Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Михаил Боярский: кризис - это к лучшему!

 
Дверь гостиничного номера Д’Артаньян открыл без своей знаменитой шляпы и тут же огорошил фразой: «Я сяду в кресло, а вы располагайтесь на кровати... Так сексуальнее!»

ДОСЬЕ

родился: 26 декабря 1949 года в г. Ленинграде
образование: окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии (1972 г.). Поступил в труппу Театра имени Ленсовета. В 1973 г. дебютировал в фильме «Мосты»
кинокарьера: более 50 ролей – «Соломенная шляпка», «Старший сын», «Д’Артаньян и три мушкетера», «Собака на сене» и др.
театральная карьера: с 1986 г. – художественный руководитель созданного им театра «Бенефис»
предпочтения
алкогольный напиток: водка
безалкогольный напиток: чай
блюдо: сосиски с кетчупом
стиль одежды: однообразный
книга: Екклесиаст
музыка: классическая
спорим, вы не знали, что… Михаил Сергеевич не любит ежедневники, потому что, чтобы посмотреть план на несколько месяцев вперед, нужно листать. Зато у него есть свое ноу-хау – он по дням расписывает целый год на... обратной стороне плаката и всегда носит его с собой.

Стар и млад

– Михаил Сергеевич, с момента выхода фильма «Д’Артаньян и три мушкетера» прошло 30 лет, а теперь вышло продолжение истории… Как ощущения?
– Нервозные. Попытки снять продолжение были и раньше, но, мягко говоря, неудачные, разве что «Человек в железной маске» с Леонардо Ди Каприо. Проблема еще и в том, что сами эти произведения мало кто читал. Я, кстати, не уверен, что последние книги о мушкетерах писал именно Дюма, а не его помощники – на что намекают исторические документы. Есть у меня и собственные соображения по поводу этих романов. Мне неприятно, что Дюма так легко уводит главных героев из жизни, ведь смерть – всегда эпицентр событий, кульминация. Получается как-то неромантично. Много лет назад я набросал собственный сценарий о мушкетерах…
– Да вы что! И о чем он был?
– Если коротко, то погибали по-другому, как настоящие герои, нежели у Дюма… Я предложил его Хилькевичу (Георгий Юнгвальд-Хилькевич – режиссер-постановщик всех предыдущих картин о трех мушкетерах. – Прим. «Телесемь»), но все это осталось лежать в ящике. Я свыкся с тем, что мечта так и останется мечтой. И вот спустя столько лет Хилькевич предложил мне новый сценарий, который начинается с того, что мушкетеры-ангелы на том свете качаются на качелях... Чушь какая-то! «Ничего ты не понимаешь!» – ответил мне Хилл. «Ну а остальные как, согласны сниматься?» – спросил я об актерах. «Остальные – да». «Ну раз так, тогда один за всех и все за одного!»
– С началом съемок ваше мнение поменялось?
– Было приятно, что мы снова вместе, снимаем в тех же местах, где и раньше, я опять стоял у той огромной сосны, где Д’Артаньян пел «Констанцию»… Только теперь у каждого из нас появилась гримерная, это раньше было все равно, есть или нет, а тут за нами ухаживали, обеды привозили – все же народные артисты, черт возьми. Но, увы, это не улучшило нашей актерской игры.
– Ну зачем же вы так говорите?
– Считаю, что чем старше становится актер, тем хуже он играет: мешают опыт, штампы, да много чего, и, конечно, исчезла та виртуозность, которая была раньше. Гораздо приятнее смотреть на тех, кто играл наших детей. Они оказались лучше подготовлены к съемкам, у них было много трюковых моментов. А мы, старики, глядя на них, вспоминали, как вот так же в перерывах скакали на лошадях, хватались за шпаги и тренировались, тренировались... Лянка Грыу, которая играла мою дочь, пару раз упала с лошади, но, к счастью, ничего серьезного.
– Кстати, не жалеете, что эта роль не досталась вашей настоящей дочери Лизе?
– Ее приглашали, но она снималась в продолжении «Иронии судьбы…» и «Адмирале» и не успевала. Она бы просто подвела нас. Не жалею, потому что роль сложная – нужно скакать верхом, фехтовать, а еще полностью погрузиться в роль, у Лизы такой возможности не было. Это даже хорошо, что она не смогла, – не испортила нам картинку.

