Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Горька ягода Марии Пахоменко

Ксения ИВАНОВА
 
Семейную драму пары Пахоменко-Колкер обсуждали в телепрограммах «Сегодня вечером» и «Пусть говорят».
Дочь певицы Марии Пахоменко Наталья опасается за жизнь матери, утверждая, что ее муж, композитор Александр Колкер, уже много лет избивает супругу. В программе «Сегодня вечером» она призналась: «Мама никогда ничем личным не делилась. Она пыталась оградить меня от этого всегда. И когда я вставала ребенком с утра и видела на полу лужу крови, она говорила: «Деточка, не плачь, я пролила клюквенный сок».
Много лет дочь Наталья молчала. Но когда в ее жизни появился гражданский муж Александр Беляев, ситуация обострилась.
– Уже полтора месяца, как Мария Леонидовна живет у нас, – рассказывает Александр Беляев. – Мы ее «украли», чтобы спасти... Этим летом я был приглашен на дачу семьи в Усть-Нарву. Мы жили в разных домах, но рядом. Из домика Колкера и Пахоменко постоянно доносилась грубая брань. Дом был в страшно запущенном состоянии. Когда ты туда входил, чувствовал запах нечистот. И в качестве туалета, извините за такие подробности, у Марии Леонидовны стояло ведро в комнате. А потом произошла совершенно безобразная сцена. Александр Наумович поднял руку на Марию Леонидовну за то, что она не поставила чашку в мойку. А ведь Мария Леонидовна больной человек, уже около семи лет у нее болезнь Альцгеймера.
Александр Колкер в ответ на «кражу» своей супруги собственной дочерью опубликовал в питерской газете открытое письмо, в котором обвинил Беляева в шкурном интересе: «...прикинув, что родители будущей невесты Мария Пахоменко и композитор Александр Колкер – люди известные, а стало быть, зажиточные, новоиспеченный жених кинулся в Санкт-Петербург. Он влез без всякого на то разрешения в квартиру, где проживают наша внучка и дочь, и вот уже полгода не знает никаких забот».
Наталья лишь горько вздыхает: «Почему я молчу всю жизнь? А попробуйте кто-нибудь встать на мое место. Это же не чужой человек, это мой папа. Я кричу: помогите моему отцу, он нуждается в помощи!»
Пришедшие в студию друзья семьи утверждали, что Александр Наумович никогда не смог бы поднять руку на супругу.
Александр Журбин, композитор: 
– Я знаком с Александром Колкером и Машей Пахоменко более 40 лет. Саша благороднейший, интеллигентнейший человек. Примерно полтора года назад мы вручали премию, и они пришли с Машей. Она меня узнала, но было видно, что у нее рассеянное сознание. Саша получил премию и вдруг говорит: «А можно, чтобы сюда вышла моя любимая жена?» Это было не на публику. Было видно, как он ее любит... Маша тогда спела песню. А капелла. И они были вместе с Колкером... Это нельзя подделать, поверьте мне. Оставьте в покое этих двух замечательных пожилых людей. Никто никого не убьет! Мы с моей женой тоже, бывает, громко ссоримся. Но это ничего не значит. Мы очень любим друг друга. 
Эра Куденко, режиссер телевидения:
– Я знаю эту семью очень близко с 64-го года. И никогда я не видела и не слышала, чтобы Саша, кроме как «Машенька», обращался к жене. Это был деликатнейший человек! Нельзя их так гнобить.
Александр Колкер (в записи):
– Оправдываться не собираюсь. Если супруга настолько вышла из ума, что говорит в эфире: он ей пробил голову. Зачем мне такая супруга? Пусть она живет со своей дочерью. В чем вопрос? Мне она не нужна в этой 17-метровой клетушке.

Вдогонку

После программы «Телесемь» позвонила дочери певицы Наталье Пахоменко. 
– 5 сентября состоялся врачебный консилиум, и выяснилось, что маме стало значительно лучше, – рассказала она. – И это за такой короткий срок, ведь прошло меньше двух месяцев с того момента, как мы смогли с огромным трудом получить ее на руки. Никто не собирался до скандала, до такого грохота это дело доводить, это не на моей совести… Поскольку врачи наблюдают ее на протяжении многих лет, они не смогли скрыть своего удивления, увидев такие улучшения в ее состоянии, которые заметны даже визуально. Мама принимает препараты, один из которых имеет побочный эффект – уменьшение веса, и на это можно было бы все списывать. Мол, болезнь точит женщину. Но она была в плачевнейшем состоянии, страшнейшем. Мне даже не пришло в голову ее взвешивать, слишком много было других проблем и забот в тот момент, когда я ее забрала. Но за полтора месяца ее вес увеличился с 38 килограммов до 50! Она ходит, гуляет, смеется, шутит, у нее совершенно изумительный юмор. Наконец я узнаю свою родную маму. При ее тяжелом диагнозе, и в далеко не первой стадии (это заболевание, к сожалению, неизлечимое), она дня по три-четыре нормально общается, прекрасно чувствует себя. Потом ей становится плохо, и мы ей всячески помогаем. Для нее созданы максимально комфортные условия, в которых она может очень хорошо жить. Потому что никто на свете не заслуживает такой участи, такого кошмара, в котором она пребывала. Ей противопоказаны волнения. Представляете, каково ей было в условиях постоянного психологического прессинга? Дело не только в том, что каждую минуту человека могут ударить, но и в том, что ей приходилось выносить этот непрерывный садизм, из-за которого человек все время умирает от страха. 
Когда болезнь отступает, мама очень хорошо соображает, мало того, может вспомнить и назвать фамилии всех девочек, которые пели с ней в квартете в 1955–1957 годах! И помнит слова всех песен. Мы с ней поем, коротаем вечера вместе. В общем, все неплохо – насколько это возможно.
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото РИА «Новости», ИТАР-ТАСС


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 307 гостей онлайн