Печать 
Фильмы недели

Роковое число Харламова…

Максим ЧИЖИКОВ
 
18 апреля – премьера фильма «Легенда № 17» о советском хоккеисте. Реальную историю его жизни «Телесемь» рассказал близкий друг спортсмена.

О Валерии Харламове вспоминает его партнер по сборной и ЦСКА Владимир Петров:

– Мы знали друг друга практически с детства. Я с 12 лет играл за «Красный Октябрь», Валера – за ЦСКА. А в тройку Михайлов – Петров – Харламов Анатолий Тарасов (легендарный тренер ЦСКА, отец Татьяны Тарасовой. – Прим. «Телесемь») объединил нас в 1967 году. Так и играли вместе десять с лишним лет.
Откуда такая популярность у Харламова среди болельщиков? Тарасов привил нам уважение к зрителю. А еще мы были доступны. Нас можно было потрогать, пощупать, рюмку водки с нами выпить или стакан чая. Больших радостей у народа тогда не было: хоккей, балет да космос.
В рекламе фильма показывают, как Харламов кричит на жену. Не было такого. Валера никогда не повышал на нее голос. И в жизни, и на площадке он спокойный, рассудительный был. Харламов в нашем звене считался миротворцем. C Борисом Михайловым между собой могли о чем-то поспорить, Валера же выступал третейским судьей.
Мы и вне спорта жили как одна команда. Ребята ко мне в Красногорск приезжали, с шашлычком посидеть. Когда еще был жив отцовский сад, яблоки собирали. Ходили на хоккей с мячом. Валера-то попозже нас женился. Помню, в гости нему ходили, он тогда жил у Белорусского вокзала. Его отца (мы его дядей Борей звали) хорошо знали. Его частенько к себе на дачу забирал Боря Михайлов, когда Валерка погиб. Дядя Боря там жил все лето.
После игр 1972 года с канадцами Валеру признали выдающимся хоккеистом современности. И НХЛ пригласила его на финальный матч Кубка Стэнли. Валерий поехал и вернулся из Канады со свертками. Потратил чуть ли не всю валюту, которая у него была, чтоб купить модные тогда сапоги на платформе жене Бориса Михайлова и моей супруге. Понимаете, мы были будто одна семья.
Как-то отдыхали всей командой в Ялте. Нас пригласил на концерт Иосиф Кобзон. А наутро мы поехали на рыбалку мужской компанией. Кобзон попросил знакомых пограничников, чтобы нам дали катер. Загрузили напитки, закуску. Решили, что прикасается к спиртному только тот, кто поймает рыбу. Так Валере везло! Закидывал удочку с десятью крючками – и вытаскивал по десять рыб.
Ходил слух, что Харламов хотел уехать в Испанию (оттуда родом его мама. – Прим. «Телесемь»), тренировать местную сборную по хоккею. Это миф. Не думаю, что Харламов серьезно об этом думал. Какой в Испании хоккей? Там до сих пор его нет. Футбол – это да. Валера, кстати, неплохо в него играл. Хорошая у нас была команда: Третьяк в воротах, мы втроем в нападении. Помню, как в Германии с командой Западной группы войск играли. Хотя съездить в Испанию Валера, конечно, хотел, там же родственники у него жили. А после окончания карьеры он думал тренировать ребятишек. Однажды, чтобы Харламов быстрее восстанавливался после травмы, Тарасов его отправил в детскую спортивную школу. Он финтам ребятишек учил. Здорово у него это получалось.
В жизни у Валеры была присказка – «тридцать три». Почему именно эта цифра, не знаю... Но погиб он в 33 года (в 1981 году разбился в автокатастрофе с женой. – Прим. «Телесемь»).
Никогда не забуду, как с ним в последний раз увиделись. Я уже тогда не играл, воевал с Тихоновым (тренер ЦСКА. – Прим. «Телесемь»), чтобы меня отпустили в Ленинград. И вот накануне вылета сборной на Кубок Канады заехал на тренировку попрощаться с ребятами. Валерка ко мне подошел: «О, смотри, мне дали другую форму. Наверное, не поеду». «Да ладно, – отвечаю. – Ты лучший – и не поедешь?!» «Точно не поеду». Говорю: «Если не поедешь, скоро увидимся». Сборная отправилась в Канаду, а Валерка остался. И в один из дней приезжаю я домой, смотрю: теща ковры вытряхивает. Никогда такого не было. А оказалось, это она на нервной почве. Увидела меня и говорит: «Срочно езжай в ЦСКА. Харламов разбился». «Неужели опять Валерка во что-то влип? В какой он больнице?» Теща отвечает: «Насмерть…» Получил задание – срочно искать место для похорон. Поехали в Моссовет выбивать место для Валеры. Только там узнал, что кладбище может быть «перспективным». Нам сказали: «На Новодевичье никак, на Ваганьковском есть место только на отшибе. А вот Кунцевское – хорошее, перспективное. Там скоро будут многих знаменитых людей хоронить». Потом собирали деньги на памятник…
Косвенно в его смерти много кто виноват. Я не сделал что-то в свое время, Тихонов не взял на Кубок Канады. Это все судьба. В финале фильма про Харламова «Валерий Харламов. Дополнительное время», который я в свое время продюсировал, 12 апостолов сидят за столом, а Валера прощается с ними. Он не ушел от нас, он по-прежнему рядом.

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото ИТАР-ТАСС, кинокомпании «Централ Партнершип»