Мушкетерские байки

– Как считаете, сегодняшней аудитории нужно такое кино?
– Сейчас так много плохих фильмов, что надеюсь, наша картина окажется на уровень выше. Нужна ли она зрителю, меня не волнует, это задача сценаристов – думать о том, что они хотят донести. Думаю, что браться за фильм только ради денег, не имея идеи, глупо. Это как с журналами. Вот раньше были «Юность», «Новый мир», в них всегда находилось что-то интересное почитать, а сейчас заходишь в магазин, стоят журналы глянцевые-преглянцевые, и фотографы гениальные для них все красиво снимали, а купить что-то желания не возникает. То же самое сейчас и в кино происходит. Слава богу, пришел кризис, и я безумно рад, что появится жесткий отбор – какие картины снимать. Не станут тратиться бесчисленные миллионы на бессмысленные сценарии и оплату артистам, которые будут произносить весь этот мусор.
– Как же так, вы – актер и так легко смотрите на перспективу остаться без работы?
– Артисты кино никогда по большому счету денег не получали. На корпоративы для подработки в кризис меня стали приглашать реже. Я лишний раз перекрещусь, если вообще перестанут звать. Наконец побуду дома с семьей, займусь тем, на что никогда не хватало времени, – посмотрю на зиму, весну, прочту книги интересные, да найду чем заняться. Как живут артисты в сумасшедшей гонке – там сняться, там сыграть, там что-то провести, – так можно идиотом-попрыгунчиком жизнь и закончить. Бог милостив, он дал возможность артистам очухаться, привести в порядок мысли, сценаристам – проснуться и проанализировать, что они написали, поэтам – выкинуть половину стихов, всем этим «детективным» женщинам – успокоиться, написать что-нибудь достойное. Так что все на пользу.
– А я слышала, вы выступали за границей на закрытой вечеринке, где все были наряжены мушкетерами…
– Это байка! Другой случай расскажу. Недавно действительно выступал на мероприятии при правительстве, было много высокопоставленных людей, артисты все, от Баскова до А,Studio. Я приехал заранее с подготовленным репертуаром. Всегда пою вживую, а тут мне поставили фонограмму, да еще песни, которые не собирался петь, но не суть. В середине одной из них фонограмма выключилась, пришлось допеть а капелла, но было ужасно неприятно. Тем более что со стороны организаторов потом не последовало никаких извинений, как будто это нормально.
– Как вы относитесь к сегодняшней эстраде?
– А я ее не воспринимаю, для меня она что есть, что нет, пусть об этом говорят те, кто ее любит, понимает.
– Сегодня многие известные актеры подались в рекламу за дополнительным заработком…
– Я просто к ним не отношусь.

Жизнь на полную катушку

– Роль Д’Артаньяна принесла вам сумасшедшую славу и толпы поклонниц. Как думаете, будет ли вторая волна?
– Вряд ли. Да и роль там у меня далеко не из первых. Я не скромничаю, главные роли у молодых актеров, которые играют наших детей, вот им стоит беспокоиться, а мы, старая гвардия, на подхвате.
– Вам не обидно отойти на второй план?
– Я к славе равнодушен и даже раздражителен, но стараюсь быть сдержанным и всячески избегать встреч с ненужными людьми, которые могут неадекватно среагировать на мое появление.
– Как же выходите на улицу гулять или вы – мастер маскировки?
– Делаю это очень тихо и редко. Да для меня и слова «гулять» не существует, обычно иду куда-то с определенной целью. Как-то мы с Ларой (супруга Михаила. – Прим. «Телесемь») решили пройтись вдоль Невы, и после этого я зарекся.
– Что же такого страшного произошло?
– Нас тут же атаковали с просьбами сфотографироваться на мобильный телефон, раньше, когда не было этой чудо-техники, было проще. Единственное публичное место, где чувствую себя спокойно, – футбольный стадион. Там все привыкли, что я просто болельщик, и никто меня не отвлекает.
– Зная все отрицательные стороны публичной профессии, вы не пытались отговорить Лизу идти по вашим стопам?
– Зачем? Это ее выбор. Сначала она хотела быть журналистом, но поняла, что это не ее, и пошла в театральный. А вот быть публичными мои дети никогда не хотели, они даже гулять со мной не любили.
– Почему?
– Папу со всех сторон обступали поклонники с просьбами об автографах, а у сына и дочери возникало ощущение, что люди у них отбирают папу.
– Лиза уже взрослая девушка, наверняка вам хочется, чтобы она вышла замуж, внуками порадовала?
– Конечно, но стараюсь не лезть в личную жизнь дочери. Сейчас для нее на первом месте работа, она там вся. А то, что с ней рядом нет мужчины, в этом нет ничего удивительного. Лиза – девушка разборчивая, а в духе сегодняшней моды нормальные мужики повывелись. Может, кризис выбьет из них эту новомодную дурь, и они наконец станут тем, кем должны быть.

