Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Монтекристо: свободу олигархам!

 
Корреспонденту «Телесемь» повезло – он попал в сериал на роль жадного до сенсаций папарацци.
Попасть на съемочную площадку было непросто. Два месяца продюсеры раздумывали, куда бы пристроить желающего попробовать силы в кино журналиста. И вот долгожданный звонок:
«На днях будем снимать эпизод, как героя Вениамина Смехова – Илью Орлова – выпускают из тюрьмы. Готов поучаствовать в роли жадного до сенсаций журналюги?» Разве от такого предложения можно было отказаться!

Смелые девушки

– Съемка будет на улице, так что утепляйся, – предупредил меня редактор отдела кино. – Они наверняка задержат начало, а при минусовой температуре можно околеть. И в итоге твоя минута славы превратится в месяц ангины.
Но в съемочный день я все-таки облачился в модную рубашку, рассчитывая на приличный вид в кадре. Очень скоро об этом пожалел: съемки начались на два часа позже, потому что актеры, тоже одетые легко, замерзли и помчались переодеваться. В итоге краска с их лиц стерлась, и всех пришлось отправить на перегрим – нанесение макияжа по второму кругу.
В ожидании своего выхода я с тоской ходил вокруг лицея на Чистых прудах, где все происходило. Репетировали сцену побега мальчика Матвея, которому помогал подручный главного героя Андрея Крылова. «Интересно, а при чем тут журналист?» – озадачился я. И стал изучать сценарий съемочного дня. Судя по нему, действие происходило в Крыму, тогда при чем тут выход злодея Ильи Орлова из московской тюрьмы?
– Так все просто, – объяснил мне проходящий мимо оператор Леша. – Рядом с лицеем мы снимаем и Крым, и тюрьму, хоть они в разных местах. Времени и денег на все нет, а снять надо быстро, дешево да еще и качественно.
Озадаченный, я пошел знакомиться с массовкой – своими коллегами по киношному счастью. Одна из девочек была одета куда более не по погоде, чем я: легкая куртка, разрисованные колготки и шортики.
– Не холодно? – поинтересовался я.
– Ради хорошего кадра можно и обнаженной выйти, – последовал ответ.
– И где вас таких смелых отыскали?
– Мы в клубе отдыхали. К нам подошел молодой человек и предложил сняться в сериале. Кого будем играть – не сказали. Просто попросили одеться прилично, но ярко.
– Но на журналисток мало похоже, – заметил я.
– Это ж кино. Пускай журналистки смотрят и на нас ориентируются! – засмеялись девочки.

Звездный чаc

Второй режиссер собрал всех в кружок: «Итак, мнимые репортеры! Из тюрьмы выходит Гусинский!»
– Кто-кто? – недоуменно спросили девочки.
– Эээ… Короче, из тюрьмы выходит бизнесмен. А вы журналисты. Он появляется на улице, вы обступаете его плотным кольцом и «ведете» до самой машины. Запомните, вопросы и вспышки камер должны исходить от вас по-сто-ян-но!
Вскоре на площадке появился Вениамин Смехов. Нам раздали фотоаппараты и микрофоны, меня же оставили с собственным диктофоном. На первой репетиции зрелая дама, тоже акула пера, в порыве преследования Ильи Орлова умудрилась оттолкнуть молоденькую «журналистку» так, что та, не удержав равновесия, грохнулась на грязный асфальт. Репетицию остановили, а нас попросили быть менее активными. А так как девочка упала вместе с выданным ей фотоаппаратом, то ради сохранения дорогой техники нас поменяли ролями. Ей отдали мой диктофон, а меня сделали фотографом.
Всего на съемку эпизода было истрачено четыре дубля. Во время одного из них я не успел добежать вовремя и не попал в кадр, за что режиссер не поскупился на несколько бранных слов в мой адрес. Но еще больше нецензурных выражений услышали остальные участники массовой сцены, но уже от операторов, на шнуры камер которых они постоянно наступали.

Признание мэтра

Сцену сняли, и я уже хотел подальше убежать со своего места позора, как вдруг Вениамин Борисович произнес: «Молодой человек, а ведь вы настоящий журналист».
– Это почему?
– У актеров феноменальная память, и я помню, как мы с вами общались год назад. Потом вы единственный, кто задавал моему герою излишне правильные вопросы. В кино так не бывает, тут чаще пародия на жизнь.
– Угадали. Тогда ответьте: вы не устали сниматься в таком длинном сериале?
– Наоборот. Очень грустно, что все это заканчивается. Год жизни пролетел незаметно и оказался очень приятным в профессиональном смысле.
– А вы не боялись соглашаться на роль такого нехорошего человека?
– Бросаться головой в омут интереснее, чем боязливо выискивать брод.
– Тогда у вас потрясающая актерская интуиция!
– Молодой человек, интуиция – это же опыт и вера в собственные силы. А вот вы не по погоде одеты, значит, вас она подвела.
– У меня все впереди.
– Тогда до встречи! Мне понравилось с вами работать, – произнес Вениамин Смехов. И пожал мне руку.
P.S. 101-я серия с участием корреспондента «Телесемь» выйдет в четверг, 4 декабря.
Роман ГАЛЬЧЕНКО
Фото Сергея ДЖЕВАХАШВИЛИ
БУДНИ, Первый канал, МОНТЕКРИСТО


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 238 гостей онлайн