Печать 
Герои недели

Евгений Петросян: жена – мой кардинал!

Дарья РАДОВА
 
«Телесемь» встретилась с артистом в Юрмале в концертном зале «Дзинтари». В этот день на сцене выступала его супруга Елена Степаненко.

Досье

родился: 16 сентября 1945 года в г. Баку 
образование: Всероссийская творческая мастерская эстрадного искусства, ГИТИС, отделение режиссеров эстрады
карьера: конферансье в оркестре Леонида Утесова, артист Москонцерта, Московского театра эстрады, руководитель Театра эстрадных миниатюр, телеведущий
семейное положение: жена Елена Степаненко, дочь Викторина (от первого брака), внуки Андрей (17 лет) и Марк (14 лет)
Спорим, вы не знали, что… как-то во время гастролей в Узбекистане Петросяна привезли на концерт в местную тюрьму. Когда выяснилось, что зрители не понимают по-русски, юморист перешел на пантомиму.
Юморист пришел поддержать жену. Я поразилась тому, как выглядит Петросян: он был энергичен, подтянут, мобилен. Не удержалась, сделала ему комплимент. 
– Вы, молодая красивая женщина, говорите мне, пожилому человеку, что он хорошо выглядит? – удивился Евгений Ваганович. – Нет, я, конечно, не дряхлый еще… Но, как сказал один старичок: «Стар я уже по бабам ходить! Несите их всех сюда!» Но чтобы сохранить форму, я, к сожалению, ничего не делаю, даже зарядку. Более того, увы, веду сидячий образ жизни. Мне некогда посещать всякие там фитнесы: в монтажной сижу, в офисе, на репетиции, на озвучке, вот сейчас c вами и то сижу. Так жизнь и проходит! 
– Но смех же все-таки продлевает жизнь?
– А как же! Он вырабатывает гормоны, которые укрепляют иммунитет. И я не ощущаю себя старым человеком – ни на сцене, ни в жизни. Как поет один мой герой: «Какая старость, когда так много интересного осталось?!» Хотя на сцене я уже 50 лет.
– 50 лет!
– Скажу по секрету: даже 55. Выступаю с 12 лет. Еще школьником пробовал себя в разных жанрах. Но мне кажется, я и сейчас такой, каким был вначале. Просто на смену молодой энергетике пришел опыт. Но художественный баланс сохраняется. 
Юморист сидит в кресле, положив ногу на ногу. На макушке – шапочка в восточном стиле, синяя в клетку укороченная жилетка поверх рубашки и такой же расцветки брюки в клетку. 
– Я в 60-е слыл законодателем моды, – поймал мой взгляд Евгений Ваганович. – И знаете, вот сейчас вспоминаю, за все 55 лет отменял выступления всего раза два, когда совсем терял голос. Но если связки работали, хотя бы на три процента возможностей, я спрашивал шипящим голосом у зрителей: «Или вы так меня терпите, или все отменяем?» Публика терпела. 
Тут Евгений Ваганович прервал разговор: «Извините, сейчас Леночка будет выступать». Смотря в мониторы за кулисами на Елену Григорьевну, он шепотом повторяет за ней каждое слово, в некоторых местах радостно кивает. Когда номер Степаненко закончился и артистка появилась за кулисами, Петросян нежно поздравил ее и поцеловал. 

