Печать 
Герои недели

Брюс Уиллис: настоящие мужики не жалуются!

Наталья ХИГГИНСОН
 
Актер встретился с «Телесемь» накануне премьеры пятой части «Крепкого орешка» и рассказал, почему он не займется политикой, как Шварценеггер.

Его биография насыщена разными ролями: от героя триллера до романтической комедии. Его личная жизнь многие годы являлась предметом обсуждения: брак с актрисой Деми Мур, три дочки, развод, многочисленные романы и столкновения с папарацци, что вызвало в итоге разговоры о его взрывном темпераменте; затем новый брак с моделью Эммой Хеминг, и совсем недавно еще одна дочь – Мейбл Рей.
Мы встретились с актером в Лос-Анджелесе для разговора о его фильме «Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть», события которого разворачиваются в Москве. Легендарный полицейский из Нью-Йорка Джон Макклейн отправляется в российскую столицу, где находится его сын Джек, и, как всегда это с ним случается, попадает в передрягу... В жизни же Брюс совсем не выглядит крутым «крепким орешком», он производит впечатление скорее счастливого, спокойного и милого человека. Именно милого, другого слова не подобрать, когда видишь его мягкую улыбку. Вместо обычного рукопожатия он слегка обнимает и доверительно похлопывает по плечу, приглашая сесть рядом. Он обращает внимание на диктофон, который я кладу на стол, и, улыбаясь, говорит:
– Эти штуки уменьшаются с каждым годом. Забавно, правда? Я помню много диктофонов, еще пленочных, они вечно щелкают в самый неподходящий момент, когда пленка заканчивается. Прямо на середине очень умной фразы. Потом бывает трудно восстановить ход мысли.
– Вам интересны технические новинки?
– И да, и нет. Я люблю мой iPhone, конечно. Наверное, это единственная штука, с которой я разобрался быстро. Но все они меняются так быстро, не успеваешь научиться одному – появляется что-то новое. Я уже не в том возрасте, чтобы с интересом за всем этим следить.
– Кстати, о возрасте, раз уж вы упомянули. Чувствуете его?
– Как тебе сказать? Наверное, не особенно. Я по-прежнему делаю то, что всегда, занимаюсь в спортзале столько же, сколько обычно, люблю ту же еду. Ни в чем себя особенно не ограничиваю. Ношу ту же одежду, что и десять, и двадцать лет назад. Нет, не подумай, что я не покупаю ничего нового, ха-ха, я говорю о размерах. Мой размер не меняется вот уже четверть века (на секунду задумывается и внимательно смотрит мне в глаза). Я отлично слышал, что сейчас сказал, хм, в уме это звучало лучше, чем на словах... Наверное, придет время, когда я буду чувствовать возраст. Знаешь, пару раз на съемках этого фильма я поднимался после падения несколько медленнее, чем мог бы. Хотя я думаю, что это не из-за возраста, а потому что я падал неудачно (подмигивает). Словом, все идет своим чередом. К тому же у меня совсем недавно родилась еще одна дочь. Рядом с малышами чувствуешь себя моложе.

