Печать 
Фильмы недели

Белое солнце пустыни: дырявая лодка и дом без стен

Екатерина САЛТЫКОВА
 
«Телесемь» встретилась с актрисой Раисой Куркиной, сыгравшей жену таможенника Верещагина.
– Режиссер Владимир Мотыль хорошо знал меня как актрису и в фильм взял без проб, – рассказывает Раиса Семеновна. – Сомнений по поводу соглашаться на роль или нет у меня не было. Я заразилась темой фильма и чувствовала свое сходство с героиней. Во мне также есть и терпение, и жертвенность. Съемки проходили на берегу Аральского моря. Там и построили дом Верещагиных. Точнее, две стены, которые образовывали угол. Снимать в павильоне мы не могли: нужно было окно, из которого по сюжету вылетал подпоручик. Посмотреть местные достопримечательности во время экспедиции не удалось. Не хватало времени. После ужина режиссер проводил репетиции, которые нередко переходили в ночные беседы. Владимир Мотыль был человеком образованным, и слушать и говорить с ним было очень интересно.

Жара, вода и сарафаны

– Жара на съемках была страшная – выше 40 градусов. Но по молодости она переносилась нормально, не так, как нынешнее лето. Моя героиня была одета не по погоде, и вне кадра я меняла кофту с рукавами и длинную юбку на сарафан. В перерывах между съемками многие купались. Павел Луспекаев (исполнитель роли Верещагина. – Прим. «Телесемь»), например, великолепно держался на воде и уплывал так далеко, что его не видно было. А я плавать не умела, хоть и выросла на берегу Москвы-реки. Но когда мы купались, мама всегда говорила: «Ходи только до кустиков!» Однако на съемках я однажды решила освежиться. И чуть не утонула. Прошла в воде два метра от берега, собралась возвращаться, шагнула – и ушла с головой. Вынырнула и не могу понять: что это? Ведь от берега шла нормально. Ступила еще раз – опять с головой. Люди на берегу уже готовятся к съемке, а я и закричать не могу, потому что мне стыдно в двух метрах от берега кричать: «Тону!» Когда выбралась на сушу, узнала, что в том месте на дне течением вымыты углубления.

Морские сцены в ванне

– В фильме есть сцена, где моя героиня выбрасывает из лодки оружие, хранившееся у мужа. Лодка, которую нам дали для съемок, была дырявая, причем основательно, и быстро наполнялась водой. Как только камера переключалась с меня на что-то другое, я тут же начинала вычерпывать из лодки воду. Конечно, нервничала. А Паша Луспекаев говорил: «Слушай, ты спокойно тони, я тебя спасу!» На съемках тонул и актер, играющий одного из бандитов. На ко­рабле Паша его толкал, и тот падал в море. Сняли дубль, надо было делать следующий, а актера нет и нет. Вдруг слышим крик: «Ой!», бросаемся к борту, а там голова из воды то покажется, то исчезнет. Артиста выловили, режиссер спросил: «Что случилось?» Испугался, ведь Паша толкал его ногами – вдруг толкнул слишком сильно и повредил грудную клетку? А тот ответил (он немножко заикался): «Вла-вла-димир Яковлевич, я не-не умею плавать!» Знал ведь, что придется падать за борт, и тем не менее мужественно согласился на съемки. Кстати, позже я попала на одну из лондонских киностудий и удивилась: на Западе морские сцены снимают в павильоне в огромной ванне.

О постельной сцене и рисунках на память

– У Владимира Мотыля фильм рождался за монтажным столом. Он умел вырезать то, что зритель должен домыслить сам. Говорил: это делает фильм «емким». Вырезали и нашу постельную (условно говоря) сцену с Луспекаевым. Просто если бы развивали линию Верещагина, то при Пашиной актерской мощи в фильме оказалось бы два главных героя. Но картина-то про Сухова. Когда мы снимали фильм, не предполагали, что он окажется таким успешным. И у меня со съемок не осталось никаких памятных вещей. Правда, одно время хранила альбом художника картины с раскадровкой фильма в рисунках. Но потом я вернула альбом автору, оставив себе лишь несколько листков. Кстати, я очень долго не могла понять, что в «Белом солнце…» такого притягательного? Почему все видят и чувствуют что-то, а я – нет? А лет пять назад поняла, что я всегда смотрю этот фильм, находясь в нем «внутри», вспоминая съемки. Как только это ощущение погруженности в фильм ушло, я посмотрела его как бы с расстояния, как зритель, и мне картина очень понравилась.
Сейчас я в кино не снимаюсь. Занимаюсь очень интересным делом – перечитываю то, что, как мне казалось, знаю. Например, заново прочитала 10 томов переписки Чехова. Сравниваю свое прежнее представление о прочитанном с нынешним, – это очень интересно.
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото киноконцерна «Мосфильм», РИА «Новости»