Печать 
Вопрос звезде

Александр Буйнов: да я просто Македонский!

 
Читатели задают вопросы певцу, герою программы на НТВ «Александр Буйнов. Исповедь назло смерти» от 27 ноября.
В последнее время создается впечатление, что вы совсем не участвуете в светских тусовках, я не вижу вас ни в жюри конкурсов, ни в концертах. Что сейчас основное в вашей жизни? Тамара, 49 лет, специалист, г. Астрахань
– А мне кажется, меня очень много. Продолжаю выступать с сольными концертами и на музыкальных фестивалях. Прошлой весной выпустил альбом «Буйнов. P.R.O. любовь», потом у меня была легкая операция, мне что-то вырезали, и после этого мне стало очень весело (певец лечился от онкологического заболевания. – Прим. «Телесемь»). На десятый день после операции я уже выступал. Как до этого был в прекрасном настроении, так и после. Я не считаю, что пережил тяжелую болезнь. У меня шока от диагноза не было, шок был у моего окружения.
Откуда такая звучная фамилия – Буйнов? Оправдываете ли вы ее? Часто ли бываете вспыльчивым? Виктория АРБАХ, 33 года, домохозяйка, г. Барнаул
– На самом деле ударение на первый слог. Я как-то получил сообщение от однофамильца, который рассказал, что Буйнов – македонская фамилия, ей больше пятисот лет. Так что в каком-то смысле я Александр Македонский. В нашей семье кровей намешано много, бабки грешили предостаточно, прадед во время войны привез черкешенку, поэтому мы получаемся чернявенькими. А вспыльчивым не бываю. Я бесконечный оптимист и романтик.
Хотели бы вы участвовать в каком-нибудь шоу (кулинарном, к примеру) или удивить зрителей другими талантами? Жанна, 28 лет, инженер, г. Саранск
– Мне очень нравится шоферить. Такие бы способности показал! В армии часто сидел за рулем, ездил к первой жене, мы с ней во время службы и познакомились. Для меня вести машину – отдых. Мой личный водитель периодически обижается, что за рулем сижу я и не даю себя покатать.
Читала, что у вас с женой до сих пор романтические отношения – вы даже пишете ей письма. Это правда? Мария ЧУБ, 47 лет, фармацевт, г. Краснодар
– Я пишу Алене письма, когда у нас раздрай. Примерно раз в год мы расходимся в разные углы дома, бывает до трех дней молчания. Остается занавесить зеркала, как будто кто-то умер. Однажды я ей написал так: «Мне кажется, в нашем доме кто-то умер. Труп сохранился хорошо, переходит в состояние мумифицирования. Я его осмотрел, по-моему, это я». Конечно, это вызывает улыбку, и все прощается.
У вас есть внук и две внучки. Много времени проводите с ними? Тамара Тимофеевна, 53 года, пенсионерка, г. Иркутск
– Могу провести с ними максимум полтора часа. Меня поймут все, кто стал молодыми дедами, а я себя таким считаю. Это безумно сложно, хоть и весело. Девчонки ­(Даша и Соня, обеим по 2 года. – Прим. «Телесемь») сейчас говорят на своем птичьем языке, но я их понимаю. Они разнояйцевые близнецы, очень красивые, с кудряшками. Такой кайф – похожи, но разные. Меня они называют Сяся, а не дед. Я уже старшего Сашку (6 лет) пытался приучить называть дедом, но он сказал, что ему неудобно. Но это понятно – я редко появляюсь. Зато всегда прихожу с воздушными шарами. Потому что, когда спрашиваю дочь, что подарить детям, она просит именно шары. Беру необычные, разных форм, поющие, смеющиеся. Девчонки смотрят, указывают на них пальцем и на своем языке обсуждают, что за чудо висит у них под потолком.
Секс-символ, сердцеед, дамский угодник – так вас время от времени называли российские СМИ. А кто вы на самом деле? Жанна, 48 лет, инженер, г. Ульяновск
– Я такой, какой есть. Не делаю пластических операций, не отращиваю сексуальных усиков. И буду стараться держать марку, сил-то у меня до фига, не собираюсь уходить, пока нужен слушателю.
Фото StarFace