Секрет успеха

– Вы не только падаете в картинах, вам частенько там приходится оказываться битым. Как вы это переносите?
– Не знаю, как это объяснить. Наверное, это то, что может быть понятно только парням. Нам во всем нужно соревнование, каждый должен показать, насколько он крут. «Мне не холодно нисколько», – даже если зуб на зуб не попадает! «Нет, я не расшибся, я в порядке», – размазывая кровь по физиономии. Тут дело в том, понимаешь, чтобы не жаловаться. Настоящий мужик не жалуется. Это фишка такая у нас, ха-ха-ха. Причем даже не обязательно соревноваться в стойкости или выносливости с кем-то, себя самого вполне достаточно. Кстати, если говорить о том, как удержаться в Голливуде на плаву и получать удовольствие от работы, такое вот постоянное соревнование с самим собой, наверное, может быть самым близким сравнением, какое я бы мог найти, чтобы объяснить тебе, как мне это удавалось в течение стольких лет. Я всего лишь пытался всякий раз быть лучше, чем прежде.
– «Крепкий орешек» послужил для вас в 1988 году трамплином для прыжка на голливудский небосклон… Вспоминаете то время, когда «проснулись знаменитым»?
– Ты понимаешь, я не думаю обо всем этом с такой позиции. Как у любого нормального человека, мое прошлое всегда со мной. Но я до сих пор не могу себе отчетливо объяснить, почему все случилось именно так, а не иначе. Никто не мог предугадать такого успеха обычного экшен-фильма. Я не знаю точно, во мне ли дело, или собственно в истории, или в режиссере, или во времени, на которое пришелся выход картины. Думаю, что совпало несколько разных факторов, и выстрелил он так… метко… И у меня не было плана стать звездой или героем экшен-фильмов. Так сложилось. Я всего лишь любил играть, не важно где: на сцене, или на телевидении, или в кино. Мне нравится процесс. Так сложилось, что было несколько удачных работ, и я перебрался в Калифорнию.
– Значит, просто повезло?
– Наверное. Я думаю, что везение или удача могут оказаться важным моментом в любой карьере, но не только это. Как я уже сказал, это сочетание нескольких элементов, которые в итоге приводят к результату, которого ты совсем не ожидаешь. Если это и есть везение, то да, тогда мне действительно крупно повезло с первым «Крепким орешком»!
– Уже пятый фильм с одним и тем же героем. Он вам не надоел?
– Нет! Для меня Джон Макклейн был чем-то абсолютно новым в моей карьере, а тот факт, что он настолько полюбился зрителям, говорит только о том, что мы попали в яблочко. Люди находят что-то общее с ним, как и я сам. Мне было не просто приятно каждый раз возвращаться к нему, мне было интересно, что с ним происходит в каждый момент его жизни. Знаешь, это редкий случай, когда актеру в кино выпадает возможность сыграть одного и того же героя в пяти фильмах. Это обязывает: с одной стороны, ты хочешь, чтобы зритель по-прежнему любил героя, а с другой стороны, он стал для тебя самого почти родным, и ты хочешь показать его с самой лучшей стороны!

Проказы юных лет

– Вы же еще и в «Неудержимых» недавно снимались, в фильме, где были собраны все легендарные герои времени: Сталлоне, Шварценеггер…
– Ну, я думаю, что мы никуда не уходили по большому счету. В той или иной степени каждый из нас был занят разными проектами. Я уж не говорю об Арнольде, который вообще Калифорнией заправлял! Между нами никогда не было конкуренции, каждый из нас занимал свою нишу в жанре экшен. Желание Сталлоне объединить нас в одном фильме было своего рода ностальгией по старому доброму боевику, где настоящие взрывы, настоящие машины и самолеты, где съемки организованы с учетом реальности, а не с тем, как потом все это обработать на компьютере.
– Как вам новые герои боевиков, есть у них шанс стать легендами жанра?
– Мне нравится Джейсон Стэтхем. Отличный парень, его можно без преувеличения назвать звездой боевиков нашего времени. Дэниел Крейг вообще перевернул жанр. Я опять стал смотреть «Джеймса Бонда» только из-за него. Ты знаешь, на то, чтобы стать легендой, как Шварценеггер, например, требуются годы напряженной работы и ответственного отношения к своей карьере. Арнольд сделал очень много за свою карьеру в кино, а его политическая карьера – вообще поразительная вещь.
– А вы когда-нибудь думали о том, чтобы заняться политикой?
– Нет. То есть могу сказать и «да», но настолько же коротко, как и «нет». Я думал об этом, но ничего не надумал. Так вот политическая карьера меня и миновала. Впрочем (делает почти серьезное лицо), мои проказы юных лет, наверное, всегда будут надежным барьером между мною и политикой.
– Как думаете, придет время, когда Джон Макклейн опять окажется в горячей ситуации, но уже с внуком или внучкой?
– Если ты хочешь спросить, хочу ли я продолжать работать в этом франчайзе, то ответ – «да», вне всяких сомнений. Но тут не все зависит от моего желания. Понравится ли зрителям фильм? Захотят ли они узнать, что случится дальше с семейством Макклейн? Я могу только надеяться на это.
К сожалению, время, отпущенное на нашу беседу, пролетело, и вот уже пресс-агент актера дает понять, что пора закругляться.
Брюс смотрит на него и говорит: «Но мы еще не поговорили о моей личной жизни, о моих детях и женах…» С хитрой улыбкой поворачивается ко мне: «Ты ведь планировала спросить и об этом?» Делаю круглые и честные глаза, глядя на агента, отвечаю: «Нет, разве что совсем чуть-чуть…» Брюс смеется, подавая мне руку, чтобы подняться со стула: «В двух словах. У меня все хорошо. Я доволен тем, что у меня есть на сегодняшний день, чего и всем желаю».

Наталья ХИГГИНСОН (Лос-Анджелес), Специально для «Телесемь»
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото Getty Images/Fotobank