
– Никакая не фантастика. Теплице четвертый год. В прошлом году в село газ провели, теперь отапливаю ее. Если получится, построю большую. С этой урожай – только на семью хватает, и немножко односельчанам продаю.
Алексей идет к ульям:
– Осторожно. Вы сюда не ходите. Меня-то они знают, не кусают. Меда не так много качаю, хорошо, если ведра по два с улья за сезон. Доход – примерно десять тысяч рублей с каждого улья. Сын Савва с пчелами помогает. Вчера пересадили их в новые ульи, а эти надо чистить, ремонтировать. Вот тут я столярничаю, рамки для ульев делаю. А это Ольга шерсть выложила, хотела вязать что-то. Уехала, не успела. Шерсть еще прясть надо, красить. Возни много. Мне кажется, купить носки или варежки гораздо проще. К тому же у нас баранов и овечек нет, стричь некого. У нас только куры и козочки.
– А коз кто доит?
– Я, кто же еще. Савва не умеет.
– Вы еще и рыбачите? Смотрю, бочка стоит…
– В нее я карпов запустил, маленьких. Продам завтра. Дети не едят их. А вот недавно больших карпов принес: два по полтора килограмма, а один – три с половиной. Здоровенный – сантиметров 70, не меньше. Так его мы три дня ели.
– Кто же сейчас еду готовит, пока жена в Баку поет?
– Мы с Саввой пельменями питаемся. Третий день, до тошноты уже. А так сестра неделю у нас жила, она готовила.
Когда мы уходили, раздался звонок – это Ольга, из Баку. Сказала, что все хорошо, к выступлению готовы. Алексей ответил, что вечером придет к клубу – смотреть «Евровидение» на большом экране.

Лапти от Бегишевых

Илья Бегишев работает трактористом на буровой в Пермском крае вахтенным методом. Две недели там, две – дома. «Евровидение» попало как раз на рабочие дни. За домом присматривают соседи, живущие напротив: Николай Николаевич – родной брат «бабушки» Галины Коневой, и его жена – тетя Роза, хорошие друзья Бегишевых. Николай как раз пришел козу во двор загонять, ее со стадом домой пригнали. А утром опять на пастбище выпустит.
Сын Бегишевых, Михаил, домой только ночевать приезжает, работает целый день, преподает в детской студии искусств. В 23.00 собирался смотреть трансляцию первого полуфинала «Евровидения» дома по телевизору, в клуб не пошел, устал. Говорит, отец недавно звонил, спрашивал про хозяйство, все ли в порядке, сказал, что найдет возможность поболеть за «Бурановских бабушек». Они выступают в тех лаптях, что Илья для них сплел. Лапти у Ильи – хобби и приработок. Он их по 200 рублей продает. Мы хотели купить, но Миша сказал: нет лаптей, закончились. Вот отец приедет и сплетет.

Муж Пугачевой

Дом у Пугачевых – не в низине, а на горе. Дом старый, уже лет 70 стоит. Наличники на окнах дедушка Афанасий сам резал. Он на все руки мастер: строитель, печник, каменщик, столяр.
Накануне полуфинала Афанасий Афанасьевич уехал в санаторий – подлечиться. Провожали его всей семьей. А она у Пугачевых большая – три дочери, сын, восемь внуков, семь правнуков, если с зятьями и невестками считать, больше 30 человек. Перед отъездом дедушка Афанасий своих пчелок проведал, навел порядок. Встретили нас дочка Валентина и ее муж Юрий.
– Отец давно уже хотел подлечиться. У него суставы болят, и глаза что-то в последнее время беспокоят. Он через райсобес хотел, но они говорят: нельзя в санаторий, сердце не выдержит. А вот если самим путевку покупать, тогда можно, выдержит. Странно все это. Мы с мужем в Ижевске живем. Пока мама уехала, а папа дома был, каждый вечер сюда приезжала – за хозяйством приглядеть, корову подоить. В четыре утра вставала – и на работу.
– Строгий у вас, говорят, дедушка?
– Да что вы, нет, конечно. Внуки-правнуки дедушку обожают, виснут на нем. Просто он молчун. Вот и придумали, что он строгий.
– А еще говорят, Афанасий Афанасьевич по дому все делает.
– А как же! Папа за скотиной ходит, за собачкой смотрит, Грей – его любимчик. И пчелы у него есть. В его возрасте забот немало. Ему уж семьдесят восьмой годок пошел.
– А сколько бабушка в семью денег приносит? Она же на храм почти все отдает.
– Когда тысячу рублей, когда три. А тут как-то пять тысяч мама принесла, радовалась. Хоть и говорят, что «Бурановские бабушки» звезды, но живем мы вот так, как видите.
В этот момент Валентине позвонил дедушка Афанасий, сказал, что все нормально у него, уже на процедурах побывал, отдыхает.

Чудесное выздоровление Байсарова

У Николая Байсарова в ноябре прошлого года инсульт случился, и мы почему-то решили, что он лежит дома в постели парализованный. Стучим в дверь, а к нам… выходит дедушка. Поздоровались, спрашиваем: «Вы кто? Муж бабушки Грани?» Он говорит, нет, мол, они все уехали, вернутся после субботы. А себя не называет. Потом уж соседи объяснили, что это муж бабушки, просто после болезни у него с памятью проблемы.
Дедушка провел нас по своему хозяйству, рассказал, что сам кормит кур и кроликов. Из птичника пошли на огород. Там все посажено, прополото. Дедушка показал: вон картошка, капуста, лук, кабачки.
– А кто вам помогает?
– Вчера семь человек были. Пять женщин и двое мужчин, их мужей.
Дети к дедушке приезжают, не забывают. И сноха заходит, она в Буранове живет.
– А кушать кто готовит?
– Я сам. У меня там есть немного... Хватит.
Провожая нас, дедушка Николай вышел за ворота. Мы заволновались, оказалось, напрасно. Он уже и в магазин сам ходит, понемножку-понемножку идет на поправку. Вытянула его бабушка Граня, хоть врачи и сомневались.
Гроза в полуфинале
В самом начале трансляции «Евровидения» в селе разразилась сильная гроза.
Вообще-то, как говорят жители, дожди стороной обходят Бураново. Например, днем вокруг лил дождь, а в селе – сухо. Зато вечером прорвало! Из-за проливного дождя экран повесили в клубе, а не на улице.
В зал набилось около 300 человек, а телесигнала нет. Не принимается из-за грозы! Когда установили у крыльца высокую Телесемь, на экране затрепетало изображение. Народ завопил от восторга. Пусть с помехами, но увидим «Бабушек»!
И увидели! После выступления еще раз врубили их песню, и бурановцы пошли отплясывать. Поэтому все, кто на «Евровидении» выступал после бабушек, в Буранове пели под нашу музыку!


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 280 гостей онлайн