Чувства или есть, или нет

– Последнее время в семьях звезд так много разводов, а вы яркий пример сторонника института брака, женаты уже 32 года.
– На самом деле я противник этого института. Если бы не Лариса, ни за что бы не женился. Просто она мне поставила условие: либо мы расписываемся, либо расходимся. Я упирался до последнего, говорил, что эта печать в паспорте ничего не значит. На этом она меня и поймала – «раз ничего не значит, то и не сопротивляйся». Я не хотел ее потерять и уступил.
– Достойный мужчины поступок!
– Кстати, сейчас официально мы в разводе. В 1985 году у меня заболела мама, и, чтобы переселить ее в другую квартиру, нам с Ларисой пришлось фиктивно развестись. Я смог прописаться к маме, иначе ей не давали двухкомнатную квартиру. В этом году думаем снова жениться, так же, как и тридцать лет назад, просто зайти в загс и расписаться. С годами мое отношение к браку не изменилось, а вот венчание – другое дело, это гораздо глубже. Я созрел для этого. Но как представлю шумиху со стороны прессы по этому поводу, сразу желание отпадает. Так что перед тем как решиться, нужно будет тщательно продумать, как это сделать по-тихому.
– Поделитесь, как с годами сохранить теплые чувства к супруге?
– А зачем их хранить? Чувства либо есть, либо нет! Их не нужно прятать, нужно тратить, исчерпывать недопонимание, ругаться, мириться, уходить, возвращаться. Только так.
– А как же соблазны?
– Ими нужно умело пользоваться. Мне бы не хотелось распространяться на эту тему. Я, честно говоря, поражаюсь тому, как публичные люди дают откровенные интервью о своей личной жизни, вываливая все самое интимное, то, что так важно в отношениях между двумя людьми.
– Ходят легенды о вашей любви к спиртному…
– Я до сих пор живу на всю катушку, просто несколько иначе. Раньше мог себе позволить до утра выпивать, а к 11 уже как штык быть на съемочной площадке. Сейчас уже здоровье не то. Впрочем, перестать пить каждый день мне было несложно – просто появились новые интересы. Теперь выделяю себе 10 дней в году, когда могу расслабиться. Больше и не надо, этого хватает, чтобы посидеть с теми, с кем хочется, а таких людей с каждым годом остается все меньше и меньше.
– Шляпа, усы и зенитовский шарфик – без этого вас уже сложно себе представить...
– Как-то я пообещал не снимать зенитовский шарфик год, если команда станет чемпионом, и обещание выполнил. Без усов себя уже и не помню, а что касается шляпы… На спектаклях и дома я без нее. В публичных местах – в ней, я так привык, и люди привыкли, так и лягу в ней в гроб, наверное!

Блиц-опрос

– Если цвет, то…
– Черный.
– Если время года, то…
– Осень.
– Если отдых, то…
– Где угодно, лишь бы с друзьями и близкими.
– Если хобби, то…
– Все время пытаюсь не пить.
Алиса УГЛОВА
Фото Дмитрия ДРОЗДОВА, Дмитрия КОЩЕЕВА, ИТАР–ТАСС, PersonaStars, из личного архива


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 389 гостей онлайн