Правда и пиар

– Не ревнуете к успеху жены? 
– Что вы, я как дитя радуюсь, когда Лена делает успехи, она же моя ученица. Ведь это, в конце концов, общий успех жанра. Правда, когда я слышу остроумную шутку, мыслишка может проскочить: «Ай-ай-ай, как я сам не догадался так пошутить?» Но это уже побочное. Я не считаю себя настолько слабым, чтобы завидовать. И с женой стараюсь во всем советоваться. Она – мой кардинал. Когда в семье два артиста, главное – чтобы они хотели друг другу помогать. Я, например, когда Леночка готовит монолог, всегда рядом. Ведь по образованию я режиссер. Но мои советы можно принимать, а можно не принимать. Хотя последнего лучше не делать. И на ее выступления прихожу обязательно, поболеть. Как и Лена на мои…
– Но было время, когда ходили слухи о вашем разводе…
– Некоторые недоброжелатели пытались нас развести. И даже друзья звонили с опаской. Но поверьте, повода для сплетен мы не давали. Мы с Леной даже не ссорились. А все эти сплетни были одним из звеньев черного пиара, который для меня устроили оппоненты, не станем их здесь называть. 
– Елена Степаненко – одна из немногих юмористок на российской эстраде. Как вы думаете, почему так мало в юморе женщин?
– Не знаю, где искать ответ. Казалось бы, женщина – говорливое создание из ребра Адама, остроумное, звонко смеющееся. Может, юмористок мало потому, что дама не все шутки может себе позволить? К тому же эта профессия забирает человека целиком. А у женщины семья, заботы по дому, и сохранять при таких обстоятельствах стабильный успех невозможно. 
– Кто же в вашем доме отвечает за хозяйство, если вы оба занимаетесь искусством? 
– Все вам расскажи! Да я, в конце концов, сам могу себе яичницу приготовить. При необходимости и гвоздь забью, выстрогаю что-нибудь. Не могу сказать, что очень увлекаюсь этим, но руки у меня на месте. А вот что могу назвать страстным увлечением – так это библиофильство. У меня большая библиотека, особенно много книг по юмору, театру, искусству, истории государства Российского.

Свобода и запреты

– Если вы так любите свою профессию, то почему стали отговаривать от юмористической карьеры внука Андрея? 
– Я никого не отговаривал! Мало ли там кто-то что-то написал! Вообще я стараюсь не навязывать никому своего мнения. Но вот дочери когда-то сказал: «Не советую тебе быть артисткой». Я прослушал ее и не заметил особых талантов. А актерские династии хороши, когда идут по возрастающей. Может быть, тогда я погорячился, потому что сейчас, когда вижу, как она что-то рассказывает или кого-то пародирует, начинаю сомневаться, правильно ли я ей сказал… Что касается внука, он окончил в Америке школу для вундеркиндов, поступил в престижнейший колледж, причем на такое отделение, студенты которого проходят обучение в пяти странах. Радость в семье большая, внук выдержал небывалый конкурс. Он выбрал несколько дипломов, в том числе по юриспруденции. Но тонкостей я пока не знаю. Дочь и внуки от меня находятся, к сожалению, далеко. 
– Когда-то вы тяжело приняли выбор дочери жить в Америке. Сейчас с ситуацией смирились?
– Знаете, однажды, спустя много лет после переезда в Америку, дочка приехала к нам в гости. Мы сидели в гостиной, смотрели телевизор и попали на откровенно неприличную сценку в программе «Комеди Клаб». Дочь спросила: «Папа, что это?!» Я тут же переключил. Но на другом канале в какой-то молодежной программе показывали тоже какое-то бесстыдство. Дочь и говорит: «Ты меня ругал за то, что я уехала? Хочешь, чтобы мои дети это видели?» А мне бы хотелось, чтобы не только мои дети, но и мой народ этого не видел. 
– Получается, что вы против «Комеди Клаб»?
– Там, безусловно, есть талантливые ребята, но... Мне не нравится, что они матерятся и часто скатываются в пошлость. Это явление, словно вирус, разрушает нашу культуру, эстетику, мировоззрение. Ругаются в наших шоу не для того, чтобы выразить отношение к обсуждаемым проблемам, а просто чтобы продемонстрировать свой лексикон. Мы тоже все эти слова знали, но для нас невозможно было произнести матерную брань со сцены, с экрана. Раньше, чтобы понравиться девушке, очаровать ее, молодой человек красиво одевался, изучал поэзию, покупал цветы. Сейчас на парнях вонючие, нестираные майки, рваные штаны и… грубое слово. Вы скажете, я постарел? Но я никогда не любил этого. Уверен, все сойдет, как пена, молодые все расставят по местам. 
– Но создатели современных юмористических шоу считают, что это они работают для молодых, а вот ваши подходы и приемы устарели. И поколение актеров, к которым вы принадлежите, отстало от жизни.
– От какой жизни? От жизни маргиналов? Отстали, потому что мы не материмся? Ко многим телевизионным шоу много претензий по художественной части прежде всего. Они нескромно претендуют на исключительную комичность, которая отсутствует, как одежда на том самом короле. Подставляется искусственный смех. Это, так сказать, западная фишка. Но зритель недоумевает: ему не смешно, а он слышит, как люди смеются. С моей точки зрения, это неуважение к зрителю и к профессии. Или ее незнание. Для меня это непотребно. Подверстать готовый смех просто. Но, с моей точки зрения, нужно быть общепонятными и по-настоящему комичными. А все, что не смешно, сокращать – так действовал Чарли Чаплин. Советская эстрада в юмористическом жанре имеет потрясающие художественные наработки. Они тем и ценны, что соответствуют нашему менталитету. Это и надо развивать, но в современном звучании. А то берется американское клише не самого лучшего пошиба (кстати, там, на Западе, все это давно прошли) и выдается за нечто современное… Это, извините, кому-то нравится, а кому-то нет. Даже среди молодежи. 

