Печать 
Передачи недели

Кривое зеркало: как заказать шеф-повара

 
Оказывается, во время съемок юмористического шоу актерам не до смеха!
Накануне 1 апреля в театре Евгения Петросяна решили ударно потрудиться и снять за один день сразу три выпуска «Кривого зеркала». Корреспондент «Телесемь» не мог пропустить это событие и оказался за кулисами проекта. Первое ощущение: все не так смешно, как на сцене. То есть абсолютно не смешно, практически грустно. Как рассказали артисты, шутки за кулисами искоренил сам… Петросян. Вот не ожидал я от Евгения Вагановича такого! Может, наговаривают на него артисты?
– Да нет, – признается Петросян, – все так и есть. За кулисами шуткам места нет. Они отвлекают и расхолаживают артиста. Хотя актеры как дети: все равно шалят…

Ресторанных дел мастера

Спектакль, на съемки которого я попал, называется «Ресторан». Суть такова: на дворе кризис, артисты решают открыть ресторанный бизнес и тут же сталкиваются с массой проблем, о которых раньше и подумать не могли. Надо и название броское придумать, и персонал нанять, и меню составить.
Пока на сцене актеры разыгрывают скетчи, я аккуратно хожу за кулисами и рассматриваю таблички на дверях. Ахинея какая-то! На одной написано «Бух», на другой – «Христ» и «Вашук», на третьей – «Ваганыч».
– Что это значит? – спрашиваю у работника сцены.
Тот глядит на таблички и меланхолично бросает:
– Кликухи актеров.
– Что?!
– А что в этом такого? У них и в сценарии так же написано.
Однако! Расшифровка оказывается несложной: Христ – Христенко, Вашук – Вашуков, Бух – Буховцов, ну а Ваганыч – это, естественно, Петросян.

Макароны по полу

Наблюдать за актерами за кулисами – особое удовольствие. Ей-богу, на это зрелище надо продавать билеты! Вот туда-сюда расхаживает Михаил Вашуков в образе дамы, репетирует походку и при этом ругается:
– Я сейчас съем всю помаду! Как разговаривать? А это что здесь на полу разлито, я чуть не навернулся! То есть навернулась!
В этот момент Игорь Христенко также собирается выйти на сцену – у него в руках кастрюля с чем-то, и прежде чем предстать перед зрителями, он ее мастерски раскрывает, и… макароны из веревок летят на пол.
– Блин, ну почему всегда так, когда пора на сцену?! – шепотом кричит он. А все свободные гримеры, костюмеры бросаются помогать ему в сборе «спагетти».

Не перепутай, Кутузов!

Артисты перед каждым выходом на сцену судорожно повторяют свои тексты. Петросян, глядя на актеров, объясняет:
– Чтобы успеть снять все программы в срок, многим пришлось учить по 75 страниц текста за две недели. Да не просто учить, а придумывать образы, недосыпать, выбирать реквизит, кувыркаться, прыгать, бегать, петь, падать и получать синяки.
В суматохе можно ведь и напутать что-то!
– И такое не раз бывало, – подтверждает Евгений Ваганович. – Однажды в спектакле «Кутузов» герою должны были подать подзорную трубу. А вынесли на сцену трубу… музыкальную. Герой не смутился: сыграл на трубе марш. И сказал: «Так держать! Русские все равно победят!»

ШУТКИ «КРИВОГО ЗЕРКАЛА»

– Салат «Веселая неожиданность» – это что?
– Огурцы в молоке с селедкой.
***
– А что бы вы мне посоветовали заказать?
– Я бы на вашем месте заказал шеф-повара!
***
– У нас проблема! Официантка простудилась и слегла.
– С кем?
– С гриппом!
ВЫХОДНЫЕ, Россия, КРИВОЕ ЗЕРКАЛО
Денис УШАКОВ
Фото Сергея ДЖЕВАХАШВИЛИ, Алексея ЛАДЫГИНА