Мемуары и современность

– Но согласитесь, вам трудно оставаться на одной волне с молодыми – у них ведь свои приколы…
– Мне ничего не трудно! На моих концертах 40 процентов зрительного зала – молодежь. Да, у юных свои темы, но стоит им жениться, выйти замуж, начать карьеру – появляются служебные и семейные взаимоотношения, о которых они хотят услышать, и через юмор тоже. Так происходит у большинства. А студенчество – это своя корпорация, каста, что-то локальное. Можно, конечно, и для них выступать, но только для них – у меня нет такой задачи.
– Тем не менее перемены же необходимы, чтобы не застрять в прошлом…
– И это вы говорите мне – человеку, который еженедельно творчески обновляется?! На протяжении 50 лет! Вы сказали: «Перемены необходимы, чтобы не застрять в прошлом». Во-первых, это банальная истина. Во-вторых, этот сакраментальный вопрос «Чем завтра публику удивлять?» задают себе все творческие люди. Конечно, чтобы «Кривое зеркало» продолжало выходить, оно должно обновляться. Только не подумайте, что вы меня этому научили. Такую задачу я перед драматургами ставил всегда. Может быть, поэтому у меня нет творческого кризиса, наоборот, для бенефиса я сделал ряд принципиально новых работ. Более того, вы этого не знаете, но во всех моих спектаклях были ноу-хау. А это и есть признак движения вперед! Своим девизом я считаю слова Марины Цветаевой «Успех – это успеть». 
– Что вы еще хотите успеть? 
– Книгу пишу, необычную. Называется «Альбом моей памяти». Впервые об этом говорю, хотя скрывал даже название. Это художественные мемуары обо всех 50 годах моей карьеры. Особенность ее в том, что первую часть писал в 1998–2000 годах, а потом прервался почти на 10 лет. За это время изменилась моя жизнь, точка зрения, но ничего в первой части я не поменял, чтобы читателю были понятны и перемены во мне. И теперь к Богу у меня такой вопрос: «Надо ли мне для чистоты приема подождать еще 10 лет? Есть ли они у меня?»

ЖДЕМ ПИСЕМ!

А юмор Евгения Петросяна и правда еще современен? Пишите – Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Блицопрос

– Если стиль одежды, то…
– В основном классический английский.
– Если поездка, то…
– Питер.
– Если время суток, то… 
– С 11 вечера до 2 ночи.
– Если поэт, то… 
– Пушкин.
– Если животное, то… 
– Чижик.
– Если автомобиль, то… 
– «Мерседес», «лексус».
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото Мариса Морканса, PersonaStars, из личного архива Евгения Петросяна, из архива «Телесемь»